Халхин-Гол. Первая фаза Второй мировой?
ВОЙНА
Халхин-Гол. Первая фаза Второй мировой?
Александр Путятин
писатель
Москва
283
Халхин-Гол. Первая фаза Второй мировой?
Окопные бои на Халхин-Голе на сопке Ремизова

На вопрос, когда началась Вторая мировая война, ответит почти любой российский школьник. И даже объяснит, почему историки выбрали именно этот, а не какой-то другой день. 1 сентября 1939 года немецкие армии пересекли границу Польши, после чего ее союзники, Англия и Франция, объявили Германии войну. Таким образом, в вооруженную борьбу вступили три великие державы, что превратило региональный конфликт в мировой.  

Однако общепринятой эту дату считают только в Европе. Америка уже не так единодушна, а житель Пекина назовет скорее 7 июля 1937 года – день, когда Япония напала на Китай. В защиту своего мнения он приведет десятки аргументов. Это и грандиозный масштаб боев 1937–1939 годов, и огромное число сражающихся, и миллионные потери. Вспомнит об инструкторах из СССР и США, об иностранных летчиках, помогавших его народу в освободительной борьбе, о военной технике, поставлявшейся из разных стран.

Японец примется доказывать, что мировой масштаб война приобрела 7 декабря 1941 года, когда начались сражения на Тихом океане, а до того были локальные конфликты, не связанные друг с другом. Дата иная, но принцип тот же – по-настоящему мировой война становится в тот день, когда его родина вступает в бой не на жизнь, а насмерть.

Однако не все предложения азиатских историков узконациональны. Есть и универсальная дата, не уступающая европейской по обоснованности. Это 11 мая 1939 года – первый день сражения у реки Халхин-Гол. С учетом идущей уже второй год японско-китайской войны получается та же ситуация, что и 1 сентября. В конфликт втянулись три великие державы – СССР, Япония и Китай. Они мобилизовали и бросили в бой многотысячные армии. Сражения шли на огромном пространстве – куда большем, чем Западная Европа.

Конечно, причисление Китая к великим державам небесспорно. В 1930-е годы мало кто воспринимал бывшую Поднебесную империю в этом качестве. Да и участие в боях огромных армий с советской стороны – явное преувеличение. Однако не стоит забывать, что осенью 1939 года в Европе из великих держав воевала лишь Германия, да и то недолго. Англия и Франция ограничились формальным объявлением войны. В бой их войска вступили лишь в апреле 1940 года в Норвегии, а массовые сражения начались в мае на территории Бенилюкса. Так что претензии европейцев к азиатской дате можно возвратить им с солидным довеском. 

Признать четырехмесячное сражение на Халхин-Голе первым этапом Второй мировой войны готова и часть американских историков. Речь идет о работах Стюарта Голдмана «Хомон-Хан: победа Красной армии, которая сформировала Вторую мировую войну» и Эдвина Кукса «Хомон-Хан: Япония против России, 1939» (в Японии и США бои на Халхин-Голе именуют обычно «инцидентом у Хомон-Хана» – по названию горы, которую японцы попытались захватить 11 мая 1939 года).  

САМУРАИ ИДУТ НА МОНГОЛИЮ

Территориальные претензии к Монголии правительство Маньчжоу-Го предъявило еще в 1935 году. Начались пограничные инциденты, но после подписания 12 марта 1936 года «Протокола о взаимопомощи» между СССР и МНР ситуация стабилизировалась. В Монголии разместился 57-й Особый корпус РККА под командованием Ивана Конева. Летом 1938 года его сменил комдив Николай Фекленко, ранее руководивший там бригадой. Основу корпуса составляли мотоброневые части. Имелась собственная артиллерия и авиация (203 самолета в составе 100-й смешанной авиабригады). В общем, несмотря на малую численность (5544 человека), корпус был внушительной силой.

5 января 1939 года к власти в Токио пришло правительство Хиранумы Киитиро. К этому времени японская армия завершила оккупацию Центрального Китая. Из двух внешнеполитических задач – получить гарантированные рынки сбыта и источники сырья – первая была практически решена. Оккупированные провинции могли поглотить любое количество японских товаров.

На повестку дня вышла борьба за источники сырья. Получить их можно было на севере или на юге. В первом случае предстояла борьба с СССР, и нужно было развивать производство сухопутных вооружений. Во втором – морская война на Тихом океане против Англии и США. Для этого требовались линкоры и авианосцы.

Правительство Киитиро выбрало первый вариант. В Японии развернулась агитация за расширение империи до Байкала и дальше. Началось строительство железной дороги от Калгана на Халун-Аршан с выходом к Ганьчжуру. Чтобы обойти Большой Хинган, строительство в районе Халхин-Гола нужно было вести в двух километрах от монгольской границы. Таким образом, в случае войны магистраль сразу окажется под обстрелом. Опасно? Не то слово! Но Большой Хинган с дороги не уберешь… Значит, надо передвинуть границу, благо ее демаркация еще не начиналась.

11 мая отряд из 300 японских кавалеристов, вооруженных винтовками и пулеметами, напал на погранзаставу МНР на высоте Хомон-Хан-Бурд-Обо, однако монголам удалось отбиться. Через три дня была атакована застава на высоте Дунгур-Обо. Поддержку 700 кавалеристам оказала авиация. К вечеру высоту удалось захватить. 15 мая японцы перебросили туда две пехотные роты на грузовиках и несколько бронемашин.

21 мая к Халхин-Голу выдвинулся стрелково-пулеметный батальон РККА с артиллерийской батареей и ротой саперов. Одновременно прибыла монгольская конница, усиленная бронедивизионом. Всего в составе союзной группировки собралось 930 штыков и сабель, 58 пулеметов, 20 орудий и 39 бронемашин. На следующее утро они переправились через реку и отбросили японцев к границе.

В воздухе дела обстояли хуже. Авиационные бои начались 22 мая, и сразу выявили превосходство японских ВВС. К 25-му числу советские летчики потеряли 20 машин (из них 15 истребителей), сбив лишь один самолет противника. Москва отреагировала мгновенно. Корпус получил приказ: ограничить применение авиации до особого распоряжения.

А наземный конфликт между тем и не думал угасать. К 28 мая силы японцев увеличились до 2580 штыков и сабель, 75 пулеметов, 18 орудий, семи бронемашин и одного танка. Используя численное превосходство, они попытались окружить советско-монгольскую группировку, отрезав ее от переправы. Сделать этого не удалось, поскольку на исходе дня подкрепление подошло и к нашим войскам…

Начался затяжной «тяни-толкай» пограничного конфликта, когда наступление и оборона сменяют друг друга в зависимости от того, к кому сегодня подошла подмога. До конца июня стороны сражались лишь на спорной территории – от границы до реки, – не переступая через «черту». Советские войска не заходили в Маньчжурию, чтоб не спровоцировать полномасштабную войну. Японская армия в мае-июне ни разу не пыталась переправиться на западный берег Халхин-Гола. Создавалось впечатление, что на ковре сошлись два борца сумо, стремящиеся вытолкнуть противника из круга, а не положить его на лопатки.

ПОЧЕМУ ТАК МЕДЛИЛИ ГЕНЕРАЛЫ?

На первом этапе конфликта все козыри были в руках Японии. Она могла пустить в дело кадровые дивизии, имеющие боевой опыт. Советская сторона вынуждена была использовать необстрелянные части, зачастую только что сформированные. Железнодорожная станция, от которой солдат перевозили к месту боев, у японцев была в 200 км от фронта, у советских войск – в 750 км.

О том, чтобы превзойти врага числом или уровнем подготовки бойцов, нашим стратегам не стоило даже мечтать. Победу могло принести лишь превосходство в технике и умелое ее применения на поле боя. Вот почему поражение в первом воздушном бою вызвало такую резкую реакцию Сталина.

29 мая в Монголию вылетела группа из 42 летчиков-истребителей во главе с Яковом Смушкевичем. Многие из них уже успели повоевать в Испании и Китае. 17 человек были Героями Советского Союза. Прибытие опытных асов помогло стабилизировать ситуацию. Соотношение по потерям в воздухе начало выправляться.

Одновременно из Москвы вылетела группа проверяющих во главе с никому не известным Георгием Жуковым. 30 мая она прибыла в Тамцак-Булак, где находился штаб 57-го корпуса. Комиссии предстояло найти причины слабой подготовки летчиков и устранить их, насколько это возможно. Вскоре проверяющим стало ясно, что проблемы есть не только у авиаторов.

Уже 3 июня Жуков пишет в Москву: «С 29 мая не могут добиться полного введения скрытого управления войсками… несмотря на обещания, до сего времени не доставлены с зимних квартир забытые командирские коды… Фекленко, как большевик и человек, хороший и безусловно предан делу партии, много старается, но в основном мало организован и недостаточно целеустремлен. К проведению этой операции он заранее подготовлен не был».

Незадолго до этого Ворошилов получил донесение из штаба корпуса о ситуации на Халхин-Голе. Фекленко писал, что удержание плацдарма на восточном берегу возможно лишь ценой больших потерь от японской авиации. Фактически это была завуалированная просьба эвакуировать войска, уступив территорию японцам. Наркому такой «настрой на поражение» понравиться не мог.

11 июня 1939 года Ворошилов предлагает отстранить Фекленко и назначить на его место Жукова. Сталин соглашается. 12 июня Фекленко телеграфирует в Москву: «Командование… сдал комдиву Жукову». В тот же день авиацию корпуса возглавил Яков Смушкевич, а начальником штаба стал прибывший вместе с Жуковым комбриг Михаил Богданов.



14 июня 2022


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
256642
Сергей Леонов
166524
Светлана Белоусова
112290
Татьяна Минасян
102678
Сергей Леонов
101128
Борис Ходоровский
98648
Александр Егоров
89598
Виктор Фишман
83052
Борис Ходоровский
73336
Татьяна Алексеева
67439
Павел Ганипровский
67140
Богдан Виноградов
59448
Павел Виноградов
57458
Татьяна Алексеева
53026
Дмитрий Митюрин
50505
Наталья Дементьева
50154
Наталья Матвеева
45274