СССР
«Секретные материалы 20 века» №7(497), 2018
Суровые мили адмирала
Петр Середюк
капитан 1-го ранга
Санкт-Петербург
231
Суровые мили адмирала
Выпуск курсантов ВВМУ им. Ленинского комсомола. У микрофона – вице-адмирал Егор Томко

19 марта Россия отмечает День моряка-подводника. К этой дате мы вспомним одного из достойных представителей этой тяжелой и благородной военной профессии — Егора Андреевича Томко, которого нет с нами скоро уже десять лет. Вице-адмирал, Герой Советского Союза, он был награжден еще и орденами Ленина, Мужества, Трудового Красного Знамени, «За службу Родине в Вооруженных силах» II и III степеней, многими медалями…

Он начинал службу в подводном флоте с должности заместителя командира по политической части подводной лодки С-363 613-го проекта, потом стал ее старпомом. Продолжил службу на атомных подводных лодках Северного флота, был командиром АПЛ, начальником штаба, а потом и командиром дивизии.

О его героизме подводники знали не понаслышке. Еще замполитом подводной лодки С-363, когда он находился в одном из ее отсеков, там начался пожар. У одного молодого подводника отказал противогаз. Томко тут же отдал ему свой и, хотя был не защищен от дыма, возглавил борьбу с огнем. Благодаря решительным действиям подводников пожар был потушен, люди — спасены.

В другой раз на атомной подводной лодке, где служил Егор Томко, произошла авария — размыло активную зону реактора. От облучения сразу же погибли четыре подводника, но экипаж из последних сил продолжал бороться за живучесть корабля, пока не пришвартовал его к пирсу. Радиация в лодке возросла до шести тысяч рентген, весь экипаж был облучен и отправлен в Ленинград на лечение. Из 136 подводников только шестеро остались в строю, в том числе Егор Томко. На его голове после этого не осталось волос…

Будучи командиром 11-й дивизии атомных подводных лодок 1-й флотилии Северного флота, он участвовал в переходе в Тихий океан под панцирем Арктики. На случай экстренного всплытия носовые торпедные аппараты были заряжены двумя боевыми торпедами, чтобы пробить полынью в толще пакового льда. Хотя все понимали, что едва ли удастся в битом льде всплыть и тем более отыскать эту полынью.

Подготовка к походу была напряженной. По приказу Томко оба экипажа находились в прочных корпусах с подъема и до 24.00. Сход офицерам и мичманам на берег практически был запрещен. Жесткая требовательность руководителя перехода сделала свое дело: обе подводные лодки были подготовлены образцово.

Вначале планировалось, что первая АПЛ, пройдя подо льдом из Баренцова моря в Чукотское, передаст сигнал о всплытии, после чего уйдет под лед вторая. Однако стало ясно, что такой поход подо льдами связан с большим риском. Поэтому было принято решение идти в составе тактической группы, и если что-то случится с одной АПЛ, то другая сможет прийти на помощь — найти ей полынью для аварийного всплытия. Кроме того, в составе группы есть возможность поддерживать постоянную связь в телефонном режиме, что позволило лодкам на переходе идти на различной глубине и контролировать друг друга, определяя точное местоположение.

Плавание подо льдом не только опасное, рискованное, но и очень тяжелое. Командир лодки и комдив Егор Томко сам сидел на центральном посту, давая команды по маневрированию. В походе комдив уделял большое внимание бдительности несения вахты, четкому выполнению подводниками своих обязанностей, неукоснительному соблюдению ими эксплуатационных инструкций.

В походе АПЛ прошли 4570 миль (из них в подводном положении 3620, а подо льдами Арктики — 1760 миль) и успешно пришвартовались в бухте Крашенинникова на Камчатке. Егору Томко и командиру АПЛ К-212 капитану 3-го ранга Алексею Алексеевичу Гусеву в 1978 году было присвоено звание Героя Советского Союза.

Впервые в истории ВМФ СССР был совершен такой трансарктический переход двух атомных подводных лодок в составе тактической группы. В этом походе Егор Томко, как отмечалось в наградном листе, проявил личное мужество, хладнокровие, практическое мастерство, умело руководя подчиненными.

В дальнейшем, командуя 11-й дивизией АПЛ, он внес значительный вклад в дело испытания и освоения атомных подводных крейсеров с крылатыми ракетами. Так, в апреле 1983 года Томко, будучи заместителем председателя государственной комиссии по приемке и испытанию головной подводной лодки К-525, участвовал в подготовке и проведении испытания с погружением на предельную глубину. Такое испытание проводилось на ВМФ тоже впервые.

Свой огромный практический опыт он передавал курсантам Высшего военно-морского училища имени Ленинского комсомола, начальником которого был с 1984 по 1992 год, преподавал на кафедре тактики ВМФ, будучи там доцентом. Я тоже был преподавателем этого училища и встречался с ним неоднократно. Эти встречи произвели на меня большое впечатление.

Особенно запомнилось участие в 115-м военном параде на Красной площади в Москве. Вместе с прославленным адмиралом я шел во главе парадного полка. Тогда случилась тяжелая трагедия: под берегами США погибла наша ракетная атомная подводная лодка 667 «А» проекта К-219. Естественно, в период тренировок было много корреспондентов газет, желающих взять у адмирала комментарии к этой трагедии. На все их вопросы, даже каверзные, он всегда отвечал безукоризненно. А от личного состава парадного полка требовал одно: не жалеть себя и так подготовится к параду, чтобы весь мир мог убедиться: советские подводники — достойные защитники своего Отечества. Мы прошли отлично.

Ну а дальше пришло горбачевское «новое мышление», армию, флот стали критиковать все, кому не лень. Особенно это усилилось после известных тбилисских событий. Расследование их было поручено тогдашнему депутату Верховного Совета СССР Анатолию Собчаку, который резко оценил действия военнослужащих, признав их виновными в гибели мирных людей. Армия и флот были возмущены такими его выводами, и это 19 января 1990 года сказал вице-адмирал Егор Томко в своем выступлении на комсомольской конференции Ленинградской военно-морской базы. Тут же начались действия по защите «чести» Собчака. 27 января в газете «Смена» появилась статья «Так кто же вбивает клин?», позорившая имя Егора Томко. Сам же Собчак подал на адмирала в суд. Подконтрольные ему средства массовой информации, не дождавшись решения суда, стали выливать ведра грязи на адмирала. Писали, например: «Томко позволил себе оскорбительное высказывание в адрес Анатолия Собчака, и у него не хватает мужества прибыть на честный суд». Особенно старался опозорить адмирала его соперник по выборам в Верховный Совет РСФСР редактор газеты «Смена» Виктор Югин, который все печатал и печатал в своей газете материалы, оскорбляющие честь и достоинство Героя Советского Союза.

Действительно, Егор Томко на заседания этого судилища не ходил. Один раз он предоставил документы, что был в служебной командировке, а в другой собрание офицеров училища решило, что ему не стоит туда ходить. На суд в качестве его доверенного лица был отправлен капитан 1-го ранга Александр Каменев. Об этом Томко сообщил судье Лактионовой личным письмом. Но это письмо тут же опубликовала «Смена» с язвительными комментариями, мол, адмирал трус и боится справедливого суда. Другие газеты тоже продолжили клеймить позором прославленного адмирала. Дошло до прямых угроз: некий анонимный житель города Мурманска написал в «Смене», что «набьет физиономию адмиралу за критику демократии».

Супруга Егора Андреевича со слезами рассказывала, что были угрозы по телефону, на улице к ней приставали с оскорблениями. Но этим не закончилось. В январе 1990 года, когда Томко был кандидатом в депутаты в Верховный Совет РСФСР, он возвращался на служебной машине домой. У парадной дома к нему подъехал милицейский уазик, из которого вышел майор милиции. Он потребовал, чтобы адмирал сел к нему в машину и подписал протокол, что его шофер нарушил правила дорожного движения. Егор Андреевич отказался — спрашивать надо было с шофера, а не с него. Тогда майор сел в уазик и на полной скорости поехал на Егора Томко. У адмирала была прекрасная реакция, он сумел руками оттолкнуться от капота наезжающей на него машины. От удара он отлетел на обочину, руки оказались переломаны, пришлось его срочно доставлять в военно-морской госпиталь.

В то же время его доверенное лицо, начальник предвыборного штаба Петр Сошенко, вечером возвращался домой. В подъезде на него набросились двое неизвестных здоровенных парней, избили его арматурой и забрали все документы по предвыборной кампании.

Позже выяснилось, что милицейский уазик числился в угоне, а такого майора в милиции вообще не было.

На выборах в Верховный Совет РСФСР по одномандатному избирательному округу победил конкурент адмирала — Югин... Суд Томко проиграл и принес письменные извинения Собчаку, которые тут же были опубликованы в «Смене». А вскоре адмирал был уволен с военной службы.


24 Марта 2018


Последние публикации


1 000 руб.
200 руб.



Выбор читателей

Сергей Леонов
83488
Виктор Фишман
67054
Борис Ходоровский
59019
Богдан Виноградов
46294
Дмитрий Митюрин
31287
Сергей Леонов
30802
Роман Данилко
28309
Сергей Леонов
15371
Дмитрий Митюрин
14111
Светлана Белоусова
13853
Александр Путятин
13007
Татьяна Алексеева
12758
Наталья Матвеева
12292