Генералы-предатели на пути к эшафоту. Часть 2
ВОЙНА
«Секретные материалы 20 века» №26(438), 2015
Генералы-предатели на пути к эшафоту. Часть 2
Дмитрий Митюрин
историк, журналист
Санкт-Петербург
421
Генералы-предатели на пути к эшафоту. Часть 2
Митинг власовцев в поддержку Третьего Рейха

Среди генералов-предателей, входивших в число соратников командующего Русской Освободительной армии (РОА) Власова были как персонажи, пытавшиеся убедить себя, что действуют из идейных соображений, так и откровенные шкурники, думающие только о выживании и материальном достатке.


Часть 1   >

К числе первых, пожалуй, можно отнести Федора Ивановича Трухина (1896–1946), который отличался от своих подельников тем, что имел дворянское происхождение и относился к числу немногих советских генералов, так и не вступивших в коммунистическую партию.

Прадед его был участником Бородинского сражения, кавалером ордена Святого Георгия 4-й степени, пермским городничим. Отец – действительный статский советник – вместе со старшим сыном Иваном (бывшим кавалергардом) в 1919 году расстрелян за попытку организации антибольшевистского восстания в Костромском уезде.

Удивительно, но с такой родословной Федор Иванович занимал ответственные посты, преподавал в Академии Генерального штаба, стал генерал-майором и встретил Великую Отечественную войну в должности заместителя начальника штаба Северо-Западного фронта.

Из всех власовских генералов, включая самого Власова, он оказался единственным, кто не просто сдался в плен, пусть даже и воспользовавшись удобным случаем, а целенаправленно перебежал к фашистам (на пятый день боевых действий), да еще и прихватив штабные документы.

В октябре 1944 года в качестве начальника штаба руководил формированием РОА, успев создать только две дивизии. Был захвачен и передан советской стороне 7 мая 1945 года чешскими партизанами, после чего разделил судьбу Власова.

ОНИ «ПОШЛИ ИЗ-ЗА СУПА»

Замыкают список тех, кто сидел с командующим РОА на скамье подсудимых, бывшие генерал-майоры Дмитрий Ефимович Закутный (1897–1946) и Василий Федорович Малышкин (1896–1946).

Закутный происходил из так называемых иногородних крестьян Донской области. Довольно активно участвовал во многих событиях, описанных в «Тихом Доне», но по причине безграмотности вечно оттирался на вторые роли. После Гражданской повысил свой образовательный уровень и встретил Великую Отечественную в должности командира 21-й стрелковой дивизии.

Через месяц боев он занял место погибшего командира 21-го стрелкового корпуса генерала Борисова, но совершить чуда не смог и с остатками разгромленного соединения оказался в плену у противника.

О мотивах его предательства другой прислужник фашистов высказался коротко: «Этот пошел из-за супа. Это точно. Идейности в нем никакой не было». Серьезных должностей не занимал, но именно Закутному Власов поручил наладить контакты с американцами. Янки с ним пообщались и через месяц передали Советскому Союзу.

Малышкин больше подходил на роль «идейного». Происходя из семьи бухгалтера, он верно служил советской власти, но в 1938 году, под занавес репрессий, был арестован по стандартным обвинениям в участии в антисоветском заговоре и шпионаже. На суде отказался от данных под пытками показаний и, угодив под кампанию реабилитации, был восстановлен в звании.

Но пребывание в застенках, видимо, отразилось на его мировоззрении. В плен он попал в октябре 1941 года, будучи начальником штаба окруженной под Вязьмой 19-й армии. Стал правой рукой генерала Власова и тоже пытался вести диалог с американцами. Поняв, что диалога не получается, но стремясь доказать свою полезность, начал писать для них аналитические записки.

В марте 1946 года, поняв, что ничего более интересного от него не получишь, янки передали его представителям советского командования. На суде пытался выступать с политическими заявлениями, но поскольку процесс был закрытым, никакого эффекта это не дало.

РАСТРАТЧИК И НЕСОСТОЯВЩИЙСЯ ОТРАВИТЕЛЬ

Отдельный процесс был организован над бывшим генералом Красной армии Андреем Никитичем Севастьяновым (1887–1947) и бывшим полковником Владимиром Гавриловичем Арцезо (1898–1947), получившим генеральское звание уже в армии Власова. Жизненный путь Севастьянова напоминал американские горки.

В царской армии он дослужился до штабс-капитана, имел несколько орденов, включая престижный Георгий 4-й степени. В Гражданскую служил в Главном артиллерийском управлении Красной армии, но после окончания войны демобилизовался и стал бухгалтером. В 1924 году за незаконные валютные операции был выслан из Москвы, в 1927-м получил семь лет за растрату. В 1938-м, снова угодив под следствие за растрату, перешел на нелегальное положение.

В начале Великой Отечественной войны под собственным именем записался в народное ополчение, а через два месяца уже в звании комбрига стал начальником артиллерии 226-й дивизии. Можно предположить, что он явился в соответствующие органы с повинной и там решили амнистировать опытного военного, тем более что в грешках его не было никакой политики. Попал в плен в сентябре 1941 года во время киевской катастрофы. Сотрудничество с фашистами начал в военно-строительной организации Тодта, занимаясь возведением укреплений. В РОА ведал материально-техническим снабжением.

Надо полагать, чекисты занимались им больше, чем другими, из-за зигзагов его биографии.

Судимый вместе с ним Арцезо пристального внимания компетентных органов не удостаивался. В плен попал в мае 1942 года под станцией Лозовая, будучи заместителем командующего 57-й армией по тылу.

Но больше всего интриговал чекистов Михаил Васильевич Богданов (1897–1950). Службу в Красной армии он начал в 1919 году во время обороны Петрограда от войск Юденича.

К немцам попал в плен в августе 1941 года под Уманью, будучи командующим артиллерией 8-го стрелкового корпуса. Выразив согласие сотрудничать с фашистами, работал в организации Тодта. В июле 1943 года на него вышел руководитель партизан Минско-Борисовского района майор госбезопасности Пастухов. Действуя по заданию Центра, он предложил Богданову искупить вину, отравив генерала Власова.

Угостить своего начальника ядом у Михаила Васильевича не получилось, притом что в РОА он поднялся до должности начальника артиллерийского отдела штаба.

Советским войскам Богданов сдался 8 мая 1945 года в Чешских Будейовицах. И в течение последующих пяти лет агент МГБ «Гвоздь» убеждал следователей, что убить Власова у него не было никакой возможности. Убедить не удалось.

КОМДИВ-1 БУНЯЧЕНКО

Самой значимой боевой операцией РОА стало освобождение в начале мая 1945 года Праги… от вермахта.

Таким образом власовцы пытались дистанцироваться от нацистов и получить основание, чтобы просить политического убежища у англо-американцев. Власов помогать пражским повстанцам не хотел, так что в поход отправилась только 1-я дивизия РОА под командованием бывшего полковника Красной армии Сергея Кузьмича Буняченко (1902–1946). По возрасту он был всего на год младше Власова. По национальности – украинец. Советской власти верой и правдой служил с 1918 года. Сражался и со своими соотечественниками-петлюровцами, и с басмачами, и с японцами в 1938 году на Хасане. Карьера его не отличалась особой стремительностью, но складывалась вполне благополучно.

К началу Великой Отечественной войны Буняченко был начальником штаба 26-го стрелкового корпуса, а в марте 1942 года, в период битвы за Кавказ, получил в самостоятельное командование 389-ю стрелковую дивизию. Но лавров он не снискал и уже в августе, угодив под трибунал, был приговорен к расстрелу, замененному, впрочем, 10 годами лагерей с отсрочкой исполнения наказания.

Вина его заключалась в том, что при отступлении на участке Моздок – Червленная он преждевременно отдал приказ взорвать мост через Терек, что привело к окружению и гибели нескольких подразделений.

Вообще-то, приговор нельзя назвать слишком суровым, тем более что Буняченко дали возможность реабилитироваться в качестве командира 59-й отдельной стрелковой бригады. Но реабилитироваться не удалось, бригаду разбили, а перед ее командиром снова замаячил трибунал, спасаясь от которого он сдался румынской разведгруппе.

Поняв, что обратного хода нет, Буняченко связал свою судьбу с Власовым. Вместе они и отправились на виселицу.

Интересно, что многие из упомянутых выше персонажей были казнены не вместе с Власовым, а спустя четыре года – в 1950-м. То есть разбирались с ними серьезно и основательно, словно под лупой разглядывая нюансы поведения во вражеском лагере и, конечно же, выявляя все связи. А главное, генералиссимусу хотелось понять, почему те, кто считался надеждой и опорой страны, стали предателями. Но понял ли он это, осталось неизвестным.


21 декабря 2015


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
105271
Сергей Леонов
94288
Виктор Фишман
76217
Владислав Фирсов
70554
Борис Ходоровский
67561
Богдан Виноградов
54178
Дмитрий Митюрин
43391
Сергей Леонов
38304
Татьяна Алексеева
37133
Роман Данилко
36513
Александр Егоров
33386
Светлана Белоусова
32661
Борис Кронер
32391
Наталья Матвеева
30409
Наталья Дементьева
30207
Феликс Зинько
29617