Гитлер у власти
ВОЙНА
«Секретные материалы 20 века» №3(363), 2013
Гитлер у власти
Василий Соколов
публицист
Санкт-Петербург
323
Гитлер у власти
Гитлер представляется Гинденбургу после назначения на пост канцлера

В 1932 году в ослабленной мировой войной Германии демократия просто свирепствовала – за пять месяцев избиратели ходили к урнам четыре раза! Это поднадоело бюргерам, они жаждали «закона и порядка». 31 июля партия Гитлера – Национал-социалистская рабочая партия (немецкая аббревиатура НСДАП) получила на очередных выборах свой максимум – 13,7 миллиона голосов. Однако это не гарантировало ей парламентского большинства.

В то же время Гитлер решил поучаствовать в президентских выборах, но не сумел выиграть у легендарного престарелого генерал-фельдмаршала и рейхспрезидента Гинденбурга, которому уже исполнилось 85 лет. Сорвалась и попытка договориться с ним о назначении на пост рейхсканцлера – формального повода для этого не имелось, поскольку большинства у НСДАП в рейхстаге не было.

В итоге рейхсканцлером стал Франц фон Папен с места в карьер начавший помогать нацистам. Именно он отменил состоявшийся было запрет СА (немецкая аббревиатура от «Sturmabteilungen» – SA, «Штурмовые отряды») – штурмовиков Эрнста Рема. Однако это не добавило нацистам популярности, и на очередных выборах в ноябре 1932 года они потеряли еще 2 миллиона голосов. Ни одна партия не набрала необходимого большинства, и на 5 марта 1933 года были назначены новые выборы.

Внезапно Гинденбург назначил 30 января 1933 года рейхсканцлером Гитлера! Подоплека этого назначения настолько сложна, что требует отдельного и очень серьезного договора. Однако это случилось! Говорят, что отдельные представители предпринимательских кругов поддержали Гитлера в ноябре 1932 года, направив Гинденбургу коллективную петицию, требующую назначения лидера национал-социалистов рейхсканцлером. К ним присоединился с собственным ультиматумом 91 профессор!

Тем не менее выборы невозможно было отменить. Но чтобы их выиграть, следовало устранить политических противников.

27 февраля Герман Геринг, ставший к этому времени руководителем полиции Пруссии, рейхсминистром без портфеля и председателем рейхстага (парламента), организовал знаменитый поджог, вину за который свалили не только на непосредственного исполнителя – двадцатипятилетнего полуслепого и неадекватного голландского коммуниста Маринуса ван дер Люббе, но и на лидера фракции коммунистов в рейхстаге Эрнста Торглера и трех болгарских деятелй Коминтерна во главе с Георгием Димитровым.

Организованный процесс выявил крайнюю слабость нацистов: в итоге виновным был признан только ван дер Люббе, остальных суд оправдал. Болгары выехали в СССР, а несчастному Маринусу, признавшемуся в поджоге, 10 января 1934 года отрубили голову. Несмотря на практический провал процесса в Лейпциге, компартия Германии была объявлена вне закона, а 28 февраля в стране ввели чрезвычайное положение, которое продлилось вплоть до поражения Германии во Второй мировой войне.

Но и это не принесло НСДАП успеха на выборах в рейхстаг. 5 марта 1933 года она – по официальным данным – набрала 17,3 миллиона голосов: для парламентского большинства не хватило трех миллионов. После этого Гитлер прекратил всякие игры в демократию.

Забегая вперед, отметим еще две грандиозные провокации, совершенные уже после прихода Гитлера к власти. Это «Хрустальная ночь» – еврейский погром, осуществленный с 9 на 10 ноября 1938 года, когда в Германии было разгромлено 815 магазинов, 29 крупных универмагов, 171 дом и 27 синагог. При этом убили 36 и тяжело ранили 186 евреев. Поводом для погрома послужило убийство третьего секретаря посольства Германии в Париже Эрнста фон Рата. Стрелял в него семнадцатилетний польский еврей Гершель Гриншпун. Тем самым закулисные организаторы убили двух зайцев: вызвали к жизни политику «окончательного решения еврейского вопроса» и ликвидировали дипломата, настроенного чуть ли не антифашистски.

Вторым провокационным актом был взрыв, случившийся 8 ноября 1939 года в мюнхенской пивной во время празднования очередной годовщины «пивного путча», убивший семь «ветеранов движения» и ранивший шесть десятков «камарадов». Сейчас принято считать, что покушение на фюрера совершил тщательно законспирированный коммунист-подпольщик, однако гораздо больше фактов свидетельствует о том, что это была продуманная до мелочей провокация. Слишком быстро Гитлер покинул пивную, слишком тщательно была заделана в колонну «адская машина», слишком долго – десять дней! – проработал часовой механизм, слишком точно было рассчитано время взрыва. Нельзя исключить, что террорист Эльсер был использован людьми Гиммлера «втемную», тем более что один из немецких историков засвидетельствовал: «Незадолго до взрыва в «Бюргербройкеллере» Канарис сказал своему другу и подчиненному Остеру, который уже тогда пытался наладить связи с Западом, что со дня на день надо ждать от гестапо какой-либо провокации: либо будет инсценировано нападение на Гитлера в Мюнхене, либо бомбу найдут в машине фюрера». Во всяком случае, «провидение», спасшее Гитлера, вызвало очередную волну безумного поклонения перед ним «простого народа».

Собственно говоря, власть в стране была просто-напросто отдана Гитлеру на откуп. В его правительство первоначально вошли представители правых и католических партий. Вскоре рейхстаг одобрил закон «О чрезвычайных полномочиях». С этого момента он превратился в никому не нужную игрушку и практически прекратил работу, но Герман Геринг до мая 1945 года числился его председателем! А после смерти рейхспрезидента Гинденбурга в августе 1934 года Гитлер самовольно присвоил себе звание фюрера (то есть вождя) и рейхспрезидента.

Еще в 1930 году Гитлер заявлял: «Конституция предписывает нам только методы, но не цель. Этим конституционным путем мы попытаемся добиться решающего большинства в законодательных органах, чтобы в тот момент, когда нам это удастся, придать государству ту форму, которая соответствует нашим идеям». И это было им сделано.

Большинство в рейхстаге, которое было необходимо для принятия закона «О чрезвычайных полномочиях», было организовано 23 марта 1933 года с помощью насилия, отстранения и даже убийства некоторых депутатов рейхстага. При этом пострадали и монархические консерваторы, и либеральные республиканцы. Они намеревались удерживать Гитлера «в рамках» и, похоже, верили в то, что Гинденбург в полном соответствии с Веймарской конституцией может в любой момент сместить Гитлера с его должности. Но старый вояка, похоже, либо лишился рассудка, либо больше думал о собственной близкой кончине. Идеалисты, они верили в «правовое государство» и в собственное высокое положение в обществе. За что и поплатились: рвущийся к абсолютной власти человек предпочитает не замечать мелких помех на пути к вершинам.

1 февраля 1933 года Гитлер впервые зачитал по радио воззвание имперского правительства к немецкому народу, а два дня спустя в присутствии руководства рейхсвера (армии) заявил, что главной целью его политики является «завоевание нового жизненного пространства на востоке и его беспощадной германизации».

Вскоре рейхспрезидент объявил декрет «О защите немецкого народа», который ограничил свободу прессы и собраний, после чего во всей Германии были разогнаны местные органы власти – советы и бургомистры. Этот «демократический порыв» сопровождался многочисленными арестами.

В последний день февраля 1933 года на свет появился еще один декрет – «О защите народа и государства», который окончательно ликвидировал все основные права и свободы, создав иллюзию законной основы для преследования противников. Сам же господин рейхспрезидент подписал еще один декрет с многозначительным названием; «Против предательства немецкого народа и происков изменников родины». Страна была повержена окончательно.

Еще один многозначительный факт: 13 марта 1933 года было создано министерство народного просвещения и пропаганды, которое возглавил Йозеф Геббельс. А всего через неделю власти организовали неподалеку от Мюнхена концентрационный лагерь Дахау, предназначенный для содержания политических противников.

Новый министр пропаганды организовал 21 марта 1933 года так называемый «День Потсдама». Новоизбранный рейхстаг, из которого уже были изгнаны коммунисты и социал-демократы, провел в гарнизонной церкви Потсдама установочное собрание, продемонстрировавшее гармонию взаимоотношений представителей старой Германии в лице Гинденбурга и «юных» во главе с Гитлером. Церемония завершилась рукопожатием будущих гробовщиков Германии.

И пошла творить гитлеровская канцелярия! Последовали декреты и законы, одни только названия которых говорят о многом: декрет рейхспрезидента «О защите от вероломных нападок на правительство национального возрождения»; закон «О чрезвычайных полномочиях»; закон «Об уравнивании земель с империей», распустивший земельные парламенты; закон «О восстановлении профессионального чиновничества»; указ рейхсминистра иностранных дел «Об обеспечении безопасности руководства государством». А закон «Против образования новых партий» окончательно учредил однопартийное государство! Образование новых и продолжение деятельности прежних политических партий объявилось уголовным преступлением.

Вряд ли Гитлер и его приспешники читали бессмертную комедию Грибоедова «Горе от ума». Несмотря на это, они старательно следовали призыву Фамусова: «Уж коли зло пресечь, забрать все книги бы да сжечь». И вот 10 мая 1933 года на центральных площадях университетских городов – в Берлине, Бремене, Ганновере, Дрездене, Мюнхене, Нюрнберге и Франкфурте – прошли великолепно организованные акции по сожжению «вредных книг», написанных социалистами, пацифистами, евреями и прочими либералами. Среди них оказались, например, Бертольт Брехт, Альфред Деблин, Эрих Кестнер, Генрих Манн, Карл Маркс, Эрих Мария Ремарк, Лион Фейхтвангер, Зигмунд Фрейд, Арнольд и Стефан Цвейги... И это далеко не полный список «казненных» авторов!

А год с небольшим спустя, 30 июня 1934 года, Гитлер и его ближайшие сподвижники организовали «ночь длинных ножей» – физическое уничтожение шефа штурмовиков СА Эрнста Рема и его «гвардии». Расправа с потенциальными соперниками была на редкость жестокой и беспощадной. С этого момента Гитлер окончательно утверждается во власти над партией и поруганной Германией. Летом того же года проводится якобы всенародный референдум с недвусмысленным итогом, который позволил Адольфу Гитлеру официально совместить функции рейхспрезидента и рейхсканцлера.

14 августа рейхсвер приводится к присяге на верность фюреру. И вот уже все самые важные посты в государстве объединены – при полном отсутствии какого-либо стороннего контроля.

Гитлер задумал расправиться со штурмовиками за десять с лишним лет до «ночи длинных ножей». Его разногласия с Ремом начались еще в 1923 году. Именно тогда он решил создать нечто вроде личной гвардии: «Их обучение должно производиться не по военному принципу, а с точки зрения партийной целесообразности». А «партийную целесообразность» Гитлер видел только в завоевании абсолютной власти. В самом начале 1925 года уже был создан ударный отряд «Адольф Гитлер». Так возникла зловещая организация, известная всему миру как СС (Schutzstaffeln – SS, «охранные отряды), предназначенная для защиты фюрера от врагов и друзей, мечтающих занять его место.

В интервью газете «Ляйпцигер нойсте нахрихтен» («Лейпцигские новейшие известия») Гитлер говорил: «Враги пытаются проникнуть повсюду, затеять против меня путч... Но только отдельные фюреры СА выступили с ними. Рядовые штурмовики отвернулись от тех, кто сеял смуту; не исключено, впрочем, что мы еще будем иметь дело с такими элементами. Революцию нельзя провести без трудностей. Существует очень много оппортунистов, которые хотят плыть по течению. Моя служба информации уже сообщила мне, что враги рассчитывают на внутренние трудности, которые вынудят меня сдаться. Но я никогда не отступлю от своей программы и цели. Группенфюрерам и гауляйтерам предлагают деньги. Пытаются нас расколоть и обмануть... Безродным людишкам никогда это не удастся. Мы намерены принять новые меры для своей безопасности. Мы знаем все рецепты отравителей!»

В итоге лозунгом СС стали слова Гитлера: «Эсэсовец! Твоя честь – в верности!» По прошествии короткого времени эта преступная организация превратилась в мощную структуру. В нее входили части «Мертвая голова», предназначенные для охраны и обеспечения деятельности концлагерей, войска СС, главный орган разведки и контрразведки СД (Sicherheitdienst – SD, «служба безопасности»), а штурмовики СА превратились во вспомогательную полицию и структуру для проведения допризывной подготовки.

Окончательно обезопасив себя внутри страны, Гитлер приступил к реализации своих планов по «расширению жизненного пространства» Третьего рейха – третьей германской империи, которой он сулил тысячу безоблачных лет существования. Врагами новой Германии были объявлены практически все государства, окружавшие рейх, равно как и населяющие их народы. В 1936 году Гитлер оккупировал демилитаризованную Рейнскую область, два года спустя случился аншлюс (присоединение) Австрии к Германии и пресловутый Мюнхенский сговор, открывший дорогу к началу Второй мировой войны.

Первой ее жертвой пала Польша, которая еще совсем недавно вместе с Германией и Венгрией участвовала в дележке «чехословацкого пирога», отхватив в личное пользование Тешинскую Силезию. Не прошло и года, как бывший союзник придушил Польшу. Вот что говорилось в Директиве ОКВ (Оберкоммандовермахт – Верховное главнокомандование) № 3, изданной на девятый день войны: «1. Операции против польских сухопутных войск и польской авиации вести крупными силами до тех пор, пока не будет гарантии, что Польша более не сможет создать сплошного, сковывающего германские силы фронта. 2. Как только станет очевидно, что действующих на Восточном фронте сухопутных войск и сил авиации более не потребуется для выполнения этих задач и умиротворения захваченных областей, следует приступить к их использованию на западе...»

Через два года после начала масштабной войны во всей Европе остались всего лишь две относительно независимых страны – Швейцария и Швеция, да и не завоеванная еще Великобритания. Формально нейтральные Испания и Португалия не скрывали своего приязненного отношения к гитлеровскому режиму. На очереди был удар по СССР...

А как же смотрели в СССР на развитие военно-политической ситуации в Европе? Мудрый вождь и учитель, сочтя немецких социал-демократов предателями интересов рабочего класса, рассматривал Гитлера и его партию всего лишь как инструмент буржуазии в борьбе с революционным движением, которым якобы руководили исключительно коммунисты. Вот что говорила Большая советская энциклопедия в 1930 году (том 17):

«Гитлер использовал ...настроения разочарования, подобно Муссолини, которому он, однако, далеко уступает по силе ума, и, спекулируя на направленной против капитализма фразеологии, сдобренной сильным душком антисемитизма, собрал вокруг своего знамени в мелкобуржуазной Баварии довольно значительные массы... Капиталисты щедро поддерживали Гитлера, с целью лучше вооружить его фашистскую организацию («Гитлеровские ударные отряды») для борьбы против угрожающей революции. В 1921 году национал-социалистическая рабочая партия избрала Гитлера своим первым председателем и «вождем»... Национал-социалистическое движение, утратившее значение для буржуазии, после того как коммунисты осенью 1923 отступили без боя, с тех пор пошло сильно на убыль. В нем начались раздоры, и Гитлер перестал играть заметную роль».

В последующие годы советское правительство тоже не особо серьезно относилось к гитлеровской Германии. Знаменитый «Краткий курс истории ВКП(б)» писал о ней довольно-таки пренебрежительно: «Фашистская Германия порвала односторонним актом Версальский мирный договор и наметила к осуществлению план насильственного пересмотра границ европейских государств. Немецкие фашисты не скрывали, что они добиваются подчинения себе соседних государств или, по меньшей мере, захвата территории этих государств, населенной немцами. По этому плану предполагается: сначала захват Австрии, потом удар по Чехословакии, потом, пожалуй, – по Польше, где тоже имеется целостная территория с немецким населением, граничащая с Германией, а потом... потом «видно будет».

Вот как Вячеслав Молотов рассказывал о своей встрече с Гитлером: «В ноябре 1940 года я был в Берлине, Гитлер спросил меня: «Ну хорошо, украинцев, белорусов вы объединяете вместе, ну, ладно, молдаван, это еще можно объяснить, но как вы объясните всему миру Прибалтику?» Я ему сказал – объясним!»

В 1971 году Молотов вспоминал: «Гитлер... Внешне ничего такого особенного не было, что бросалось бы в глаза. Но очень самодовольный, можно сказать, самовлюбленный человек. Конечно, не такой, каким его изображают в книгах и кинофильмах. Там бьют на внешнюю сторону, показывают его сумасшедшим, маньяком, а это не так. Он был очень умен, но ограничен и туп в силу самовлюбленности и нелепости своей изначальной идеи. Однако со мной он не психовал. Во время первой беседы он почти все время говорил один, а я его подталкивал, чтоб он еще что-нибудь добавил... Гитлер говорит: «Что же получается, какая-то Англия, какие-то острова несчастные владеют половиной мира и хотят весь мир захватить – это же недопустимо! Это несправедливо!.. Вот вам надо иметь выход к теплым морям. Иран, Индия – вот ваша перспектива» ...Невысокое понимание советской политики, недалекий человек, но хотел втащить нас в авантюру... Гитлер никогда не понимал марксистов».

Уверенность в собственной непогрешимости и безошибочности действий не раз приводила советское руководство на порог смертельно опасных кризисов. Вот и тогда, подсмеиваясь над Гитлером, они не предполагали, что директива Оберкоммандовермахт № 21 – о войне Германии против России – была издана уже 18 декабря 1940-го. В ней указывалось, что «подготовка к боевым действиям должна быть завершена к 15 мая 1941-го»... Она была выполнена, и об этом нам нельзя забывать – никогда!


22 января 2013


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
91792
Сергей Леонов
85651
Виктор Фишман
73882
Борис Ходоровский
65508
Богдан Виноградов
52380
Дмитрий Митюрин
40952
Сергей Леонов
36408
Роман Данилко
34438
Александр Егоров
27761
Борис Кронер
27686
Татьяна Алексеева
26937
Светлана Белоусова
26721
Наталья Матвеева
25547
Светлана Белоусова
24173
Наталья Дементьева
24141