Гонения на гения
СССР
«СМ-Украина»
Гонения на гения
Василий Кучин
доктор физико-математических наук
Киев
380
Гонения на гения
Академик Сахаров с супругой Еленой Боннэр

В истории мировой науки вряд ли можно найти ученого, равного по авторитету академику Сахарову. Да и немногих людей судьба бросала по синусоиде, как Андрея Дмитриевича: от заслуженного признания и почестей до необоснованных гонений от руководства родного государства.

Гениальный ученый Сахаров мыслил как настоящий патриот: не вступая ни в какие сделки, не идя на компромиссы с совестью, он доводил научную идею до практического внедрения. Сначала он работал над оружием, а затем, переосмыслив свою позицию, стал борцом в защиту прав человека, активно выступая за мир, за запрещение оружия массового истребления людей. В СССР это была рискованная общественная позиция, потому Андрея Сахарова много лет унижали и преследовали «компетентные органы» по указу «сверху».

ПО СТОПАМ ОТЦА В ФИЗИКУ

Андрей Дмитриевич Сахаров родился 21 мая 1921 года в семье физика. Люди старшего поколения осваивали физику в школе с помощью задачника, составленного отцом будущего академика Дмитрием Ивановичем Сахаровым. Поэтому не случайно сын пошел по стопам отца.

После блестящего окончания Московского университета началась его исследовательская деятельность в Физическом институте АН СССР (ФИАН): там Сахаров занимался вопросами теоретической физики и исследованием механизма электрического разряда в газах.

Результаты его работы были столь впечатляющими, что Андрея Дмитриевича в 1953 году избрали академиком АН СССР (в возрасте 32 лет!). После этого он вплотную стал изучать термоядерный синтез. Игра стоила свеч: при синтезе дейтерия и трития выделяется огромная энергия, в 4,2 раза больше, чем при делении ядер такой же массы урана-235!

ТЕРМОЯДЕРНАЯ ИДЕЯ

В те годы разрушительная сила водородной бомбы никого из ученых не отпугивала. Мир вступил в эпоху холодной войны, в США бушевал маккартизм, в СССР поднялась очередная волна разоблачений, которые зачастую оканчивались смертью «разоблачаемых».

Демарши иногда позволял себе лишь лауреат Нобелевской премии академик Петр Капица, который, в частности, не явился (подумать страшно!) на торжественное заседание Академии наук СССР, посвященное 70-летию со дня рождения товарища И. В. Сталина. По этому случаю Петра Леонидовича хотели даже исключить из рядов академиков, но президент академии Сергей Вавилов с большим трудом защитил «непослушного» ученого. Поэтому работы по созданию термоядерной (водородной) бомбы велись в исключительно сложных и смертельно опасных условиях. Советским ученым нужно было во что бы то ни стало доказать перспективность термоядерной идеи и осуществить ее на практике.

Работа над водородной бомбой стала первой интеллектуальной гонкой в истории человечества, битвой умов, которую выиграли советские специалисты.

Долгое время многие известные физики, в том числе лауреат Нобелевской премии Нильс Бор, не верили в реальность «сверхбомбы». Однако группа исследователей под руководством академика Якова Зельдовича потратила шесть лет на поиски доказательства возможности протекания мгновенной реакции термоядерного синтеза, и скептики были посрамлены.

Для создания супербомбы необходимо было развернуть и выполнить огромный объем работы в науке, на горных рудниках и в промышленности. На решение этой задачи были выделены колоссальные средства, привлечена армия ученых и инженерно-технических работников. Невиданный до тех пор в мировой практике гигантский объем целенаправленной научной и практической работы не затормозили ни смерть Сталина, ни арест Берии, ни волюнтаризм Хрущева...

ГОНКА С США

Схему первой в СССР осуществимой для создания термоядерной бомбы предложил Сахаров, состоящий в группе Зельдовича. Еще в 1949 году он высказал оригинальную идею использования в качестве эффективного ядерного материала дешевый уран-238, который специалистами рассматривался как отходы при производстве оружейного урана.

Метод получения термоядерного топлива оказался настолько оригинальным, что его до настоящего времени называют «сахаризацией». При расчете процессов термоядерной реакции, в частности, впервые в советской науке пришлось обратиться к помощи математического моделирования. С этой задачей блестяще справился коллектив математиков, который возглавлял академик Мстислав Всеволодович Келдыш («Теоретик космонавтики», избранный академиком в 35 лет!). Отставание от США в области компьютеров было компенсировано разработкой и применением оригинальных методов расчета на обычных арифмометрах...

После печально известной директивы президента США Трумэна в начале 1950 года на заседании Правительственного спецкомитета СССР решено было максимально ускорить работы по «сахаровской» конструкции бомбы с тротиловым эквивалентом 1 мегатонна и сроком испытания в 1954 году. (Далее везде мощность бомб приведена в общепринятом тротиловом эквиваленте.) Надо было спешить...

Дело в том, что 1 ноября 1952 года на атолле Элугелуб специалисты США испытали термоядерное устройство «Майк» с энерговыделением 10 мегатонн, в 500 раз мощнее бомбы, сброшенной на Хиросиму. Однако «Майк» имел размеры с двухэтажный дом, и использовать его в качестве бомбы было, естественно, невозможно. Но колоссальная мощность взрыва впечатляла. Да и поток нейтронов, образовавшийся после взрыва бомбы, был неимоверно велик...

«ТЕБЕ, СПАСИТЕЛЮ РОССИИ, СПАСИБО»

Первая советская водородная бомба была испытана 12 августа 1953 года на полигоне под Семипалатинском. Это было четвертое по счету испытание советского атомного оружия. Мощность бомбы, которая имела секретный код «Изделие РДС-6», составляла 400 килотонн, что в 20 раз больше мощности уже имеющихся в СССР и США атомных бомб.

После испытания первой водородной бомбы академик Игорь Курчатов, руководитель гигантского советского проекта по использованию атомной энергии в мирных целях, с глубоким поклоном обратился к Андрею Сахарову: «Тебе, спасителю России, спасибо».

Однако при этом следует обязательно знать, что при испытании этой бомбы были человеческие жертвы и что экологические последствия испытания оказались ужасающими. На долю первого термоядерного взрыва в Семипалатинске приходилось 82% стронция-90 и 75% цезия-137. Но в то время — время сумасшедшей спешки в гонке вооружений — о жизни людей и радиоактивном заражении как о какой-то ценности никто в мире не думал.

Испытания водородной бомбы показали, что эффективность ее действия оказалась меньше расчетной и ожидаемой, так как сжатие термоядерного узла в ней производилось механической энергией, что вызывало массу неудобств. Американцы для этой цели уже тогда стали использовать нейтронный инициатор. Поэтому академик Игорь Тамм, негласный лидер термоядерного проекта, потребовал от своих коллег найти новое решение первичного подрыва бомбы. «Все, что мы делали до сих пор, никому не нужно», — заявил он.

И уже весной 1955 года советские физики практически осуществили идею взрывного инициатора. Авторство идеи принадлежит Зельдовичу и Сахарову. И вот 22 ноября 1955 года на полигоне под Семипалатинском с бомбардировщика Ту-16 сбросили усовершенствованную бомбу проектной мощностью 3,6 мегатонны! Во время этих испытаний в еще большем количестве погибли люди, радиус поражения достигал 350 км! Имели место серьезные разрушения и в самом Семипалатинске. После этого испытания водородной бомбы стало ясно, что СССР достиг ядерного паритета с США...

Имея в виду гигантскую разрушительную силу вновь созданной бомбы, все последующие испытания новых, более совершенных конструкций стали проводить на неосвоенных территориях Советского Союза, в частности на островах Новая Земля.

Следует отметить, что создание первой водородной бомбы дало мощный толчок развитию советской космонавтики. После успешного испытания бомбы ОКБ Сергея Королева получило задание разработать межконтинентальную баллистическую ракету для этой бомбы. Задание было выполнено в рекордно короткие сроки, ракета получила название «семерка», с ее помощью был выведен на околоземную орбиту первый искусственный спутник Земли в октябре 1957 года. На ней же 12 апреля 1961 года отправился в первый в истории человечества Земли космический полет Юрий Гагарин.

НАКАЗАТЬ «СМУТЬЯНА»-ЧЕЛОВЕКОЛЮБЦА!

Дальнейшая судьба Андрея Дмитриевича сложилась вначале драматически, а затем трагически. Как настоящий ученый, он быстро понял ту смертельную опасность для человечества, которую может принести атомное оружие вообще и водородная бомба в частности. Фактически он восстал против гонки вооружений в Советском Союзе и Соединенных Штатах, решительно выступая за соблюдение прав человека.

Конечно, это не понравилось властям, и правящая партия решила его наказать. Грубо сделать это было невозможно — слишком высок был авторитет ученого. Поэтому избрали вполне иезуитский способ борьбы чужими руками: президент Академии наук СССР, трижды Герой Социалистического Труда академик Мстислав Келдыш, возглавлявший штаб советской науки в течение 14 лет, был «приглашен» в ЦК КПСС. Там от Келдыша потребовали исключения «смутьяна» Андрей Сахарова из числа членов академии «за антисоветскую деятельность». Однако уставом академии такое действие не предусмотрено, о чем и сообщил партийным чиновникам ее президент.

Мировая наука не знает случаев наказания ученых в виде лишения ученого звания за их политические убеждения. Тогда несговорчивому академику Келдышу категорически «посоветовали» внести в устав соответствующую «поправку» (что полагалось осуществлять только на общем собрании академиков).

В истории мировой науки такие прецеденты также неизвестны. Не удалось, к счастью, этого сделать и в Академии наук СССР, имевшей в своих рядах семь лауреатов Нобелевской премии. Да и никто не собирался выполнять эту постыдную, подлую директиву «направляющей и руководящей», наиболее прославленные члены академии даже слышать не хотели о столь чудовищном насилии над всемирно известной научной организацией.

Интеллигентный академик Келдыш, по-видимому, даже и не представлял себе ясно то, что от него требовали. В 1975 году после третьей, еще более жесткой «беседы» в ЦК КПСС «несговорчивого» Мстислава Всеволодовича доставили с сердечным приступом в больницу, в которой он так и не смог оправиться от болезни.

Находясь в больнице, он подал заявление в президиум академии с просьбой об освобождении его от должности президента. И правильно сделал, иначе бы не избежал дальнейшего насилия «людей в штатском»... Просьбу Мстислава Келдыша удовлетворили. А через три года, 24 июня 1978 года, ученый с мировым именем скончался. Наука понесла существенный урон, а Академия наук СССР оказалась без предводителя. Советской науке был нанесен непоправимый удар и невосполнимый ущерб.

ИЗБРАНИЕ НОВОГО ПРЕЗИДЕНТА АКАДЕМИИ НАУК

Для выполнения процедуры избрания президента академии «помощь» предложил всемогущий тогда ЦК. Партийные боссы стали подбирать на эту должность такого кандидата, который бы сумел «протащить» в устав академии пункт об исключении из состава академиков лиц, совершивших серьезные правонарушения. И представьте себе, нашли! Им оказался сравнительно молодой и малоизвестный академик одного из Сибирских отделений АН СССР (фамилию не назову во избежание неприятностей), который с готовностью согласился выполнять любые указания ЦК.

Но согласно уставу академии президент этой организации избирается на общем собрании членов и членов-корреспондентов (голосуют только члены академии). В течение трехсуточного заседания ученые мужи решительно не желали избирать своим главой ставленника ЦК. Многократные голосования не дали ожидаемых «в Кремле» результатов даже после почти силового давления на академиков. Сложилась патовая ситуация...

Тогда элита академии в кулуарах смогла уговорить на должность президента АН СССР уже известного тогда ученого Анатолия Александрова.

Надо сказать, что он не хотел занимать этот неспокойный пост, да и работать на весьма ответственной должности, имея 72 года за плечами, согласитесь, очень трудно. Но кандидат в президенты возглавлял в Советском Союзе всю атомную науку и промышленность и имел весомый «козырь» — три Звезды Героя Социалистического Труда! Поэтому члены президиума академии были уверены в том, что только Анатолий Петрович устоит против напора ЦК, и не очень обращали внимание на его колебания...

Президиум поддержал предложение инициативной группы и рекомендовал Александрова общему собранию к избранию на должность президента АН СССР. Академики с большим восторгом единогласно избрали его, и ЦК не посмел воспротивиться этому решению.

Однако при избрании Анатолий Петрович получил от академиков негласный строгий наказ: ни при каких условиях не пытаться внести в устав академии постыдное дополнение, о котором упоминалось выше. И он строго придерживался его...

«КОЛЛЕКТИВНОЕ ПИСЬМО»

Потерпев фиаско в давлении на президента академии Александрова, «руководящие товарищи» изменили тактику: была организована невиданная травля опального академика Сахарова в СМИ, которые не особенно выбирали средства для опошления великого ученого.

Теперь, спустя десятилетия после описываемых событий, трудно даже вообразить гигантский объем грязных измышлений по отношению к академику, не пощадили даже членов его семьи, родных, близких и знакомых. Хуже того, руководящие деятели инициировали массовый протест членов академии о недопустимости пребывания в их рядах недостойного, по их мнению, ученого. Было составлено подлое по своему содержанию «коллективное письмо» о низком моральном уровне академика Сахарова с просьбой к правительству о лишении его академического звания и высылки из страны. И этот страшный пасквиль подписали почти полторы сотни «соратников» Андрея Дмитриевича по академии — едва ли не треть состава академии! (Я храню этот документ, и меня поражает наличие в нем фамилий достаточно известных в то время ученых, с которыми, скорее всего, «поработали» в соответствующих органах; но тем не менее после их трусливого и беспринципного поступка они навсегда потеряли уважение в научных кругах. — Прим. автора.)

ОПАЛА

Лишить Сахарова звания академика не удалось. От эмиграции за границу истинный патриот решительно отказался и несказанно возмутился против насильственного выдворения за пределы родной страны. Лишить его советского гражданства «руководящие органы» не посмели. Все, что они могли сделать, это выслать неугодного ученого в провинцию...

Местом ссылки избрали Нижний Новгород. Перед изгнанием его лишили всех правительственных наград, в т. ч. почетного звания Героя Социалистического Труда. Опального ученого поселили в изолированной квартире без какой-либо связи с внешним миром (всяческая переписка была запрещена), даже без квартирного телефона.

Но и здесь травля Андрея Дмитриевича и членов его семьи не прекратилась, наоборот, в связи с отказом его от «добровольной» эмиграции слежка и издевательства усилились. В многочисленных пасквилях СМИ его обвиняли в антисоветских (!) взглядах, подрыве процесса разрядки и обострения международной напряженности и еще много в чем...

При очередной провокации (не последней!) против Андрея Сахарова осенью 1981 года разразился грандиозный скандал с родственницей его жены Елены Боннэр, организованный «компетентными органами». Тогда супруги объявили голодовку и были госпитализированы в больницу, где им, к счастью, обеспечили достаточно щадящую психологическую и медицинскую помощь. И подобных случаев издевательства над ученым было множество!

«ЗАХЛОПАЛИ»

Не приходится сомневаться, что процесс травли именитого академика продолжался бы вплоть до его кончины, скорее всего — вынужденной. К счастью для него и для всех патриотов отечественной науки, дикая изоляция его от человеческого общения прекратилась с началом перестройки. По личному указанию Михаила Горбачева ссыльного академика с семьей 19 декабря 1986 года возвратили в Москву.

Но многолетняя травля Сахарова, крепко укоренившаяся в сознании малообразованных и «традиционно активных» участников перестройки, продолжалась. И хотя академика избрали депутатом Верховного Совета СССР, негласная борьба, часто переходящая в издевательские скандалы, продолжалась. Андрей Сахаров разработал «Декрет о власти», в котором предлагалось отменить 6-ю статью Конституции СССР (объявляла КПСС «руководящей и направляющей силой»), ликвидировать всяческие льготы партийной номенклатуры, передать власть Советам, сделать все выборы конкурентными, ключевых чиновников — избираемыми на съезде и ему подотчетными. Ставилась цель перейти к профессиональной армии и новой Федерации союзных республик с сохранением прежних границ.

Людям старшего поколения памятны муссируемые отечественными СМИ кадры телевизионной кинохроники из зала заседаний Верховного Совета СССР, где единственный раз выступить на сессии Верховного Совета Андрею Дмитриевичу не дали оригинальным образом: «демократически настроенные» депутаты «захлопали» его выступление (дико орали и исступленно хлопали в ладоши). Особенно при этом проявил «усердие» наш земляк из руководителей Украинского союза ветеранов Афганистана.

После всяческих мытарств в поисках понимания и справедливости Андрей Дмитриевич тихо ушел из научной жизни и отошел от общественной деятельности. Забытый идеологизированными коллегами по работе, отвергнутый аморфной частью общества, он тихо скончался в декабре 1989 года и был похоронен на Востряковском кладбище в окрестностях Москвы.


9 июля 2020


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
86717
Виктор Фишман
69660
Борис Ходоровский
61921
Богдан Виноградов
49144
Сергей Леонов
40121
Дмитрий Митюрин
35698
Сергей Леонов
32911
Роман Данилко
30819
Светлана Белоусова
17681
Борис Кронер
17496
Дмитрий Митюрин
16972
Татьяна Алексеева
15844
Наталья Матвеева
15368
Светлана Белоусова
15166
Наталья Матвеева
14438
Александр Путятин
14388
Алла Ткалич
13048