Кто подставил PQ-17?
ВОЙНА
Кто подставил PQ-17?
Андрей Нечипоренко
журналист
Санкт-Петербург
180
Кто подставил PQ-17?
Ветераны полярных конвоев

Разгром немецкой авиацией и флотом арктического конвоя PQ-17 по официальной британской версии, стал жертвой трагической ошибки.

Получив 4 июля 1942 года информацию об угрозе атаки конвоя германской эскадрой во главе с линкором «Тирпиц», первый лорд британского Адмиралтейства адмирал Паунд отдал приказ охраняющим крейсерам контр-адмирала Гамильтона отойти, а транспортам рассредоточиться. Беззащитные суда стали жертвами самолетов и подлодок противника. Из 35 транспортов и танкеров до советских берегов с трудом дошли 11, а два судна вернулись в Исландию. Из груза на дне осталось 210 самолетов из 297 отправленных, 430 танков из 584, 3550 автомобилей из 4246 и много прочего добра. Из состава команд судов погибло 153 человека.

Впоследствии британцы утверждали, что союзные крейсеры пошли помогать своим линкорам топить «Тирпиц», да тот удрал. Особенно отличился с отмыванием мундиров британских адмиралов беллетрист Михаил Веллер, да и создатели душещипательного сериала «Конвой PQ-17» постарались. Однако защитники британцев до сих пор не могут решить, что, собственно, те задумывали? Одна их версий — хотели расправиться с зловредным «Тирпицем». Но есть и другая точка зрения, ныне разделяемая большинством западных историков: англичане, наоборот, страшно боялись германского флагмана. Вот и пришлось Паунду срочно уводить крейсера Гамильтона под защиту линкоров, дабы ударить объединенными силами.

Первая версия опровергается одним взглядом на карту похода конвоя. Отойдя от норвежских берегов 5 июля, «Тирпиц» взял курс на восток. А крейсера уже с вечера 4-го уходят на запад, проскакивая между Шпицбергеном и островом Медвежий. Довольно странно ловить врага, двигаясь тремястами милями севернее него, да еще и в противоположном направлении. Более того, якобы охотясь на «Тирпица», англичане толком не знали, где его искать. «Предполагается, что вражеские тяжелые корабли севернее Тромсе, — меланхолично радировали на PQ-17 из Адмиралтейства, — после отдачи приказа рассеяться — но недостоверно, повторяю, недостоверно, что они вышли в море», — пишет в своей книге Джон Эгертон Брум, командир охранения арктического конвоя.

Странности не прекращаются и после разгрома каравана. Признав случившееся следствием угрозы нападения «Тирпица», союзники до осени 1943 года… вообще прекращают какие-либо попытки его атаковать. Вот и возникает вопрос: действительно ли в Лондоне так уж жаждали уничтожения бронированного монстра? Или с криками: «Держите нас семеро, не то убьем гада» — Адмиралтейство просто изображало охоту на него?

И неужели «Тирпиц» был действительно столь грозен? Для начала оценим количество кораблей обеих сторон. У немцев, кроме «Тирпица», для атаки PQ-17 были предназначены «Лютцов», «Шеер», «Хиппер» плюс дюжина эсминцев и миноносцев. Союзные же силы были куда внушительнее. Против «Тирпица» у них в эскадре дальнего прикрытия адмирала Товея шли мощные линкоры «Вашингтон» и «Дюк оф Йорк». Тут же рассекал волны авианосец «Викторьез» с 33 самолетами. Линкоры и авианосец сопровождают тяжелый крейсер «Камберленд», легкий крейсер «Нигерия» и 14 эскадренных миноносцев. Плюс у Гамильтона были британские тяжелые крейсера «Лондон» и «Норфолк», более мощные американские «Уичита» и «Тускалуза» и три эсминца. Еще шесть эскадренных миноносцев стерегли непосредственно транспорты.

Казалось, вдвое меньшая германская флотилия при любом раскладе союзникам не страшна. Тем не менее, моряки двух прославленных флотов, где традиции отважных атак на превосходящие силы врага поддерживаются веками, так спешно ретируются. И это при том, что вражеские корабли находятся где-то в сотнях миль!

Может быть, немецкие корабли были настолько сильнее союзных, что количество вымпелов не имеет значения? Но один только «Вашингтон», не уступая «Тирпицу» в броневой защите, значительно превосходил его по вооружению. Залпы девяти 406-миллиметровых орудий «американца» куда разрушительнее огня восьми 380- миллиметровых пушек немецкого оппонента. Точно так же «Дюк оф Йорк» с десятью 356-миллиметровыми орудиями и броневой защитой, рассчитанной на бой с равным по классу противником, с гарантией отправляли на дно и «Шеер», и «Лютцов».

В бою у Нордкапа 26 декабря 1943 года английские крейсера «Белфаст», «Шеффилд» и «Ямайка» атаковали «Шарнхорст». Используя преимущество в радиолокационной технике, британцы влепили в противника как минимум семь снарядов, получили в ответ всего два и без проблем сумели навести на цель «Дюк оф Йорк». Благодаря надежной броне германский линейный крейсер продержался три часа, но в итоге все равно пошел на дно. Совершенно очевидно, что хрупкие «карманные линкоры» «Дюк оф Йорк» утопил бы куда быстрее. Да еще, пожалуй, сумел бы «без отрыва от производства» по «Тирпицу» ударить!

Немцы силу вражеского флота осознавали прекрасно. Двигайся главная союзная эскадра поближе к PQ-17, они из норвежского Альтен-фьорда и носу не высунули бы! После гибели «Бисмарка» Гитлер трясся над своими малочисленными линкорами, как Кощей над яйцом с иголкой, и потому при малейшем риске запрещал пускать их в дело. Тем не менее, германские корабли спокойно шли на перехват конвоя, прекратив операцию лишь после обнаружения своего движения сперва советской подлодкой К-21, а затем британской «Аншейкн».

Всего месяцем позже британский флот проводит операцию «Пьедестал», и весь страх перед соколами Геринга и подводными волками Деница куда-то испаряется. Ведя на Мальту конвой для снабжения собственного флота, английские адмиралы бестрепетно ставят едва ли не в общий строй с транспортами два линейных корабля и четыре авианосца. И они прекрасно шли, невзирая на все вражеские бомботорпедные подарочки.

Вряд ли эскадре Товея немецкие летчики и подводники представлялись страшнее, чем кораблям, охранявшим мальтийский конвой. Скорее наоборот, из-за отдаленности маршрута PQ-17 от норвежских баз германским бомбардировщикам и торпедоносцам было куда труднее. Приходилось действовать на пределе дальности и без истребительного прикрытия. Да и было немецких самолетов явно недостаточно, чтобы одновременно эффективно атаковать транспорты и военные корабли с сотнями зенитных установок и отличными радарами.

Не слишком легко было действовать в присутствии 23 эсминцев и германским подводным лодкам. Да и у союзников тоже вместе с караваном шли две субмарины, а возле норвежских берегов патрулировал еще десяток. Получив от них пару торпед, любой из вражеских кораблей имел все шансы не вернуться на базу. При любом раскладе морское сражение заканчивалось для кригсмарине столь печально, что немцы на него никогда бы не пошли. Естественно, англичане это прекрасно знали, а «Тирпиц» оказался для них очень удобным пугалом, не раз позволявшим оправдывать заморочки с конвоями.

Некоторые исследователи признают прокол, но пытаются все свалить на скончавшегося вскоре после разгрома каравана первого лорда Адмиралтейства. Хорошо, предположим, что в Адмиралтействе случайно оказался трусливый Дадли Паунд, который все и испортил. Но трусостью одного адмирала случившуюся катастрофу объяснить невозможно. Ведь по большому счету сам приказ Паунда особо разрушительных последствий не имел.

Роль крейсеров в охране каравана от подлодок и авиации не столь велика: защищать транспорты было кому и без них. В одном строю с грузовыми судами все еще двигалось девятнадцать боевых кораблей разных типов с множеством зениток и большим запасом глубинных бомб. Даже рассредоточившись мелкими группами по четыре-пять транспортов и два-три конвойных корабля, PQ-17 все равно проходил.

Увидев отход Гамильтона, командующий отрядом из шести миноносцев непосредственного сопровождения транспортов капитан 2-го ранга Брум неожиданно предлагает контр-адмиралу присоединиться к нему. Тот немедленно соглашается, и оборона конвоя слабеет еще на сотню универсальных орудий и зенитных автоматов. Впоследствии оба командира утверждали, что Адмиралтейство вело их в заблуждение, обещав бой с «Тирпицем». Но это откровенная ложь. Ни в одной радиограмме из «Лондона» ни малейшего указания на грядущую баталию нет. Более того, Бруму вообще никто не приказывал уходить. Однако он уходит вслед за крейсерами, напоследок велев: «Оставшимся эскортным кораблям самостоятельно следовать в Архангельск».

Именно этот приказ наносит каравану последний удар. Вспомогательные крейсеры ПВО «Паломарес» и «Позарика», четыре корвета, три противолодочных корабля, переделанные из траулеров, и три тральщика повинуются и бросают своих подопечных. Когда капитан «Позарики» Лоуфорд предлагает все-таки не совершать такой ошибки, старший по званию командир «Паломареса» капитан 1-го ранга Джонси прямо запрещает ему защищать транспорты. Лишь командир британского траулера «Айршир» лейтенант Грэдуэлл плюет на распоряжение начальства и таки доводит три американских судна до места назначения, но он такой один... Все прочие либо тупо подчиняются приказам, обрекающим конвой на гибель, как Гамильтон, либо, официально не получив их, бросают транспорты на растерзание, как Брум. И поскольку очень сложно предположить среди английских моряков эпидемию трусости, приходится подозревать, что почтенные сэры не паниковали, а действовали строго по плану. И план этот предполагал сознательную подставку конвоя немцам, дабы те с гарантией пустили его на дно.

Для чего? Вспомните обстановку на фронтах на 4 июля 1942 года. Именно в этот день пал Севастополь. Рушатся Брянский, Юго-Западный и Южный фронты, и Советский Союз вновь оказывается на грани разгрома. Но одновременно с этим на Средиземноморском театре войск гитлеровского Евросоюза приближаются к Суэцкому каналу и усиливают блокаду Мальты. Своя рубашка ближе к телу: танков с самолетами на всех не хватает. А значит, поневоле встает вопрос о радикальном сокращении поставок по ленд-лизу.

Ну а поскольку просто так отказывать СССР рискованно и не соответствует имиджу благородных джентльменов, требуется весомый повод. И разгром крупнейшего на сей момент каравана для СССР — как раз то, что надо!

Своей цели лондонские хитрецы достигли. Как отмечают в своем исследовании «Военно-воздушные силы Великобритании во Второй мировой войне» Ричардс и Сондерс, «намечавшаяся отправка конвоев в Россию была временно отложена». Само собой, Гамильтон, Брум и другие благоразумно промолчали о негласных распоряжениях начальства. А своевременно скончавшийся через несколько месяцев после гибели PQ-17 лорд Паунд выступил в роли чрезвычайно удобного козла отпущения.

Черчилль не скрывал своего торжества. Сколько раз он выступал против отправки северных конвоев, а теперь немцы блестяще подтвердили его правоту! Всего за полтора месяца до отправки PQ-17 сэр Уинстон уступил давлению Сталина, сообщив, что «операция будет оправданна, если половина доберется до места». И надо же случиться, что именно семнадцатый конвой из серии PQ потерял две трети судов — больше, чем шестнадцать предыдущих, вместе взятые! Поэтому уже 18 июля 1942 года британский премьер заявляет Сталину, что не считает правильным рисковать своим флотом к востоку от острова Медвежий, и конвоев пока не будет.

Однако Сталин проявил настойчивость, и 2 сентября 1942 года в СССР направился караван PQ-18, добравшийся через две недели до Архангельска. Из 43 шедших в его составе судов немцы потопили 13. Потопили бы и больше, но на сей раз капитанов конвойных кораблей, похоже, подобрали менее тщательно.

Тем не менее, большие потери и готовящаяся высадка в Африке позволили тормознуть следующие конвои почти до конца года. В самые тяжелые дни боев на Волге и Кавказе в Мурманск пришло лишь несколько одиночных судов. Отправка конвоев возобновилась только 15 декабря, после начала контрнаступления под Сталинградом, когда стало ясно, что СССР войну не проиграет.


30 октября 2020


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
89053
Виктор Фишман
71232
Сергей Леонов
65225
Борис Ходоровский
63346
Богдан Виноградов
50314
Дмитрий Митюрин
38072
Сергей Леонов
34234
Роман Данилко
32027
Борис Кронер
21909
Светлана Белоусова
20421
Наталья Матвеева
19794
Светлана Белоусова
19546
Татьяна Алексеева
18316
Дмитрий Митюрин
18275
Татьяна Алексеева
17517
Наталья Матвеева
16820