Наш дед — советский офицер!
ВОЙНА
«Секретные материалы 20 века» №11(423), 2015
Наш дед — советский офицер!
Александр Котлов
журналист
Львов
110
Наш дед — советский офицер!
Михаил Витебский (справа) с товарищами. Львов. 1939-й

«Нет в России семьи такой, где б не памятен был свой герой…» В нашей семье тоже были такие люди… Я расскажу о крестном моего папы, который был мужем его тети и стал для него почти что отцом. В моей памяти о нем сохранилось несколько коротких детских воспоминаний. И как жаль, что я не был тогда старше и умнее, ведь я бы о многом попросил его рассказать!

ЛЬВОВ. 1939-й

Это история простого офицера, который любил Родину, отважно сражался за нее в Великую Отечественную и честно служил ей в мирное время.

Его звали Михаил Витебский. Он родился в 1913 году в Киеве, в интеллигентной семье. Я ничего не знаю о его детстве и юности, но, конечно, были они нелегкими — Первая мировая война, революции, Гражданская, время смут и крови…

Дед мой был отличным шофером. В 1936 году ушел добровольцем в Красную армию. В какой части служил, не знаю, но служил отлично, потому как в 1939-м был уже лейтенантом, успев по направлению окончить пехотное училище.

Стал офицером интендантской службы — это я узнал из его военного билета, который попал мне в руки несколько лет назад, а потом был утерян. Помню, что местом его службы указывался какой-то военный склад.

По воспоминаниям отца, дед служил сначала в 6-й армии, которую сформировали в сентябре 1939 года в Киевском Особом военном округе перед походом Красной армии на Западную Украину и Белоруссию. Также из наградных документов на медаль «За оборону Сталинграда» следует, что в период Великой Отечественной войны служил в автороте штаба Юго-Западного фронта.

В общем-то, интенданты не пользовались особым уважением со стороны строевиков, и многие фронтовики-ветераны поминают их недобрым словом, но мне краснеть за моего деда не приходится — он за чужие спины не прятался, не раз вступал в бой, пулям не кланялся, был ранен, имеет заслуженные боевые награды. Медаль за Сталинград я уже упомянул — об остальных расскажу ниже.

Итак, осенью 1939 года в составе 6-й армии (тогда ею командовал генерал-лейтенант Голиков, в 1940-м командармом стал генерал-лейтенант Музыченко) Михаил Витебский участвовал в походе Красной армии на запад, в ходе которого в состав Советского Союза были включены территории Западной Украины и Западной Белоруссии.

На одном из фото, сделанном в октябре 1939 года во Львове, он запечатлен с двумя товарищами.

Дед в то время был уже женат, получил квартиру недалеко от центра города. В эту квартиру Михаил Витебский с женой, мои прадед с прабабкой, папины родители с отцом, которому тогда было всего два года, и вселились снова после войны, в 1946 году. С той поры мы и живем во Львове.

В 1939-м в городе поначалу было неспокойно, боевики польского Сопротивления убивали советских офицеров. Однажды едва не погиб и дед. Он с супругой пошел в кино, и когда после сеанса выходили из кинозала, на них напали. Дед увидел направленный на него пистолет и понял, что не успевает выхватить свое оружие. Спасла его жена, закрыв собой: боевик на спусковой крючок не нажал — не захотел делать вдовой такую красивую женщину.

Запомнилась еще одна деталь — местные поляки, если офицер шел по улице, перед ним расступались: у них в Польше с большим уважением относились к офицерам, да и вообще военнослужащие имели в польском обществе высокий статус.

ФРОНТОВЫЕ ДОРОГИ

Летом 1941 года после нападения фашистской Германии на СССР 6-я армия сражалась в составе Юго-Западного фронта (командующий — генерал-полковник Кирпонос), сдерживая натиск врага северо-западнее Львова. Потом последовало отступление на восток, в ходе которого армия влилась в состав Южного фронта (командующий — генерал-лейтенант Рябышев) и в августе 1941 года попала вместе с частями 12-й армии в окружение под Уманью. Вырваться из этого «котла» удалось немногим. Командарм Музыченко тоже попал в плен, из которого был освобожден в конце апреля 1945 года американцами, причем преследованиям со стороны НКВД не подвергался и был восстановлен в Советской армии.

Не знаю, как сражался Михаил Витебский в эти тяжелые первые военные месяцы. Но думаю, что сражался храбро. Помню из рассказов отца, что в бою он действовал четко и хладнокровно: например, при авиабомбежках не вжимался в землю, а знал, что следует бежать навстречу самолету, который сбрасывает бомбы. (Позже, уже после войны, этот опыт спас жизнь его супруге, когда в поле во время грозы на нее падал кусок высоковольтного кабеля с линии передач. Она бросилась вперед, проскочила под ним, а пасшимся неподалеку корове и двум телятам кабель, как ножом, срезал головы.)

6-я армия после переформирования в августе 1941 года в составе Юго-Западного фронта обороняла линию Днепра и Донбасс. Потом дед сражался под Воронежем.

Кажется, именно к этому периоду относится его рассказ о том, как во время одной страшной бомбежки он спасся благодаря тому, что заполз под один из тракторов-тягачей их части.

Потом была грандиозная битва на Волге. Удостоверение к полученной Михаилом Витебским медали «За оборону Сталинграда» было датировано 24-м декабря 1942-го, то есть в самый разгар этой эпопеи. Дед тогда служил в автороте штаба Юго-Западного фронта (командующий — генерал армии Ватутин), в состав которого с декабря 1942 года была включена 6-я армия. Юго-Западный фронт участвовал в контрнаступлении под Сталинградом (ноябрь 1942-го — февраль 1943-го). За участие в этих боях дед и получил медаль. Что дальше… Мало я знаю, ох мало…

Из рассказов отца знаю, что потом наш дед воевал на 2-м Прибалтийском фронте (командующий — маршал Говоров), который освобождал Эстонию и Латвию, сражаясь против группы армий «Север», а после ее окружения добивал Курляндскую группировку фашистов. Михаил Витебский участвовал в штурме «колыбели прусского милитаризма» и был награжден медалью «За взятие Кенигсберга» (вручена в 1946-м) и орденом Красной Звезды (вручен в 1947-м).

Еще одна группировка немцев зацепилась на Куршской косе. Дед угодил тогда в штрафбат — отмечали день рождения боевого товарища, выпили всего по рюмке спирта, кто-то донес… В результате лишили звания старшего лейтенанта, наград, исключили из партии. Пришлось познакомиться с методами «работы» особистов.

Штрафники шли в бой с винтовками, как известно. А врага роте деда предстояло выбивать с хорошо укрепленной позиции. Но ничего, выбили, закрепились. За героизм, проявленный в том бою, Михаилу Витебскому вернули звание и награды, но в партии не восстановили. Потом, после войны, в 1960-е годы, он так и не вернулся в ряды КПСС, не захотел, хотя предлагали, и весьма настойчиво.

Дальше было участие в боях за Берлин. Тогда нашего деда серьезно ранило — в бою близким взрывом снаряда его отбросило на танк Т-34, рана и травмы ноги оказались тяжелейшими, наши хирурги хотели ампутировать. Спас ему ногу пленный немец, военный хирург, генерал-лейтенант по званию (не знаем его имени), который буквально «склепал» ее из мелких кусочков. Позже было лечение в военном санатории в городе Бад-Ландек (сейчас — Лендек-Здруй на территории Польши, в Нижнесилезском воеводстве).

В 1946 году демобилизовался и уволился в запас в звании капитана. Вернулся домой…

ОНИ УХОДЯТ

После войны дед Миша работал шофером во Львове — сначала на велосипедном заводе, потом на телевизорном заводе «Электрон», был заведующим гаражом, ушел на пенсию начальником отдела снабжения в 1973 году. Работал отлично, против совести не шел никогда.

В 1970-е годы ему предложили выехать в Израиль — имелись там у него какие-то родственники. Он гордо ответил: «Какой может быть Израиль?! Я — советский офицер!» Это звание он с гордостью пронес через всю свою жизнь…

Дед Миша рано ушел из жизни — он умер в 1984-м от склеротического поражения сосудов мозга, в последние годы жизни из-за этого терял память. Похоронен на Яновском кладбище во Львове. Я помню, как много людей пришло с ним попрощаться. У него было много друзей и не было врагов. Кто-то из его друзей сказал: «Этот человек никому никогда не сделал зла». Ну, может, только фашистам…

Вот такая история — настоящего человека, офицера, верного сына своей Отчизны. А сколько их было? И почему до того, как они ушли, мы толком так и не расспросили их о пережитом?

А теперь восстанавливаем их биографии по отрывистым детским воспоминаниям и пожелтевшим от времени документам. Может быть, выспросили бы толком — и чему-то научились…


6 Мая 2015


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
85183
Виктор Фишман
68610
Борис Ходоровский
61002
Богдан Виноградов
48050
Дмитрий Митюрин
34176
Сергей Леонов
32085
Сергей Леонов
31868
Роман Данилко
29950
Светлана Белоусова
16333
Дмитрий Митюрин
16085
Борис Кронер
15392
Татьяна Алексеева
14526
Наталья Матвеева
14216
Александр Путятин
13939
Наталья Матвеева
12433
Светлана Белоусова
11935
Алла Ткалич
11713