Кокосы для пленных немцев
ВОЙНА
«Секретные материалы 20 века» №14(478), 2017
Кокосы для пленных немцев
Дарья Бакулина
журналист
Санкт-Петербург
135
Кокосы для пленных немцев
Пленные в очереди за чаем перед Маршем побежденных. Москва, Ходынское поле. 17 июля 1944 года

Советские солдаты, попавшие в плен к немцам, испытывая муки голода, не могли даже представить, что немецкие военнопленные в русском плену будут получать хлеба больше, чем жители блокадного Ленинграда. А также бунтовать против намерения лагерного начальства сделать им короткие стрижки, копить деньги на личную пекарню в Германии и посмеиваться над сотрудниками НКВД, которые впервые увидели кокосовый орех. Об этой стороне жизни в советское время не говорилось.

ЛИШЕНИЕ ПИЩИ ПОЛИТИЧЕСКИ ВРЕДНО

23 июня 1941 года военным советам Северо-Западного, Западного и Юго-Западного фронтов была направлена секретная телеграмма по линии Наркомата связи СССР. В ней сообщалось о нормах питания для немецких военнопленных: крупа — 90 граммов, макаронные изделия — 100 граммов, мясо — 40 граммов, масло растительное — 20 граммов, сахар — 20 граммов, картофель и овощи — по 600 граммов, томат-пюре — шесть граммов, перец красный или черный — 0,13 грамма, лавровый лист — 0,2 грамма, соль — 20 граммов.

Если мяса на продовольственных складах не было, то вместо него разрешалось выдавать мясные консервы — 29 граммов или заменять их салом-шпиком — 40 граммов. Рыбу тоже можно было заменять рыбными консервами — 90 граммов в день. Кроме того, в месяц военнопленным полагалось пять пачек махорки по 50 граммов каждая, пять коробок спичек и 200 граммов хозяйственного мыла.

В конце телеграммы говорилось: «Лишение пищи недопустимо, политически вредно».

На самом же деле продовольственное обеспечение военнопленных было недостаточным. Командование советской армии обратило внимание на эту острую проблему после победы в Сталинградской битве, в ходе которой немецкие солдаты были сильно истощены. Согласно показаниям генерал-фельдмаршала Фридриха Паулюса, окруженцы получали в день минимальный набор продуктов — половину своего дневного рациона, а в некоторые дни не питались совсем.

Немецкий полковник Геринг Динглер рассказал, что солдатам выдавалось всего лишь по 100 граммов хлеба, а после рождественских праздников и того меньше — 50 граммов. Потом и этого скудного хлебного куска все солдаты были лишены, за исключением тех, кто непосредственно находился в окопах.

Когда советские войска захватили в плен более 91 тысячи немецких солдат, они представляли собой жалкое зрелище. Советское руководство осознало масштаб катастрофы, лишь когда десятки тысяч пленных оказались мертвыми. Начальник санитарной службы 62-й армии Михаил Бойко докладывал об опасности голода и преждевременной гибели сотни солдат, труд которых мог быть использован в народном хозяйстве страны.

В срочном порядке вышло несколько приказов. Один из них касался норм питания, которые стали применяться в зависимости от состояния человека: если болен — получай одну норму, если пленный попал в приемный пункт НКВД, полагалась уже вторая норма, в лагерях — третья, в госпиталях — четвертая.

КОГДА ХЛЕБА СТАЛО БОЛЬШЕ

Норма выдачи хлеба для военнопленных изменилась в лучшую сторону с 1943 года. В одни руки пленные уже могли получить не 400 граммов в сутки, а 600. Те, кто выполнял на работе до 50% установленного плана, мог получить 650 граммов хлеба; выполнившие 100 % нормы - 1 килограмм хлеба. В госпиталях ослабленным больным хлеба выдавали на 25 % больше. С середины 1943 года пленным, питающимся по основной норме, стали выдавать по 120 граммов рыбы в день.

Распорядок дня во всех лагерях был примерно одинаковым. На завтрак давали в основном суп, хлеб, чай. Обедали кашей из пшена, иногда — из картошки, это блюдо военнопленные тоже называли кашей. Иногда лагерное начальство, стремясь подкормить своих подопечных, нарушало нормы выдачи каши: например, в Саратовской области пленные получали ее вдвое больше — этот факт выявился после проведенной контрольной проверки.

Согласно нормам питания советской Академии медицинских наук, в среднем военнопленный должен был получать 2533 килокалорий в день. Для сравнения: пленные красноармейцы в плену получали пищу, энергетическая ценность которой составляла около 900 килокалорий в сутки. Это почти вдвое меньше, чем минимальный расход энергии человеческим организмом: 1700 ккал в сутки — мужчины, 1500 ккал в сутки — женщины.

СЕРДОБОЛЬНЫЕ РУССКИЕ БАБЫ

Особенно примечательны случаи, когда русские женщины отдавали последнюю краюшку хлеба военнопленным. Женщины относились к пленным с жалостливой ненавистью. «Однажды, — вспомнил Алексей Павлов, коренной житель города Ростова-на-Дону, — моя бабушка вышла из магазина, прижимая к руке полученный хлебушек. А тут из-под подкопа вылез немец. Он был такой жалкий, голодный и оборванный, что у моей мамы что-то перевернулось в душе, и она отдала ему свой последний хлеб. Немец схватил его и полез снова к себе обратно. За забором начался шум, — видно, другие немцы набросились на этот хлеб и пытались делить его между собой».

Советский фильм «Подранки» стал своего рода официальной классикой отношений к военнопленным. Один из главных героев — подросток, воспитывающийся в детском доме, — по много часов наблюдал за жизнью немецких пленных. Казалось, они вдоволь наедались, и один из них — жирный, упитанный немец даже играл на губной гармошке. В фильме, чтобы отомстить за погибших родителей, мальчик подорвал гранатой немца и себя. Но в обыденной жизни все было иначе. Зачастую немецкие военнопленные оставались жить в России, обрастали семьями и вполне благополучно трудились на благо своей новой Родины.

Второй перелом в питании немецких военнопленных произошел в 1945 году. Было введено пять основных норм питания. Все зависело от звания и степени виновности пленного. Рядовые и унтер-офицеры получали по 600 граммов хлеба в сутки на каждого человека, а вот если попадали на гауптвахту или находились под следствием, то норма выдачи хлеба снижалась на 200 граммов и составляла 400 граммов. Пленным, пожелавшим стать курсантами антифашистских школ, полагалось 700 граммов хлеба. В госпиталях больные получали хлеб двух видов: ржаной — 400 граммов и пшеничный — 200 граммов. Больным дистрофией полагалось только 500 граммов хлеба и 10 граммов подболченной муки в день — это кушанье называлось «болтухой».

Что касается японских пленных, были приняты во внимание их особенности питания и национальная кухня. Хлеб выдавался из муки 96% помола (немцы получали хлеб 65% или 72% помола). Кроме того, японцы получали 300 граммов риса и даже национальную приправу мисо. Для работающих японцев эти нормы увеличивались на 25%, плюс к ним добавлялись продукты в зависимости от нормы производственной выработки.

Для больных японских пленных выделялось 200 граммов хлеба и 400 граммов полуочищенного риса. В 1946 году нормы питания для японских военнопленных были увеличены: на 50 граммов больше стали выдавать хлеба, крупы, рыбы. Овощей в рационе и вовсе прибавилось на 200 граммов.

ЧЕРНЫЙ РЫНОК И ГЕНЕРАЛЬСКАЯ СТОЛОВАЯ

Иногда в лагерях случались ЧП. Например, венгерские офицеры отказались принимать пищу потому, что лагерное руководство приняло решение всех коротко постричь перед отправкой на родину. В результате домой они уехали со своими прическами.

Еще любопытный факт: в 1947 году на территории лагерей разрешили организовать торговлю медом, овощами, молочными продуктами, соленьями, грибами. Более того, руководство НКВД предписало начальникам лагерей организовать лов рыбы.

Открывались в лагерях и буфеты, где можно было отовариться за свои деньги. Правда, из зарплаты пленного вычитались средства на его содержание, но большая часть все же выдавалась на руки. Зарплата рядового обычно составляла 7 рублей в месяц, офицера - 30 рублей, а самыми обеспеченными были десятники или бригадиры, получающие 100 рублей, если их подчиненные выполнили план работ. Для сравнения: стакан табака на черном лагерном рынке в среднем стоил около 15 рублей.

Лагерное начальство смотрело на такие рынки сквозь пальцы. Наибольшим спросом пользовалось свинина. Мясники и их помощники проносили мясо, пряча его в карманы брюк, обматывая кусками тело. Воровали и хлеб из пекарни.

Немецкие генералы питались по другим нормам. Фридрих Паулюс вместе с 22 немецкими генералами попал в Ивановскую область, в специальный лагерь № 48. Бывшая медсестра Татьяна Мотова следила за их самочувствием, добывала лекарственные травы для Паулюса, которого беспокоила болезнь желудка. Однако травы фельдмаршалу не помогали. Тогда была проведена успешная операция, после которой Паулюс прожил еще 10 лет.

Каждый день к 7 часам утра генералы приходили в благоустроенную лагерную столовую, где их ожидали красиво сервированные столы. По нормам им полагалось сливочное масло, белый хлеб, отварная говядина. В генеральской столовой работали пленные итальянцы-повара. В праздничные дни генералам можно было выпить несколько бокалов пива.

Привилегированное положение высшего командного состава в плену вызывало раздражение рядовых. Один из немецких солдат с негодованием написал после возвращения на родину о том, как офицеры в плену хорошо питались и с радостными возгласами катались на коньках по замерзшей речке.

Впрочем, не всем пленным немецким генералам так повезло. Генерал-лейтенант Ганс Баур, обергруппенфюрер СС, личный пилот Гитлера, присутствующий в рейхсканцелярии при последних минутах жизни фюрера, получил ранение в ногу, которую пришлось ампутировать, и попал в плен. На протяжении нескольких лет его держали в Бутырках и на Лубянке. В своих воспоминаниях Баур значительное место отвел рассказу о тюремной еде. В госпитале он получал кашу, которая ему страшно надоела, в московских тюрьмах возненавидел рыбный суп, который, по его словам, был таким жидким, что виднелось дно тарелки.

Когда, добиваясь от тюремного начальства разрешения написать своей семье письмо, Баур объявил голодовку, следователь НКВД приказал кормить его насильно. Три дня пищу вливали в него при помощи зонда. Баур с негодованием писал, что при этом его крепко держали за руки и ноги несколько человек, а медсестра заталкивала ему в рот резиновый катетер. Один венгр тоже решил так бунтовать, но когда Баур рассказал ему о насильственном кормлении, он от этой идеи отказался.

Иногда пленные получали от родственников из Германии денежные переводы и посылки. Курьезный случай описал в своей книге бывший личный пилот Гитлера. При досмотре полученной посылки сотрудники НКВД никак не могли разобраться с кокосом. Они не могли понять, что же это за предмет и, услышав внутри характерное бульканье, решили, что внутри находится запрещенный к передаче спирт. Тогда они позвали лагерного плотника, который просверлил в орехе дырку, и кокосовое молоко, конечно же, вытекло. Немцы смеялись, видя тщетные попытки надзирателей разобраться с орехом. Наконец немецкий доктор принес книгу, где был изображен этот загадочный орех, и тогда русские узнали правду.

РЕПАТРИАЦИЯ

В середине 1945 года началось освобождение пленных. Первыми отбыли на родину более 600 000 человек, которые были отнесены в разряд больных или согласившихся проживать на территории ГДР. В 1947 году объявили, что следующий год станет годом всеобщей репатриации (исключение составляли служащие частей СС и полиции). Однако с 1948 года лагеря стали покидать лишь пожилые, тяжелобольные и неработоспособные заключенные. Впрочем, некоторые пленные, умело «закосившие» под мнимые болезни, имели возможность официальным путем отправиться домой. Тогда же освобождали и пленных из легиона французских добровольцев. В дорогу всем выдавался сухой паек.

Окончательно процесс репатриации завершился в 1950 году. Срок отбывать остались только военные преступники.

Около 3 486 000, по немецким данным, а по советской статистике — 2 389 560 немцев прошли через русский плен. И остались в живых. Лишь 14,9% немцев погибло. А из 5 270 000 плененных вермахтом русских солдат погибло больше половины…


14 июня 2017


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
87780
Виктор Фишман
70273
Борис Ходоровский
62486
Богдан Виноградов
49721
Сергей Леонов
48168
Дмитрий Митюрин
36671
Сергей Леонов
33461
Роман Данилко
31252
Борис Кронер
19197
Светлана Белоусова
18846
Дмитрий Митюрин
17477
Светлана Белоусова
17389
Татьяна Алексеева
16921
Наталья Матвеева
16174
Наталья Матвеева
16147
Александр Путятин
14817
Татьяна Алексеева
14688