Брежнев и Пимен в Саровской обители
СССР
«Секретные материалы 20 века» №22(434), 2015
Брежнев и Пимен в Саровской обители
Александр Ломтев
журналист
Санкт-Петербург
143
Брежнев и Пимен в Саровской обители
Саровская обитель объединила Леонида Брежнева и патриарха Пимена

У советских лидеров отношения с Богом складывались по-разному. Скажем так — неровно. Сталин, например, церковь гнобил, но когда к Москве подошли солдаты в рогатых касках, повернулся к православию лицом… Хрущев был богоборцем до конца. Брежнев… Формально Леонид Ильич был атеистом. Еще бы — генеральный секретарь ЦК КПСС, Председатель Президиума Верховного Совета СССР, четырежды Герой Советского Союза и Герой Социалистического Труда, маршал Советского Союза, человек, который правил советской империей восемнадцать лет.

Что подумал бы сплоченный отряд партийных и беспартийных строителей коммунизма, если бы узнал, что Брежнева после смерти отпевали? Да не может быть!

Об этом, что вполне естественно, помалкивали биографы генсека при советской власти, но почему-то не вспоминают и поныне. Однако же нам удалось «накопать» весьма и весьма занимательные сведения. Например, украинский священник, митрополит Владимир, в интервью украинскому журналу «Киевская Русь» на вопрос корреспондента, не отпевали ли после смерти Никиту Хрущева, ответил: «Насчет Хрущева не знаю, а вот Брежнева — точно. Отпевал его кто-то из московских протоиереев. Пригласила жена. Ко гробу Брежнева мы с покойным патриархом Пименом принесли цветы, подошли к жене, она поднялась, взяла благословение и сказала: «Ваше святейшество, молитесь за него, он крещеный и отпетый».

На «сломе формаций», когда социализм зашатался, но еще не рухнул, многие стояли на перепутье. В том числе и новый молодой «кормчий-реформатор» Горбачев. С одной стороны, он был атеистом, но с другой — понимал: что-то в этом вопросе нужно менять.

В 1988 году он на приеме членов Синода заявил, что позиция государства по отношению к церкви будет пересмотрена. А после смерти жены общался с московскими архиереями и расспрашивал о вечной жизни…

НИЧТО ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ…

К старости Брежнев, очевидно, начал задумываться о Боге, о том, что ждет «за гробом». Это, кстати, происходило со многими советскими атеистами разного ранга. И очевидно, позиция его в этом направлении явно смягчилась. Во всяком случае, за два дня до своей смерти он подписал разрешение на открытие первого в Москве монастыря — Свято-Данилова, о чем патриархия долго просила. Леонид Ильич лично подписал бумаги об открытии. Но все это хоть и малоизвестно, однако тайной не является. А вот то, с чем мне довелось столкнуться во время поисков данных о посещении Саровской пустыни одним известным религиозным мыслителем, иначе как сенсацией и не назовешь.

В том самом интервью «Киевской Руси» я с изумлением прочитал утверждение митрополита Владимира о том, что наш генсек, оказывается, бывал в Сарове! Конечно, не в секретном Арзамсе-16, а в Саровском монастыре, на месте которого волей Сталина и вырос потом ядерный город. И судя по всему, впечатления об этом событии он пронес через все пленумы-съезды…

«Помню, в начале 1980-х был правительственный прием в честь октябрьских праздников, и нас, святейшего патриарха Пимена, митрополита Крутицкого и меня, пригласили в Кремль, — вспоминал митрополит Владимир. — Посадили за столик. Леонид Брежнев с бокалом вина обходил всех гостей и беседовал с ними. Он подсел к нам и стал рассказывать, какое для него было детское потрясение, когда мама водила его в Саровскую пустынь. Он сказал: «Ваше святейшество, я вспоминаю Саровскую пустынь, где был прославлен Серафим Саровский. Какая там благодать! Меня туда в детстве водила мама. Я причащался, ел за всенощной очень вкусный хлеб с вином. Там было море цветов. Какая там была неземная красота!»

А я говорю: «Отдайте ее нам, мы воссоздадим это благолепие. Пусть люди утешаются». — «Ну что ж, может, придет время», — ответил генсек».

И это время действительно пришло, но ни Пимен, ни Брежнев об этом не узнали, поскольку не дожили. Даже не хочется обсуждать вопрос достоверности этого рассказа. Сан говорящего не позволяет сомневаться.

Но посмотрите, с какой стороны этот эпизод открывает нам, казалось бы, знаемого вдоль и поперек, до макушки «обанекдоченного» Леонида Ильича! Каким бы ты ни стал бонзой, до каких бы высот ни добрался, то, что заложено в тебе детством, не изживешь никакими догмами. Оно теплится в тебе, порой руководит твоими поступками и делает тебя человечнее…

Интересно бы реконструировать паломнический путь Брежневых. Поскольку от Курска через Тамбов к Сарову вела прямая дорога, вряд ли им пришлось добираться через Москву и Арзамас, как это делали многие паломники тех времен. Возможно, добирались они через нынешнюю Мордовию, а может быть, и через рязанские края. Вопрос открытый…

РОДОМ ИЗ ДЕТСТВА

Как известно, Брежнев родился на Украине, в Екатеринославской губернии, в рабочем поселке Каменское, но мало кто обращает внимание на то, что отец и дед будущего генсека — из села Брежнево Курской области. То есть исторической родиной семьи Брежневых являлась Курская губерния, а значит, они были земляками преподобного Серафима Саровского.

Дед Леонида, курский крестьянин Яков, как и тысячи ему подобных, приехал тогда на строящийся металлургический завод и поступил рабочим в прокатный цех. По обычаям того времени, его сын Илья, как стал подростком, тоже пошел работать вместе с отцом. Рано женился на юной красавице из той же рабочей слободы, и вот 19 декабря 1906 года Наталья, супруга мастерового Ильи, родила сына, которого нарекли Леонидом.

Наталья Денисовна (в девичестве Мазалова) была истово православной женщиной до конца своих дней. Про мужчин этой семьи известно меньше, однако атеистами они не были наверняка. Вполне вероятно, что после прославления в 1903 году в Сарове старца Серафима в лике святых, да еще в присутствии царственных особ, его житие и многочисленные иконы распространились по всем уголкам необъятной России. Нет никаких сомнений, что дошли они и до набожной Натальи Денисовны, поэтому у нее и возникло желание оправиться в пустынь.

КОГДА?

Когда же мальчик Леня вместе с мамой мог посетить Саровскую пустынь? Скорее всего, накануне Первой мировой войны, в возрасте 7–8 лет. В более нежном возрасте ребенка вряд ли бы обрекли на тяготы долгого пути, к тому же в те годы мать Лени была дважды беременна и родила сначала сестру Веру, а потом брата Якова.

Скорее всего, мать и сын Брежневы были в Сарове летом 1913-го. Через год, в 1914-м, началась война. Потом Леня поступил в гимназию. Потом, как известно, случились революция и Гражданская война.

Хотя, конечно, нельзя исключить возможность паломничества и в летние гимназические каникулы в 1915 и 1916 годах. Наверное, это можно выяснить, если хорошенько покопаться во всевозможных архивах.

Дальнейшая биография Брежнева хорошо известна: когда на Украине случился голод 1921 года, вся семья уехала в деревню, Леонид стал работать на курском маслобойном заводе, в семнадцать лет стал комсомольцем и поступил учиться в курский землемерно-мелиоративный техникум. Интересно, гуляя по улицам Курска, участвуя в комсомольских делах, вспоминал ли он о своем детском посещении Сарова, помнил ли о том, что преподобный родился именно в Курске? В год, когда Леонид закончил техникум, закрывают Саровский монастырь. Создается ощущение, что существовала какая-то невидимая нить между судьбами Брежнева и монастыря…

Леонид Ильич умер 10 ноября 1982 года. До второго обретения мощей преподобного оставалось меньше десятилетия…

Был Брежнев выдающимся государственным деятелем или, наоборот, привел страну к краю — об этом спорят и еще долго будут спорить. Но в сравнении с теми, кто заменил его на посту лидера Советского Союза, безусловно, выигрывает.

Говорят, доброму человеку перед смертью вспоминаются самые добрые моменты его жизни. Может быть, и Леониду Ильичу вспоминались детские беззаботные деньки, может быть, и Саровский монастырь, его «неземная красота и море цветов», и то, как он «причащался и ел за всенощной очень вкусный хлеб с вином»…

ПИМЕН

Узнав о паломничестве в Саров Брежнева, я не мог не задаться вопросом: а сам-то патриарх побывал ли в Сарове?

Понятно, что в чине патриаршем Пимен в Сарове побывать никак не мог, поскольку православная обитель превратилась к тому времени в обитель ядерную, куда вход «неблагонадежным» был заказан…

Будущий предстоятель Русской православной церкви — Пимен, в миру Сергей Михайлович Извеков, родился 105 лет назад, 23 июля 1910 года. Его отец Михаил Карпович работал механиком на Глуховской фабрике Арсения Морозова под Богородском в Московской губернии. Мать — Пелагея Афанасьевна (в девичестве Иванова) была истово верующей, и с ранних лет Сергей совершал с ней паломничества по святым местам. А чуть повзрослев, еще подростком, стал ездить по православным монастырям один. Уже тогда стало ясно, что путь его был предопределен.

Так бывал ли будущий партирах в Саровской пустыни? Достоверно известно, что он побывал в Дивееве, от которого до Сарова километров двенадцать, и истовый паломник миновать знаменитой соседней обители просто не мог. Но…

В историческом объединении «Саровская пустынь», где о Саровской обители знают практически все, по этому поводу сведений не оказалось. В доступных мне книгах, журналах, справочниках об этом тоже ни слова. Косвенную (поскольку не указан первоисточник) информацию на этот счет удалось отыскать на сайте информационно-аналитической службы «Русская народная линия» в статье публициста Дмитрия Сафонова. Эта же информация кочует и по некоторым другим интернет-ресурсам.

Итак, Дмитрий Сафонов утверждает, что будущий патриарх приехал в Саровскую пустынь в августе 1925 года. И прибыл он туда не просто так: именно здесь он хотел принять монашеский постриг! Утверждение вполне правдоподобное, если учесть, что в Дивееве Сергей Извеков побывал и даже встречался с блаженной Марией Дивеевской, которая, увидев его, тогда совсем юношу, вскочила со словами: «Смотрите, смотрите, владыка к нам пришел, владыка! Поставьте его калоши отдельно. Владыка, владыка пришел…» Что-то увидела в нем блаженная, что дано увидеть не всякому.

А до Сарова от Дивеева, как уже сказано, рукой подать…

Конечно, Сергею Извекову довелось увидеть в Сарове вовсе не ту картину, которую нарисовал ему через десятилетия генсек Брежнев. Не в лучшие времена будущий патриарх Пимен посетил знаменитую обитель. Можно сказать, на закате ее славы и на пороге глухого забвения. В то время здесь еще проживало полторы сотни монахов, но до закрытия обители осталось всего два года, а еще через пару десятилетий Саров и вовсе на долгие годы «исчезнет» с лица земли, засекреченный и превращенный в ядерную цитадель.

Почему же именно сюда, в обитель Серафима Саровского, пришел молодой искатель света православной веры, почему именно здесь хотел сделать тот шаг к отречению от мира и беззаветному служению, что переводит человека в иную плоскость бытия? Очевидно, его поэтической душе (а он, как мы уже отметили, с детства писал стихи), настроенной на не созвучные тогдашней шумной и грозной эпохе камертоны, была близка мудрость именно преподобного Серафима; понятен и близок его светлый, добрый и всепроникающий взгляд на жизнь.

Уже когда этот очерк был почти дописан, удача улыбнулась нам — мы нашли еще одно подтверждение факта посещения будущим патриархом Сарова. В книге Валентина Никитина «Патриарх Пимен»: «В августе 1925 года он отправился из Москвы в Саров и Дивеево. Юноша стремился принять монашеский постриг в Саровской пустыни. Тогда там под сенью преподобного Серафима подвизалось около 150 монахов. Празднование дня памяти преподобного 1 августа собрало множество паломников со всей России. <...> Об этом мы узнаем из воспоминаний художника Алексея Петровича Арцыбушева «Милосердия двери», которому рассказывали дивеевские монахини (до одиннадцатилетнего возраста художник жил в Дивееве)…»

Однако принять постриг в стенах Серафимовской пустыни будущему патриарху не довелось: как утверждают Дмитрий Сафонов и Валентин Никитин, один из монастырских старцев благословил его ехать в Москву, сказав: «Тебя ждут там». Кто это был — история умалчивает, но, видимо, предчувствовал старец, что знаменитую обитель скоро закроют.

Странно думать, что так похоже начинавшаяся жизнь двух, без сомнения, знаменитых (пусть и по-разному) личностей так кардинально по-разному сложилась. Они вышли из одного времени, жизнь обоих начиналась с паломничеств, у обоих были истово верующие матери, и тот и другой побывали в Саровской пустыни… Но такие разные веры — и такие разные судьбы…


9 октября 2015


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
89053
Виктор Фишман
71232
Сергей Леонов
65225
Борис Ходоровский
63346
Богдан Виноградов
50314
Дмитрий Митюрин
38072
Сергей Леонов
34234
Роман Данилко
32027
Борис Кронер
21909
Светлана Белоусова
20421
Наталья Матвеева
19794
Светлана Белоусова
19546
Татьяна Алексеева
18316
Дмитрий Митюрин
18275
Татьяна Алексеева
17517
Наталья Матвеева
16820