«Альфа» советского кораблестроения
СССР
«Альфа» советского кораблестроения
Константин Ришес
журналист
Санкт-Петербург
1418
«Альфа» советского кораблестроения
АПЛ 705-го проекта в море

Минуло четверть века с того дня, когда советский ВМФ покинула последняя из серии атомных подводных лодок (АПЛ) проекта 705. Однако и по сей день вокруг этого проекта не утихают дискуссии, в ходе которых мнения специалистов располагаются в диапазоне, ограниченном крайними позициями: одни считают, что проект представлял собой дорогостоящую техническую авантюру, другие же полагают, что в 1970-х годах был создан уникальный корабль, опередивший свое время, – корабль XXI века.  

ЗАРОЖДЕНИЕ ИДЕИ

В 1959 году, когда уже вышла в море К-3 – первая советская атомная подводная лодка (АПЛ), а в Северодвинске разворачивалось строительство целой серии подобных кораблей, один из ведущих специалистов СКБ-143 (ныне СПМБМ «Малахит») Анатолий Петров вышел с инициативным предложением. Свой проект он назвал: «Малая скоростная подводная лодка-истребитель». Идея создания подобного корабля в те годы была чрезвычайно актуальна. В США со стапелей уже одна за другой сходили стратегические АПЛ – носители баллистических ракет с ядерными зарядами. Именно для борьбы с ними и потребовался подводный истребитель. 

23 июня 1960 года было принято постановление ЦК и Совмина СССР о проектировании и строительстве такого корабля. Проекту присвоили номер 705, а в НАТО, где всегда были в курсе советских планов, еще не родившуюся АПЛ окрестили «Альфа». Главным конструктором корабля стал Михаил Русанов. Научными руководителями проекта назначили академиков Анатолия Александрова (будущий глава АН СССР), Вадима Трапезникова и Андроника Иосифьяна. В разработке так или иначе участвовали сотни научных, проектных и производственных предприятий из разных уголков Союза.

Нельзя хоть кратко не сказать о личности главного конструктора. Это был талантливый человек с очень нелегкой судьбой: семь лет пребывания в ГУЛАГе, после освобождения запрет на въезд в Ленинград. Опытный инженер-кораблестроитель работал в артели по изготовлению пуговиц, и лишь в 1956 году он смог вернуться в Ленинград и начать работать по профессии. 

КАКИМ БЫТЬ КОРАБЛЮ?

Само предназначение АПЛ определяло основные требования к ней – высокие скорость и маневренность, совершенная гидроакустика, мощное вооружение. Очевидно, что для обеспечения двух первых требований лодка должна была иметь минимально возможные габариты и массу, самые высокие гидродинамические характеристики и мощную силовую установку, вписывающуюся в ограниченные габариты корабля. Выполнить подобное было невозможно без принятия нестандартных, новаторских решений. В качестве основного материала для корпуса корабля, как и для многих его механизмов, трубопроводов и арматуры, был выбран титан – чудесный металл, почти вдвое легче и одновременно прочнее стали, абсолютно коррозионностойкий в морской воде, да еще и маломагнитный. 

Но не одними достоинствами обладал этот материал, освоение которого промышленностью в 1960-е годы прошлого века только начиналось. Был он весьма капризен. Активно взаимодействуя в расплавленном состоянии с воздухом, он позволял сваривать себя только в среде инертного газа – аргона. Его вязкость затрудняла механическую обработку, низкие антифрикционные свойства становились проблемой для узлов трения. Титан нельзя было использовать в прямом контакте с другими металлами (сталь, алюминий, бронза): оставаясь сам целехоньким в морской воде, титан вызывал их коррозию даже в условиях обычной влажности. Только отдельные специально разработанные марки высоколегированной стали и бронзы терпели присутствие рядом с собой титана. Упорным трудом металловедов и технологов эти проблемы удалось преодолеть. В итоге получился малогабаритный и легкий корпус корабля водоизмещением всего 3000 тонн. 

Другим радикальным новшеством стало резкое сокращение экипажа будущей ПЛ. Если, как правило, на АПЛ службу несут по 80–100, а то и более моряков, то в техническом задании на 705-й проект была названа цифра 12, причем только офицеров. Однако в ходе проектирования численность будущего экипажа подрастала и в итоге достигла 30 человек, включая пятерых мичманов и одного матроса, на которого возлагалась ответственная роль кока и одновременно дневального (т. е. уборщика). Чтобы совместить малочисленность экипажа с огромным количеством оружия и механизмов, которыми была буквально нашпигована лодка, был единственный путь – комплексная автоматизация всего и вся. Недаром, когда лодки 705-го проекта появились на флоте, моряки назвали их «автоматами». На них впервые в стране (а вероятно, и в мире) автоматизация охватывала все – управление движением корабля, применением оружия, а также всеми прочими корабельными системами. 

АТОМНОЕ СЕРДЦЕ

Однако главной новацией, определившей судьбу всего проекта, стала энергетическая установка корабля. Все атомные корабли (независимо от назначения) по сути – пароходы. Их гребные валы приводят в движение паровые турбины. Но пар для них поступает из теплообменника, в первом контуре которого циркулирует теплоноситель, прокачиваемый через активную зону атомного реактора. 

Огромное количество выделяемого в результате ядерной реакции тепла выводится из реактора теплоносителем, в роли которого обычно выступает вода. Чтобы вывести больше тепла, вода в реакторе нагревается до 200 и более градусов. При этом превратиться в пар ей не позволяет создаваемое в реакторе высокое давление. Энергетики в погоне за максимально возможным отбором из реактора тепла решили использовать в качестве теплоносителя вместо воды легкоплавкие металлы, находящиеся в жидкой фазе. Теплоемкость жидкометаллических теплоносителей (ЖМТ) значительно выше, чем у воды, их можно нагревать до более высоких температур, не создавая при этом высокого давления, что позволяет отказаться от сверхпрочного и тяжеловесного оборудования. В общем, с помощью ЖМТ можно снять с реактора больше энергии либо для получения нужного количества энергии использовать реакторы меньших размеров. 

Казалось бы, все довольно просто. Однако уже имевшийся опыт установки на АПЛ реакторов с ЖМТ не был положительным. В США и СССР построили по одной АПЛ с подобными реакторами, и в обоих случаях лодки постигли тяжелые аварии. В СССР жертвой стала К-27, созданная в том же СКБ-143. В мае 1968 года в ходе проверки работы двух ее реакторов на максимальной мощности произошла авария, связанная с разрывом первого контура. Получившие огромные дозы облучения девять членов экипажа погибли, многие были поражены лучевой болезнью. За лодкой закрепилась кличка «Нагасаки» («Хиросима» еще в 1961 году была отдана другой аварийной АПЛ). 

К-27 оказалась настолько радиоактивно заражена, что ремонтировать ее было невозможно. Ни флот, ни промышленность не знали, как к ней подступиться. В итоге вопрос решили по-советски просто: лодка была отбуксирована в Карское море и затоплена у берегов Новой Земли. Но и после трагедии К-27 в СССР не отказались от заманчивой идеи использования реакторов с ЖМТ. Над их совершенствованием продолжали работать инженеры и ученые под руководством академика Александра Лейпунского. 

Замена водяного реактора на реактор с ЖМТ в проекте 705 дала выигрыш в водоизмещении корабля в 300 тонн. При этом обеспечивалась мощность на валу турбины до 40 000 л. с., что позволяло лодкам развивать предусмотренную техническим заданием скорость до 40 узлов. Другим достоинством жидкометаллических реакторов была их способность почти мгновенно подымать мощность, что сделало АПЛ необычайно маневренными. «Альфа» могла всего за 42 секунды на полной скорости развернуться на 180 градусов Она была способна даже уйти от выпущенной в нее торпеды. 

Помимо технического совершенства лодка получилась необыкновенно красивой, не исключено, что и благодаря участию в этой работе видного специалиста по гидродинамике и обаятельной женщины Людмилы Калачевой. Из шести отсеков АПЛ обитаемыми были только два, над одним из которых размещалась созданная впервые в мире всплывающая спасательная камера, рассчитанная на спасение всего экипажа даже с предельной глубины погружения (400 м). Лодка имела торпедное вооружение, но и тут не обошлось без радикального новшества: были впервые использованы пневмогидравлические торпедные аппараты, обеспечивающие возможность стрельбы во всем диапазоне глубины погружения.

НА СТАПЕЛЕ И В МОРЕ

АПЛ проекта 705 стали первыми в мире серийными лодками, оснащенными реакторами с ЖМТ. Всего было построено семь лодок. Первая (опытная) К-64 была заложена в июне 1968 года, на Ленинградском Новоадмиралтейском заводе (ныне – в составе ЛАО). Выбор завода вызвал у многих недоумение: почему строительство такой суперсовременной АПЛ, да к тому же титановой, доверили заводу, не имеющему серьезного опыта в строительстве ПЛ. 

Лишь в 1930-е годы здесь было построено несколько малюток, похожих на АПЛ 705-го проекта не более, чем топор на компьютер. К-64 заложили в том старинном эллинге, где лет за 70 до этого строился крейсер революции «Аврора». Строительство проходило с большими трудностями. Учитывая массу новшеств, отдельные узлы и отсеки лодки вначале были собраны из дерева в масштабе 1:5, а затем в натуральную величину. Только таким образом удалось определиться с размещением в тесноте отсеков и стыковки между собой бесчисленных механизмов, трубопроводов и кабельных трасс.

После завершения заводского цикла строительства лодку переправили на сдаточную базу в Северодвинск, где в декабре 1971 года корабль был передан ВМФ и ушел на свою базу. Так уж вышло, что первым командиром К-64 стал капитан 1-го ранга Александр Сергеевич Пушкин. Началась опытная эксплуатация АПЛ, проходившая с не меньшими сложностями, чем строительство. Основные проблемы были связаны с реактором, который требовал от экипажа повышенного внимания. Сказывалось принципиальное отличие ЖМТ от хорошо освоенного водяного теплоносителя. Как известно, для перехода в кристаллическое состояние (лед) вода должна охладиться до 0 градусов, что в условиях АПЛ практически не реально. Но даже если это и случится, при последующем нагреве вода вновь станет жидкой. В то же время ЖМТ (расплав свинец-висмут) кристаллизуется уже при +145 градусах, т. е. при эксплуатации ни в коем случае нельзя допускать снижение температуры в первом контуре реактора до этого значения. Именно в результате несоблюдения этого условия в трубопроводах первого контура стали возникать пробки кристаллизующегося ЖМТ, вернуть который в жидкое состояние было уже невозможно. Произошло так называемое «закозление» паропроизводительной установки, сопровождаемое нарушением герметичности первого контура, вызвавшее радиоактивное загрязнение лодки, которая в это время стояла у пирса на своей базе. 

САМАЯ ДЛИННАЯ В МИРЕ

В те дни марта и апреля 1972 года на лодке были собраны представители многих предприятий и организаций. Довелось оказаться среди них и автору статьи. Свою долю радиации получил, вероятно, каждый из нас. Наша группа размещалась в так называемой плавказарме, причем иллюминатор каюты выходил прямиком на пришвартованную метрах в пяти К-64. Вскоре стало ясно, что реактор безнадежно загублен и лодка уже не сможет выходить в море. В августе 1974 года она была выведена из состава ВМФ и после долгих дебатов разрезана на две части, каждую из которых было решено использовать для тренировок экипажей и отработки новых технологий. При этом носовую часть лодки отбуксировали в Ленинград, а кормовая с реакторным отсеком попала в Северодвинск на завод «Звездочка». Там на острове Ягры мрачным памятником остался стоять черный крест отрезанного кормового стабилизатора К-64. Сразу родилась шутка-загадка о «самой длинной в мире лодке». 

Строительство серии, которое уже велось параллельно в Ленинграде и Северодвинске, было приостановлено, но через пару лет возобновлено. В итоге в период с 1977 по 1981 год флоту было передано шесть АПЛ. Эти корабли интенсивно и успешно несли службу в составе Северного флота, вызывая серьезную озабоченность у наших «коллег» из НАТО. Учитывая печальный опыт К-64, на всех серийных АПЛ этого проекта был дополнительно установлен так называемый электрокотел, задачей которого было поддерживать необходимую температуру в первом контуре реактора, когда тот при стоянке на базе выводился на минимальную мощность. При этом приходилось подавать на лодку с берега пар и электроэнергию. В реалии с их подачей случались перебои, а поскольку экипажи лодок отчаянно боялись «разморозить» и погубить реактор, последний поддерживался на уровне мощности гораздо большем, чем требовалось в условиях базы. Естественно, это ускоряло выработку ядерного горючего. Кроме этой проблемы, неудовольствие флотского начальства вызывала необходимость организации специальных лабораторий для периодических проверок, регулировок и восстановления множества элементов автоматики, переполняющих АПЛ этого типа. Словом, забот береговым службам ВМФ заметно прибавилось. 

Все чаще возникали разговоры на тему, что новые корабли опережают свое время, излишне сложны в обслуживании, от них надо избавляться. И это несмотря на уникальные боевые качества, демонстрируемые АПЛ в походах. В общем, 705-й проект неуклонно вытеснялся с флота. Седьмая серийная лодка была не достроена. К 1990 году все (кроме одной) АПЛ 705-го проекта были выведены из состава флота, прослужив существенно меньше того срока, на который были рассчитаны. 

ПОСЛЕДНЯЯ

Ставшая исключением К-123 задержалась в строю вынуждено, вследствие затянувшегося на рекордные девять лет ремонта, потребовавшегося после серьезной аварии, произошедшей на лодке в1982 году. Ничто не предвещало беды, когда на центральном посту К-123 на пульте вспыхнул сигнал «Неисправность реактора». На разведку в необитаемый реакторный отсек отправился лейтенант Логинов. Уже через минуту он доложил оттуда, что наблюдает серебристый металл, растекающийся по палубе. Это и был вырвавшийся из реактора радиоактивный ЖМТ. 

Автоматически включился сигнал «Покинуть отсек». Переживший аварию один из членов экипажа позже вспоминал: «О Логинове подумали уже в прошедшем времени». Вернуть его в обитаемый отсек было нельзя – он сам стал радиоактивен. Но Логинов выжил. Выйдя в тамбур – шлюз, через который реакторный отсек сообщается с остальными помещениями, он оставил там всю одежду и прошел основательную помывку. Как установили позже, из первого контура успело вытечь порядка двух тонн ЖМТ.

Заглушив реактор, АПЛ всплыла. Она была настолько радиоактивна, что пришедший ей на помощь крейсер не решался приблизиться, чтобы передать буксирный трос. В итоге трос завели при помощи палубного вертолета. После ремонта, в ходе которого был полностью заменен реакторный отсек, АПЛ вернулась в строй и благополучно прослужила еще пять лет до списания, знаменовавшего бесславное завершение эпопеи 705-го проекта. Тем не менее в техническом отчете, подготовленном в 1998 году ФЭИ им. Лейпунского, сказано: «Реакторные установки с ЖМТ могут и должны рассматриваться на конкурсной основе наряду с водяными». А директор ЛАО оптимистично заявил: «Мы еще будем строить лодки 705-го проекта в 2010 году». Увы, 2010 год давно позади…


29 июля 2022


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
1169273
Александр Егоров
267650
Татьяна Алексеева
207447
Яна Титова
196555
Сергей Леонов
193352
Татьяна Минасян
155494
Татьяна Алексеева
127496
Светлана Белоусова
127480
Борис Ходоровский
116382
Сергей Леонов
104379
Виктор Фишман
86507
Павел Ганипровский
84185
Борис Ходоровский
76371
Наталья Матвеева
73388
Павел Виноградов
67184
Богдан Виноградов
61798
Наталья Дементьева
61275
Валерий Колодяжный
61268