Нацистские подводники в советской Арктике
ВОЙНА
Нацистские подводники в советской Арктике
Виктор Фишман
журналист
Мюнхен
312
Нацистские подводники в советской Арктике
Сергей Ковалев — исследователь тайных нацистских баз в Арктике

Лет 15 назад из печати вышло несколько книг заместителя главного редактора журнала «Морской сборник» капитана 1-го ранга Сергея Ковалева, посвященные его исследованиям о тайных базах для немецких подводных лодок вдоль северных границ СССР. Многие из его предположений остались недоказанными, но и не опровергнутыми.

Сначала несколько слов о самом Ковалеве.

Он родился 1 марта 1959 года в поселке Сокол Вологодской области, в 1981 году окончил Высшее военно-морское училище подводного плавания им. Ленинского комсомола. Был распределен в 33-ю дивизию подводных лодок Северного флота, проходил обучение в учебном центре ВМФ. В различных должностях на атомных подлодках выполнил четыре боевые службы, в т. ч. в Карибском море и в Арктике. Работал в Госкомиссии по приему атомных подводных лодок от промышленности, командовал минно-торпедной боевой частью АПЛ, служил старшим помощником начальника отделения оперативной и боевой подготовки Видяевской дивизии подводных лодок.

В 2001 году Ковалев был назначен постоянным корреспондентом редакции журнала «Морской сборник» по Северному флоту, в этой должности выполнил семь дальних экспедиций с заходами в порты Великобритании, Исландии Норвегии и Франции. С 2009 года — первый заместитель главного редактора редакции журнала «Морской сборник».

Здесь уместно отметить, что «Морской сборник» – старейший в мире ежемесячный журнал по военно-морской тематике, официальный орган военно-морского ведомства, издающийся с марта 1848 года без перерыва и смены названия.

А теперь о теме его исследований.

В советской и зарубежной послевоенной прессе сообщалось, что во время Второй мировой войны до пяти немецких субмарин прорывались в северные воды у границ СССР, находились там от нескольких недель до полутора месяцев, минировали подходы к советским северным портам, а также атаковали конвои, шедшие по Северному морскому пути.

Выполнив боевые задачи, подлодки возвращались на свои базы в Норвегии. Сергей Ковалев обращает внимание на тот неоспоримый факт, что летняя навигация 1942 года по Северному морскому пути (которая обычно длится с конца июля по конец октября) была сорвана и что американские поставки по ленд-лизу смогли дойти лишь до порта Диксон. Далее в Архангельск и Мурманск они не смогли пройти из-за немецких субмарин.

Список советских жертв в Арктике включает около двух тысяч военных и гражданских моряков и полярников и почти 30 советских кораблей. Именно эти факты заставили Государственный комитет обороны провести специальное заседание 10 октября 1943 года, посвященное состоянию судоходства по Севморпути.

Отвечая на вопрос: «В чем причина того, что немецкие субмарины чувствовали себя по-хозяйски в советских северных морях в 1942−1943 годах?», Сергей Ковалев пришел к выводу, что с началом летней навигации в 1942–1943 годах в советских водах одновременно действовали не пять, а около 20 немецких полярных «волков», причем половина из них «охотилась» в Карском море. Такой концентрации подводных сил Германии во время Второй мировой войны не было ни на Черном, ни в Балтийском морях.

Сергей Ковалев первый показал, что недалеко от маршрутов следования советских судов по Севморпути во время войны существовало не менее 11 тайных постоянных пунктов базирования немецких подводных лодок. Эти базы использовались для пополнения запасов и несложного ремонта, краткосрочного отдыха экипажей, наблюдений за погодой, передачи метеосводок и получения координат-указаний при наведении подлодок на советские конвои.

Сергей Ковалев считает, что такие базы размещались в укромных бухтах на островах архипелагов Новая Земля (залив Ледяная Гавань), Северная Земля, Земля Франца-Иосифа (остров Земля Александры), на берегах Обской губы и Енисейского залива, на Берегу Харитона Лаптева (морское побережье центральной части полуострова Таймыр), в бухте Нордвик (море Лаптевых) на Таймыре и в устье реки Лены. Поражает то, что эти тайные вражеские базы часто размещались в непосредственной близости от советских полярных станций или наблюдательных постов Северного флота. Как они оставались незамеченными, история умалчивает!

Обнаружены они были уже после войны, и притом совершенно случайно: какой-то корабль терпел бедствие, и ему потребовалось срочно причалить к ближайшему берегу; геологическая партия искала руду и наткнулась на странные сооружения в пустынном месте и тому подобное. С этого и начались комментарии и высказывания бывалых полярников, ледовых лоцманов и гидрографов, то есть тех, кто по долгу службы имел прямое отношение к теме. Многие из них не только одобрили рассуждения Сергея Ковалева, но и подкрепили их другими фактами и личными наблюдениями. Кто-то вспомнил, что на Земле Александры советские полярники в 1950−1960 годы нашли огромных размеров подскальное углубление-грот с двумя пирсами — как раз на две подводные лодки. На острове были обнаружены хорошо сохранившиеся жилые и служебные помещения, радиостанция, радиопеленгатор, метеоплощадка, а последняя запись в журнале погоды датирована 24 мая 1944 года.

Самая далекая от линии фронта немецкая база располагалась в дельте Лены. Очевидцы, обнаружившие ее в середине 1970-х, рассказали, что на левом берегу Быковской протоки видели 200-метровый бетонный причал, рядом с ним площадку с сотнями 300-литровых бочек с соляркой и керосином.

Летом 1959 года на островах Большевик и Капля (Северная Земля) североморские гидрографы нашли странные металлические трубообразные ангары зарубежного происхождения, предназначенные, очевидно, для хранения или сборки крупногабаритных длинномерных изделий. По версии Ковалева, с этой немецкой базы планировался запуск баллистических ракет ФАУ-2, которые по самой короткой траектории — через Северный полюс — могли бы поражать объекты на территории США.

Интересно, что во время войны в Карском море произошло немало аварий советских судов, но не было аварий с германскими субмаринами. Получатся, что немецкие подводники чувствовали себя довольно уверенно, располагая точной информацией о навигационной и ледовой обстановке в различных районах.

Среди немецких подводных лодок, действовавших в советской Арктике, было несколько таких, которые выполняли не боевые, а скорее хозяйственные и транспортные задачи. Такие субмарины курсировали по одним и тем же маршрутам, не имевшим никакого отношения к преследованию советских конвоев.

Подлодку U-362 воздушная разведка Северного флота зафиксировала не менее шести раз в Карском море, где она и была потоплена в начале сентября 1944 года. Ее видели на входе в Печенгский залив, а также в Девкиной Заводи Карского моря — там, где позднее обнаружили затопленный промышленный объект.

В этом районе во время войны располагался уникальный укрепрайон с сильной противовоздушной обороной, равного которому у немцев в оккупированной Европе не было. Принято считать, что мощную оборону создали для защиты находившихся рядом медно-никелевых рудников. Но до сих пор никто не знает, зачем построили обнаруженный после войны подземный завод и какую продукцию он выпускал.

Таинственные рейсы U-362 между Карским морем и Печенгским заливом позволили ученому предположить почти фантастическую вещь — немцы в годы войны осуществляли на Таймыре добычу полиметаллических руд и редкоземельных металлов, в которых остро нуждалась военная экономика Третьего рейха. Не исключено, что здесь могли добываться и радиоактивные материалы, например соединения урана. Все это транспортными подлодками, включая U-362, доставлялось на завод в Девкиной Заводи, где подвергалось первичной обработке (возможно, это было обогащение радиоактивного сырья) и далее перевозилось в Германию. При этой гипотезе становится понятным, почему принимались чрезвычайные меры для обороны этого района — они имели прямое отношение к нацистской суперсекретной атомной программе.

Точное место организованной немцами на Таймыре горной добычи неизвестно. Вероятней всего, как утверждают геологи, оно находится где-то вблизи бухты Бирули (Берег Хaритонa Лaптевa) или вблизи бухты Марии Прончищевой (море Лаптевых).

До сегодняшнего дня не предпринято ни одной попытки детально обследовать в Арктике места таинственных находок немецкого происхождения. Ковалев неоднократно предлагал «богатым и авантюрным предпринимателям» поднять затопленную U-362 для проверки груза, который подлодка везла (технически это вполне возможно, лодка лежит на глубине 44 метра, недалеко от острова Уединения в Карском море, корпус цел). Но тех, кто взял бы на себя осуществление подобного замысла, не нашлось.

Предпринять новые поиски для подтверждения своих гипотез или опровергнуть критику в свой адрес Сергей Ковалев уже не мог — он умер в июле 2011 года, в пятидесятилетнем возрасте.

Заинтересованные лица считают, что остатки немецких баз, склады и схроны на российском Севере можно отыскать и сегодня, но организовать поиски следует, не теряя времени: Арктика под воздействием потепления быстро освобождается от тайн Третьего рейха.

А жаль, ведь устройство тайных баз для немецких субмарин и взлетно-посадочных полос для немецких самолетов в советской Арктике — это, безусловно, звенья общего замысла, о котором мы не имеем даже приблизительного представления. И замысел этот формировался где-то в верхних управленческих этажах Третьего рейха, был хорошо скоординирован, продуман и до известной степени осуществлен.

Раскрытие этой тайны помогло бы заполнить белые страницы истории Второй мировой войны и раскрыть неизвестные нам возможности пустующих сегодня берегов Арктики.


29 декабря 2020


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
89833
Виктор Фишман
71956
Сергей Леонов
70732
Борис Ходоровский
63986
Богдан Виноградов
50927
Дмитрий Митюрин
38963
Сергей Леонов
34861
Роман Данилко
32805
Борис Кронер
23359
Светлана Белоусова
21777
Наталья Матвеева
21421
Светлана Белоусова
21346
Александр Егоров
20786
Татьяна Алексеева
20479
Дмитрий Митюрин
18916