Бродовский котёл
ВОЙНА
«СМ-Украина»
Бродовский котёл
Анатолий Клёва
журналист
Харьков
698
Бродовский котёл
Маршал Советского Союза (1944 г.), дважды Герой Советского Союза (1944 г. и 1945 г.) Иван Степанович Конев

«...В результате стремительного маневра советских танковых, кавалерийских и стрелковых частей завершено окружение группировки немецко-фашистских войск западнее города Броды... Гитлеровцы пытались выбраться из котла и пробиться на запад. Однако все их попытки прорвать кольцо окружения оказались безуспешными. Противник понес огромные потери в людях и технике!». Из сообщения Совинформбюро за 9 июля 1944 года.

ЛОВУШКА

К лету 1944 года Красная армия была готова начать освобождение Прибалтики и Белоруссии. Но Ставка ГКО еще эффективно вела дезинформацию Генштаба рейха относительно своих планов, что обещало новые победы ценой малых потерь. Гитлер, напуганный цепью поражений по всему Восточному фронту, пришел к убеждению и убедил своих генералов в том, что русские начнут кампанию с северо-западной Украины на Кенигсберг с целью заблокировать группу «Центр» в очередной котел. Логика в этом была: от верховий Полесья до побережья Балтики всего 450 км, и мощная и мобильная Красная армия могла осуществить такое танковое вклинивание. Поэтому Гитлер скомандовал перебросить из группы «Центр» на фронт армий «Северная Украина» восемь танковых и две мотопехотные дивизии, способные, по заявлению фельдмаршала Моделя, выдержать здесь любой удар русских.

Сталин подыгрывал этой версии, выжидая нужного дня для наступления на... группу армий «Центр». Этой датой стало 22 июня ‒ третья годовщина начала войны.

Затягивая интригу, Ставка ГКО в ночь с 19 на 20 июня силами партизан осуществляет 10500 подрывов железной дороги и крупных мостов от Днепра на запад, разрушает телефонные сети, парализует на 48 часов все коммуникации неприятеля и лишает его фронт подпитки. Партизаны отвлекли на себя 12 дивизий.

Затем под Витебском переходят в наступление 1-й Прибалтийский и 3-й Белорусский фронты. Спустя сутки 2-й БФ атаковал участок Днепра, все еще удерживаемый немцами между Оршей и Могилевом. Наконец 24 июня 1-й БФ пошел на Бобруйск. И только тогда Гитлер и его Генштаб осознали, что все эти атаки ‒ не отвлекающий маневр от якобы готовящегося наступления с Украины на Кенигсберг, а наступление русских по всему 720-километровому фронту. В итоге успешных советских комбинаций, усиленных начавшимся 6 июня вторжением антигитлеровской коалиции во Францию, группа «Центр», еще недавно имевшая на восточном выступе Белоруссии 1200 тысяч человек, оказалась существенно ослабленной самим вермахтом.

Уже к 3 июля ее 17 дивизий и три бригады были разбиты, 50 дивизий потеряли более половины состава, а 105 тысяч человек оказались в окружении. Генштаб вермахта вынужден был констатировать: группе «Центр» пришел конец.

Советские войска продвинулись почти на 600 км от Днепра на запад и заняли благоприятные позиции для завершения освобождения Украины и наступления на запад.

ДОЛГИЙ БРОД К БРОДАМ

Этот древний город расположен в болотистой местности, и в старину, чтобы дойти до него, надо было знать броды через окружающие его топи. Отсюда и название города, который с веками оказался на стыке пяти дорог, через него проложили и железнодорожную магистраль ‒ он стал важным транспортным узлом в центре Европы.

В июне 1941 года гитлеровцы попытались уничтожить северо-западнее Брод войска Юго- Западного фронта. В этой битве сошлось свыше полутора тысяч танков. Несмотря на свою слабость, наши отступающие части смогли под началом Жукова продолжительное время сдерживать натиск противника, чем позволили войскам организованно отступить в глубь страны.

И вот спустя три года 1-й Украинский фронт возвратился под Броды с тем, чтобы начать здесь крупную Львовско-Сандомирскую операцию, призванную завершить освобождение Украины и открыть Красной армии путь в Польшу и Германию. Эту операцию маршал Иван Конев намеревался осуществить силами 3-й, 13-й, 38-й, 60-й общевойсковых армий, а также 1-й, 3-й и 4-й танковых, девяти истребительных, бомбардировочных и штурмовых авиакорпусов 2-й воздушной армии.

Подготовка к ней началась после завершения Проскурово-Черновицкого сражения. Заняв оборону, войска фронта пополняли свой потенциал, обучались ведению боев в новых для них условиях горного Прикарпатья, повышали политическую осведомленность воинов о территории, что лишь накануне войны влилась в состав страны. К тому же среди новобранцев было немало малограмотных и даже неграмотных выходцев с Западной Украины. В боевом братстве с бывалыми воинами они быстро сориентировались и приняли благородные идеи скорее освободить Европу от фашизма, который превратил их землю в руины.

Стратегия была разработана по новым принципам советского военного искусства, и ею мы намеревались заблокировать максимальное количество войск противника на подступах к Бродам, а для этого предстояло провести сражение-реванш, которое, Конев знал, станет для немцев битвой на их уничтожение.

Слушая в Ставке в конце июня его доклад, Верховный в привычной для него манере поставил под сомнение расчеты Конева. Но тот так настойчиво доказывал верность своего проекта, что Сталин согласился и тут же предложил усилить 2-ю воздушную армию настолько, чтобы она заняла в сложном предгорье господствующее положение над 900 самолетами вражеского 4-го воздушного флота. По его совету сюда направили и соединения прославленных асов Полбина и Покрышкина. Такой мощный авиафронт должен был обеспечить прикрытие всех наземных атак. Поручение было выполнено немедленно.

ПРОРЫВ

Предчувствуя наступление на Львов, немецкое командование в ночь на 10 июля начало скрытый отвод войск в глубину обороны на случай проведения Красной армией артподготовки. Так здесь намеревались уберечь первые эшелоны от уничтожения и ввести их в действие лишь после того, как русские израсходуют по пустым позициям большую часть боеприпасов. Одновременно немцы усилили артобстрел наших позиций, балок, лощин и обратных скатов высот, где, по данным их разведки, скапливались на изготовку русские.

Чтобы еще больше ввести неприятеля в заблуждение и заставить открыть систему обороны, Конев приказал до начала наступления провести разведку боем ‒ сначала силами передовых отрядов, а затем батальонами дивизий. Первые такие разведки установили, что противник уже держит большую часть пехоты в глубине обороны. А перед началом повторной разведки 60-я армия провела получасовую артподготовку, создав у гитлеровцев впечатление перехода армии в наступление и заставив их раскрыть все свои огневые точки.

НЕПРЕДВИДЕННАЯ СИТУАЦИЯ

Но наступление довелось начинать не на львовском, как планировалось, а на рава-русском направлении: там, в ночь на 13 июля, гитлеровцы начали отводить войска на вторую оборонительную полосу. Узнав о действиях немцев, Конев приказал 3-й гвардейской армии Гордова и 13-й армии Пухова немедленно овладеть второй траншеей врага и развивать продвижение на запад, а также обойти и отсечь с севера и северо-запада бродовскую группировку.

Пухов держал здесь фронт в 80 км, а прорыв, намеченный между станцией Звиняче и хутором Квасов, ему предстояло осуществить шириной максимум в четыре километра и пропустить в него силы двух армий. К моменту поступления приказа саперы уже раскрыли вражеские минные поля и под утро в проходы пошли подразделения 121-й гвардейской и 287-й стрелковой дивизий. Прицельный огонь артиллеристов и стремительность пехоты, наступавшей буквально за огневым валом, позволили продвинуться на 6-8 километров и выйти к главной полосе обороны немцев.

С рассветом следующего дня ее штурм возобновили с целью взять город Горохов. Однако враг накануне выдвинул танковые авангарды, усиленные двумя бригадами штурмовых орудий, которым было приказано разгромить эшелон прорыва. В итоге завязались бои на весь день. Артиллерия и авиация наступающих помогли воинам подполковника Абросимова штурмовать укрепрайон Дружкополь, откуда противник вел контрнаступление 150 танков, против которых Конев выставил 58-ю дивизию Самсонова, 389-ю дивизию Колобова, а также 150-ю танковую бригаду. В итоге вражеский таран был разбит, а Горохов ‒ узел четырех шоссейных дорог ‒ заняли атакующие. Затем были отброшены и две танковые дивизии резерва врага, освобожден город Радехов... После этого в прорыв вошли 1-я гвардейская танковая армия Катукова и конно-механизированная группа Баранова, нацеленные на ликвидацию узла сопротивления врага в Кристинополе и развитие удара к Западному Бугу.

Тем временем на львовском направлении 14 июля 1087-й полк с рассветом атаковал высоту 396.0. К11 часам он захватил две траншеи и отбил шквал контратак. А в 14 часов 30 минут здесь началась мощная артиллерийская и авиационная обработка немецких позиций. Спустя час полки 60-й и 38-й атаковали их на всем участке прорыва, но встретили ожесточенное сопротивление. Тогда самолеты Красовского совершают 3700 бомбовых и штурмовых налетов, чем лишают врага возможности сорвать наступление.

Слабым местом в обороне противника была местность вокруг села Колтов: овраги, холмы, леса, болота, глубокие торфяники ‒ и все это в межгорной складке. Создавая с учетом этих естественных для танков преград дальнюю оборону Львова, гитлеровские полководцы посчитали эти места непроходимыми и минимально защитили их от возможного прорыва, гряды, окружающие котловину, укрепили прочно, а торфяники заминировали и взяли под перекрестный артиллерийско-пулеметный прицел.

В своих планах Конев предусмотрел воспользоваться этими расчетами врага и в случае яростного сопротивления намеревался взломать оборону именно здесь, чтобы затем, действуя по обе линии фронта, раздробить и окружить встречными ударами максимум сил противника.

Командир 322-й стрелковой дивизии Лащенко, понимая, что успех общего наступления во многом зависел от действий пехоты, приказал сосредоточить огонь артиллерии на опорные базы врага, ввел в атаку резерв, потребовав от него овладеть третьей траншеей, выйти в тыл противника, оттеснить и уничтожить его на подступах к высоте. К исходу дня полки Тимофеева, Гришина и Фомичева, поддержанные авиацией и вторым эшелоном дивизии, прорвали главную полосу немецкой обороны южнее села Колтов на фронте шириной 2-3 км и углубились в нее на 9 км.

В эту брешь тут же начали втягиваться флангами 336-я и 302-я стрелковые дивизии. Противник выставляет заслон из тактического, а затем и оперативного резервов, и утром 15 июля они контратакуют из Плугова и Зборова двумя танковыми и пехотной дивизиями. В напряженный момент Конев опять поручает авиаторам разметать силы немцев, а командующему 1-й гвардейской армии Гречко ‒ скрыто выдвинуть к участку прорыва стрелковый и танковый корпусы и из-за фланга теснимой 38-й армии также нанести удар. Эти молниеносные атаки позволили ему удержать инициативу и добиться успеха в расширении прорыва.

‒ Он был труднопроходимым даже для танков, ‒ вспоминал дважды Герой Советского Союза генерал-лейтенант Слюсаренко, которому довелось воевать здесь еще и в 1941 году. ‒ Но мы ринулись сюда сквозь стену сплошного огня с целью перерезать дорогу Львов-Красне и захватить железнодорожную станцию, на которую противнику поступало танковое подкрепление. И это мы сделали, одолев отчаянное сопротивление немцев. Тем временем 

69-я механизированная бригада овладела урочищем Городиловский лес, селом Нуще и обеспечила ввод в бой основного состава сил, нацеленных на поселок Тростянец.

К исходу дня 1089-й полк Тимофеева, овладев селом Монастырок, достиг рубежа Колтова. Следом за ним пробились сюда и воины 1087-го полка Фомичева. Идущая слева 302-я стрелковая дивизия отражала натиск частей немецкой 8-й танковой дивизии и очищала окрестные хутора. Все это позволило 322-й стрелковой дивизии и 69-й мехбригаде глубоко вклиниться во вторую полосу немецкой обороны и пробить южнее Колтова коридор, которому суждено было сыграть исключительную роль в развитии всей наступательной операции.

КОЛТОВСКИЙ КОРИДОР

В правилах военной тактики на то время считалось безопасным вводить танковые армии в прорыв при наличии бреши в линии фронта шириной не менее 10 км. Открыть такой коридор у Конева не было возможности. Поэтому он, лишь только совершив прокол глубиной в 6 км, вводит в него по размытым дождями лесным дорогам 3-ю и 4-ю танковые армии.

Первоначально маршал планировал ввести 4-ю танковую в полосе 38-й армии. Но поскольку там противник выстоял, то Лелюшенко бросают в колтовский коридор. И его армия под покровом дождливой ночи мчится в новый район, вклинивается в прорыв, забитый сотнями боевых машин и колонн, обстреливаемых перекрестным огнем.

Главная задача перед ним прежняя: 10-й Уральский корпус идет первым и прорывается к городу Золочев, откуда движется на юго-запад в обход Львова. А корпусу Акимова поручено принять бой в коридоре более чем с сотней вражеских танков, остановить их...

Нейтрализуя неистовство нарастающих контратак и стремясь надежно защитить прорыв, маршал вводит в него отборные танковые корпусы ‒ 4-й Кантемировский, 31-й Григорьева и 6-й Новикова. Через сутки огненный коридор, в который шли и шли войска 1-го УФ, уже протянулся на 18 километров и имел в ширину 4-6 километров. Поддерживая соседей, от Ковеля и Люблина начали наступление войска левого крыла 1-го БФ. В целом оборона противника была прорвана на линии в 200 км.

В КОТЛЕ

В этой огненной схватке танки прорываются к Бродам, где благодаря разведчикам группы старшего лейтенанта Морозова быстро нашли безопасный проход и 17 июля окружают гарнизон, а к вечеру освобождают город.

‒ 18 июля наша бригада таким же броском форсировала Западный Буг и захватила в районе Каменки-Бугской плацдарм Тадани, ‒ вспоминает журналист, волжанин Евгений Поваляев. ‒ Но поддержать закрепившийся на том берегу батальон автоматчиков мы не успели. Ибо сложные берега и огонь противотанковых орудий не позволили нам переправиться. Пока неприятель стягивал бронетехнику для уничтожения нашего десанта на плацдарме, мы успели найти южнее на десять километров брод и, форсировав реку, на больших скоростях пробились к автоматчикам, сообща с ними расширили плацдарм и организовали его оборону до прихода основных сил.

Почему так спешили сюда танкисты? Потому что командование группы «Северная Украина» стремилось удержать этот важный узел автомобильных и железных дорог в качестве коридора для вывода ее войск. Чтобы лишить врага возможности ускользнуть, решено было взять город, а с ним и Буск, что и позволило заблокировать восемь дивизий.

Вечером Москва салютовала 1-му УФ двадцатью артиллерийскими залпами из 224 орудий в честь прорыва им глубоко эшелонированной обороны противника.

РАЗГРОМ

Не желая напрасного кровопролития, Конев в ночь на 19 июля предложил окруженным прекратить сопротивление и сдаться. Но те отказались.

Им удалось захватить село Почапы и превратить его в сильный опорный пункт. Отсюда обреченные дивизии намеревались прорваться к своим главным силам, до которых было около десяти километров. Повторялась ситуация попытки прорыва из корсунь-шевченковского котла, когда незначительная часть все же вырвалась из него. И опять в стремлении вырваться любой ценой густые цепи не останавливали даже прямые танковые залпы осколочными снарядами: они с сумасшедшим отчаянием шли на боевые порядки танкистов. В одно из мгновений вал обреченных был готов захлестнуть стальную стену, и тогда танкисты подняли пехоту в контратаку и гусеницами уничтожили не желающих сдаться. Так же 102-й, 4-й гвардейский и 31-й танковый корпусы пресекли попытки остальных прорваться в расположение основных сил, которые трое суток наносили мощные встречные удары, но так и не смогли разбить кольцо, прочно сжавшее агонизирующие восемь дивизий. Среди них была и 14-я пехотная «СС ‒ Галиция» ‒ первая дивизия коллаборантов, которую обескровленный вермахт решился выставить на Восточном фронте. Созданная буржуазными националистами, она просуществовала всего неделю ‒ сначала у Колтова, удерживая вторую полосу обороны, затем прикрывая отступления фашистов, а 22 июля была раздавлена вместе со всей бродовской группировкой...

Всего в этом котле вермахт потерял убитыми более 35 тысяч солдат и офицеров, свыше 17 тысяч гитлеровцев было пленено. На поле боя враг оставил 1800 орудий и минометов, 3850 автомашин, 219 сбитых самолетов.

НА ПОДСТУПАХ К ЛЬВОВУ И ВИСЛЕ

Чем ближе к Львову, тем сильнее сопротивлялись гитлеровцы, превратившие каждый населенный пункт на подступах к нему в укрепрайон. Только после того как было взято село Словита, раскинувшееся на холмах вдоль шоссе Золочев-Львов, 1-й УФ добыл прямую дорогу к этому городу.

Думая о том, как освободить древний город, не нанеся существенных разрушений его историческим и архитектурным памятникам, маршал Конев еще в начале операции послал войска в обход Львова ‒ к Сандомиру. На этом пути передовые части перешли государственную границу Советского Союза и начали освобождение юго-восточных районов Польши. Так Западный Буг и оборонительная линия «Восточный вал принца Евгения» остались в нашем тылу и потеряли свое военное значение. На пятый день наступления вражеская оборона здесь была разрезана танковыми клиньями, уже нависшими над тылами армий «Северная Украина».

Однако вермахт, исполняя волю фюрера, пытается перебросить во Львов войска с других участков фронта, надеясь развязать за него тяжелое сражение. Взвесив все разведданные, Конев потребовал от своей ударной группировки немедленно овладеть Львовом. И 27 июля над его ратушей взвилось Красное знамя.

Одновременно противник был выбит из Станислава и города-крепости Перемышля. Теперь войска 1-го УФ уверенно пошли по дорогам Польши к Висле, форсируют с боями эту крупную водную преграду, взяли Тарнобжег, затем Сандомир...

Задание Ставки Верховного главнокомандования ‒ создать плацдарм на западном берегу Вислы для наступления к границам фашистской Германии ‒ фронт Конева выполнил в указанные сроки и встал на новую исходную позицию ‒ начал готовиться к висло-Одерской, завершающей операции Великой Отечественной войны.


23 Октября 2019


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
85196
Виктор Фишман
68635
Борис Ходоровский
61017
Богдан Виноградов
48070
Дмитрий Митюрин
34226
Сергей Леонов
32101
Сергей Леонов
31996
Роман Данилко
29980
Светлана Белоусова
16352
Дмитрий Митюрин
16147
Борис Кронер
15443
Татьяна Алексеева
14558
Наталья Матвеева
14236
Александр Путятин
13945
Наталья Матвеева
12471
Светлана Белоусова
12009
Алла Ткалич
11742