Как планировали «первый удар». Часть 2
ВОЙНА
Как планировали «первый удар». Часть 2
Александр Железняков
журналист
Санкт-Петербург
1443
Как планировали «первый удар». Часть 2
В разрушенной Хиросиме

До осени 1945 года разговор об использовании против СССР атомного оружия носил, в определенной степени, общий характер. А вот после появления директив JCS-1496/2 и JCS-1518 он перешел в конкретное русло–американские военные приступили к составлению списка целей на территории нашей страны, по которым должен был быть нанесен «первый атомный удар».


Часть 1   >

С АТОМНОЙ БОМБОЙ НАПЕРЕВЕС

Из документа Объединенного разведывательного комитета № 329 от 3 ноября 1945 года: «Атомная бомба характеризуется огромным истребительным потенциалом, сосредоточенным в металлическом корпусе. Поражение происходит за счет высокой температуры, радиации и ударной волны, что приводит к уничтожению техники и живой силы на большой площади. Каждая из двух бомб, сброшенных на Японию, уничтожила все на площади в 4 квадратные мили (более 10 квадратных километров. — А. Ж.), а частичные разрушения различной степени причинила на гораздо большей площади. При выборе целей следует использовать все потенциальные возможности атомной бомбы и иметь в виду такие районы, где воздействие взрыва окажется максимальным, а также районы с большой концентрацией людей и техники…

Удар по транспортным средствам противника дает существенное снижение возможностей производства и доставки техники к месту военных действий… Однако считается, что, хотя атомные удары по транспортным средствам могут привести к хорошим результатам, для этих целей предпочтительнее применение бомб иной категории…

Производственные мощности СССР доступны для стратегических ударов с воздуха… Выгоднее всего, очевидно, нанесение бомбовых ударов по предприятиям, выпускающим наиболее опасные виды вооружения. К ним относятся заводы по производству авиационных двигателей, ракет и электронного оборудования.

Большой эффект может дать уничтожение важнейших государственных ведомств и их служащих… Главной особенностью атомного оружия является способность уничтожать скопления людей, и эту особенность необходимо использовать наряду с другими свойствами этого оружия…

Удары по промышленному потенциалу России могут дать существенный эффект только в том случае, если они будут произведены в широком масштабе. В результате разрушения основных металлообрабатывающих предприятий или таких жизненно важных объектов, как электростанции, потребовались бы многие годы восстановительных работ. Однако, по данным разведки, с помощью имеющихся в наличии атомных бомб можно уничтожить лишь часть энергетики или металлургии… Наиболее подходящими целями следует считать перечисленные промышленные объекты, а также заводы по производству таких средств массового уничтожения, как атомное оружие…».

В этом же документе приводился перечень 20 советских городов, рекомендованных как наиболее подходящие стратегические цели для ударов с применением атомного оружия. Города были отобраны по принципу их общего значения с учетом:

1) производственных мощностей, особенно производства самолетов и другого вооружения;

2) наличия государственных и административных учреждений и наличия научно-исследовательских учреждений.

В документе была сделана немаловажная оговорка: «Мы располагаем лишь неполной информацией о расположении и функциях ведущих научно-исследовательских учреждений, находящихся в ведении Академии наук СССР (ее штаб-квартира в Москве). Эти институты, возможно, работающие в контакте с ведущими университетами, представляют собой главные исследовательские центры. Следует полагать, что значительная часть этих учреждений расположена в отобранных для бомбежки районах».

Какие же города вошли в этот страшный список? Указываем их в порядке приоритетности: Москва, Горький (ныне Нижний Новгород), Куйбышев (ныне Самара), Свердловск (ныне Екатеринбург), Новосибирск, Омск, Саратов, Казань, Ленинград (ныне Санкт-Петербург), Баку, Ташкент, Челябинск, Нижний Тагил, Магнитогорск, Пермь, Тбилиси, Новокузнецк, Грозный, Иркутск, Ярославль.

Перечень целей на территории СССР был окончательно утвержден 14 декабря 1945 года директивой Объединенного комитета военного планирования № 432/d, принятой в развитие вышеупомянутых директив от 18 сентября и 9 октября. К тому времени в американских арсеналах уже было накоплено 196 атомных бомб. Планировалось, что все они будут применены против СССР. Даже «про запас» ничего не предполагалось оставить.

Из директивы № 432/d: «Единственным оружием, которое США может эффективно применить для решающего удара по основным центрам СССР, являются атомные бомбы, доставленные самолетами дальнего действия».

Также в конце 1945 года был составлен и утвержден план «Тоталити», в котором были «учтены» основные положения процитированной выше директивы. «Отцом» этого плана был генерал Дуайт Эйзенхауэр, тогда командовавший оккупационными войсками США в Германии, а в 1953 году ставший 34-м американским президентом.

Таким образом, в конце 1945 года были сформулированы основные положения новой военной доктрины США — «массированного возмездия». Хотя слово «возмездие» как-то не вяжется с упомянутым выше термином «первый удар»…

ЧИСЛО ЦЕЛЕЙ УВЕЛИВАЕТСЯ

По мере увеличения количества атомных бомб, которыми располагали американские военные, увеличивалось число целей на территории СССР. В 1946 году в перечень подлежащих уничтожению советских городов вошли промышленные и научные центры на территории Украины: Киев, Харьков, Днепропетровск, Николаев.

Увеличение числа целей, а также быстро меняющаяся международная обстановка, заставляла американских военных регулярно корректировать свои планы, плодя их в невероятном количестве. В первой половине 1946 года были рождены планы под кодовыми наименованиями «Троян» (начало войны 1 января 1950 года), «Браво», «Пинчер». По своей сути, они мало отличались от «Тоталити». Разница была в деталях: в перечне сил и средств, которые предстояло задействовать в военной операции, в числе бомб, которые должны были сбросить на советские города и тому подобном.

В сентябре 1946 года в США был разработан документ под названием «Американская политика в отношении Советского Союза». В нем, в частности, говорилось: «Надо указать Советскому правительству, что мы располагаем достаточной мощью не только для отражения нападения, но и для быстрого сокрушения СССР в войне... Война против СССР будет «тотальной» в куда более страшном смысле, чем любая прежняя война, и поэтому должна вестись постоянная разработка как наступательных, так и оборонительных видов вооружения». Там же указывалось, что «США должны быть готовы вести атомную и бактериологическую войну».

Рекомендации этого документа немедленно были «восприняты» в Пентагоне как руководство к действию, чуть ли не ежемесячно стали появляться новые планы ведения боевых действий против СССР: «Бройлер» (появился в связи с установлением воздушного моста между американской оккупационной зоной и Западным Берлином), «Граббер», «Бушвекер», «Кронкшафт», «Когвилл», «Эразер», «Даблстар», «Фролик», «Интермеццо», «Сиззл» и другие. Их было столь много, что даже перечислить невозможно. Тем более рассказать о каждом из них. Да этого, к счастью, и не требуется. Пусть они были не «близнецами», но «двойняшками» («тройняшками», «четверняшками» и так далее) их назвать можно смело.

При разработке этих планов американцы, естественно, ориентировались, в первую очередь, на свои собственные силы. Но одновременно признавали, что «в борьбе с Советским Союзом необходимо заручиться поддержкой дружественных стран».

Показателен в этом смысле документ Объединенного комитета начальников Штабов «Американская поддержка другим странам», принятый 9 апреля 1947 года. По-военному четко в нем были изложены принципы, которым должно было следовать правительство США, строя свои отношения с другими странами, как союзниками, так и противниками.

Вот некоторые положения этого документа:

«1. Прежде всего, следует уяснить, что само по себе предоставление помощи другим странам не обязательно укрепляет национальную безопасность США. Укрепление национальной безопасности зависит от результатов такой поддержки. Каковы же желательные результаты? Необходимо приобретение надежных друзей в районах, которые в случае войны с нашими идеологическими противниками могут иметь стратегическое значение для Соединенных Штатов и обладают достаточно стабильной экономикой для содержания армии, необходимой для обеспечения собственной независимости и национальной безопасности.

2. Могут быть две причины для оказания помощи: острота кризисной ситуации и значение для национальной безопасности США. Прошедшие месяцы показали, что помощь Соединенных Штатов некоторым странам не укрепила безопасность США, а, наоборот, была использована правительствами, которые с точки зрения идеологии находятся в оппозиции к Соединенным Штатам и представляют меньшинство собственного населения, для усиления контроля над угнетенным большинством. Поэтому вопрос о том, какие страны должны быть исключены из программы американской помощи, не менее важен, чем вопрос о том, каким странам она должна оказываться… Важнейшим правилом при оказании помощи должно быть строгое исключение СССР и любой страны, находящейся под его контролем, из программы помощи.

3. Первым шагом для отбора стран, которые в зависимости от их значения для нашей национальной безопасности могли бы получать поддержку, является определение районов первостепенного стратегического значения для США в случае войны по идеологическим мотивам.

4. Районы, на которые распространяются оборонительные обязательства США, охватывают наземное и водное пространство примерно от Аляски до Филиппин и Австралии в Тихом океане и от Гренландии до Бразилии и Патагонии в Атлантическом океане. В это пространство входит 40 процентов суши, но всего лишь 25 процентов населения Земли: Старый Свет (Европа, Азия и Африка) охватывает лишь 60 процентов суши, однако там проживает 75 процентов населения. Потенциальная военная мощь Старого Света, если исходить из численности населения и других факторов ведения войны, намного выше мощи района наших оборонительных обязательств, где США являются единственным арсеналом. Поэтому очевидно, что в случае войны по идеологическим мотивам нам потребуется поддержка некоторых государств Старого Света, чтобы наш военный потенциал не оказался намного ниже потенциала наших противников…».

СОЮЗНИКИ И ПРОТИВНИКИ

Кого же видели американцы своими союзниками в различных частях света? Ответ на этот вопрос находим все в том же документе:

«6. В перспективе наиболее ценное в военном отношении государство в этом районе (имеется в виду Европа. — А. Ж.) — Германия. Без помощи Германии остальные страны Западной Европы вряд ли смогут оказывать сопротивление нашим идеологическим противникам в течение времени, достаточно долгого для того, чтобы США успели мобилизовать и привести в состояние боеготовности крупные вооруженные силы, способные навести поражения противнику. С помощью возрожденной Германии, сражающейся на стороне западных союзников, это было бы возможно. Кроме того, полное восстановление немецкой промышленности, особенно угольных шахт, необходимо для экономического оздоровления Франции, безопасность которой неразрывно связана с безопасностью Соединенных Штатов, Канады и Великобритании. Поэтому экономическое возрождение Германии имеет первостепенное значение с точки зрения безопасности Соединенных Штатов…

18. Важнейшим плюсом Китая в военном отношении является численность его населения. Однако в Китае нет промышленности, способной вооружить людей для ведения войны, и нет продуктов питания в количестве, достаточном для того, чтобы поддерживать людей в состоянии готовности. Поэтому в случае войны с нашими идеологическими противниками Китай был бы ценным союзником, только если бы мы предоставили ему большое количество продовольствия и выпускаемого нами оружия. Весьма сомнительно, однако, что это в конечном счете сможет подкрепить наши военные усилия…

19. Япония является важнейшей ареной идеологической борьбы в районе Тихого океана, на который распространяются наши оборонительные обязательства. Как и Германия, Япония — побежденная страна, и мысль об оказании поддержки Японии, вероятно, неприятна большинству нашего народа. Предоставленная самой себе, Япония оказалась, однако, достаточно сильной для того, чтобы бросить вызов американской мощи в районе Тихого океана. Япония все еще потенциально сильная страна и ее не удастся навсегда лишить военной роли. Япония — единственное государство, способное парализовать крупные контингенты войск наших идеологических противников на Дальнем Востоке, когда Соединенные Штаты и их союзники начнут широкое наступление на Западе…».

Перечень своих «потенциальных союзников» американцы определяли не просто так, а с прицелом на возможность использования территории этих стран и их вооруженных сил при планировании войны с СССР. Вообще-то в процитированном выше документе об этом говорится достаточно прямо. Столь же четко это отражено в военных планах.

Годы, когда США обладали атомной бомбой, а у Советского Союза ее еще не было, можно назвать годами «безудержного оптимизма» для американских стратегов. Будущую войну они планировали с позиции силы. Однако довольно скоро составлять свои планы генералам Пентагона пришлось уже с учетом возможного ответного удара. Правда, «пыла» у них от этого не убавилось…


11 марта 2022


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
253835
Сергей Леонов
160343
Сергей Леонов
100404
Татьяна Минасян
100152
Александр Егоров
88299
Виктор Фишман
82278
Светлана Белоусова
80090
Борис Ходоровский
72784
Борис Ходоровский
67794
Павел Ганипровский
65609
Татьяна Алексеева
65387
Богдан Виноградов
58983
Татьяна Алексеева
52164
Павел Виноградов
52053
Дмитрий Митюрин
49777
Наталья Дементьева
48462
Наталья Матвеева
43762