Теннисные услады для эмиров и шейхов
СПОРТ
«Секретные материалы 20 века» №21(433), 2015
Теннисные услады для эмиров и шейхов
Сергей Барсов
журналист
Санкт-Петербург
340
Теннисные услады для эмиров и шейхов
Петра Квитова

Нефтяной дождь, буквально затопивший эмираты Ближнего Востока, привел в этот регион большой теннис. Местные шейхи и эмиры не ограничиваются покупкой лучших футбольных клубов Европы, имеющих богатую историю. Ведь при всем желании «Манчестер Сити» или «Барселону» не перевезешь в Катар или ОАЭ. Другое дело — теннис. Турнир с участием мировой элиты проходит в течение недели и стоит, по меркам шейхов, сущие пустяки — несколько десятков миллионов долларов.

Первые «стартовые»

В теннисе силу мастеров определяет текущий рейтинг. Заполучить игрока первой десятки для организаторов турнира — вожделенная цель. Ведь в обязательном порядке обладатели лучшего рейтинга должны участвовать только в четырех турнирах «Большого шлема», которые проводятся в Австралии, Франции, Великобритании и США, а также девяти турнирах серии Masters у мужчин и пяти — серии Premier у женщин.

Желающие увидеть игру Новака Джоковича или Серены Уильямс могут поступить проще: заплатить этим теннисистам только за участие в соревнованиях. Остальные пусть бьются за призовые, которые определяются победами на том или ином соревновании. Элитные теннисисты, завоевавшие имя и репутацию, могут рассчитывать на солидные «стартовые», не прикладывая усилий.

Впервые подобный принцип привлечения звезд применил марокканский принц Мохаммед, решивший организовать в 1969 году турнир в своей родной Касабланке. В теннисе только-только ввели профессионализм и разрешили спортсменам зарабатывать ракеткой. Призовые даже на турнирах «Большого шлема» были скромными. На этом и решил сыграть родной брат марокканского короля.

Во время «Ролан Гаррос», одного из четырех турниров «Большого шлема», он пригласил в парижский отель «Ритц» одного из самых популярных в ту пору теннисистов, румына Илие Нэстасе. Стал уговаривать его приехать сыграть в Касабланке. В планы звезды эти соревнования не входили. Да и Касабланка в ту пору, как, впрочем, и сейчас, не манила обеспеченных людей. В общем, Нэстасе ответил на предложение принца отказом.

Тогда Мохаммед положил на стол, за которым шли переговоры, конверт. «Это предварительные условия нашего контракта», — заметил принц и как бы случайно отлучился. Нэстасе, вскрыв конверт, обнаружил там 20 тысяч долларов. Сейчас за такие деньги даже теннисист, стоящий в рейтинге в районе 50-й позиции, не всегда согласится встать с дивана, но в конце 60-х, чтобы заработать такие деньги, нужно было дойти как минимум до финала турнира «Большого шлема».

Румын не только одобрил «условия предварительного контракта», но и поведал о щедрости марокканского гостя коллегам-теннисистам. На следующий день у дверей номера принца в отеле «Ритц» выстроилась очередь желающих сыграть в Касабланке. Потратив 200 тысяч долларов, Мохаммед заманил к себе 16 из двадцати лучших теннисистов того времени. С тех пор в обиход мастеров большой ракетки вошел термин «стартовые». Ими для привлечения игроков пользуются не только на Ближнем Востоке, но там дело поставлено на широкую ногу.

Дела гаремные

Из Парижа марокканский принц вернулся не только с подписанными теннисистами контрактами на участие в турнире, но и с двумя 18-летними красавицами-теннисистками. Юные француженки решили променять только начавшуюся профессиональную карьеру на жизнь в гареме. Между прочим, тоже подписали десятилетний контракт на работу и после его окончания вернулись во Францию еще молодыми, но уже очень богатыми.

Слухи об этой истории быстро распространились как в теннисном мире, так и в кулуарах дворцов шейхов и эмиров. Многие из них целью если не жизни, то календарного года поставили заманить к себе если не в гарем, то в постель теннисисток. Благо красавиц среди них всегда было немало.

Один из саудовских принцев шесть лет преследовал Габриэлу Сабатини. Честно предлагал ей стать всего лишь четвертой по счету женой. Обещал достойный брачный контракт на три миллиона долларов в год. Только знойная аргентинка совершенно не желала менять Буэнос-Айрес на Эр-Рияд, где уголовным преступлением считается даже появление женщины за рулем автомобиля. Да и в деньгах Габриэла, неплохо зарабатывавшая победами на кортах и умело раскрутившая свой бизнес после завершения карьеры, никогда не нуждалась.

Другой саудовский принц пошел еще дальше. Он был настолько очарован красотой Анны Курниковой, что предложил российской теннисистке через ее менеджеров десять миллионов. И не в год, а всего лишь за уик-энд на борту его роскошной яхты. Никаких брачных обязательств Курниковой брать не пришлось бы, но у нее и без принца хватало богатых поклонников из числа российских звезд НХЛ и западных корифеев шоу-бизнеса. В общем, принц был отвергнут с соблюдением всех правил восточного этикета.

Лишь в одном случае богатым и изнывающим от безделья представителям ближневосточной элиты удалось соблазнить теннисистку солидным гонораром отнюдь не за победы на корте. В 1989 году сексапильная мадьярка Андреа Темешвари согласилась провести месяц в компании оманского принца Мустафы за два миллиона долларов. Темешвари в ту пору замучили травмы, играть она не могла, а врачи выставили солидный счет за операцию. Вот и пришлось поработать не по специальности. Эта история не отразилась на дальнейшей жизни Андреа. Отработав контракт, она вернулась в Будапешт, открыла собственную теннисную академию, была капитаном сборной Венгрии в Кубке Федерации. И в личной жизни у нее все в порядке: муж и трое детей.

Шарапову объявили персоной нон-грата

В XXI веке посягательства на честь и достоинство теннисисток со стороны потенциальных ближневосточных покровителей не прекращаются. Меняются только суммы предлагаемых контрактов. Рекорд установил дубайский принц Саид, посуливший Марии Шараповой всего за одну ночь 16 миллионов. евро. Восточный плейбой страшно удивился, когда последовал отказ. Хотя вряд ли Саид не знал, что российская теннисистка зарабатывает на рекламных контрактах больше, чем любая другая спортсменка в мире, да и с призовыми за победы на турнирах у нее все в порядке.

Продолжение этой истории получилось неожиданным. Узнав о намерении племянника швыряться такими деньгами, местный князь Мохаммед Аль-Мактум рвал и метал. Заявил ближайшему окружению, что ни одна женщина в мире не стоит таких денег. Учитывая, что на дворе был век Интернета, высказывание широко распространилось по всему миру. Саид понес страшную кару: дядя женил его на самой некрасивой из своих двенадцати дочерей, взяв в качестве калыма 500 миллионов долларов. После этого несостоявшийся бойфренд Шараповой не то что на теннисисток, на теннис смотреть не может.

Сама Шарапова после этой истории снялась с турнира в Дубае. В отместку ее объявили чуть ли не персоной нон-грата, обвинив в покупке недвижимости в Израиле. Несмотря на внешний лоск и стремление завлечь как можно больше западных туристов, в отношении еврейского государства правители ОАЭ проводят очень жесткую политику. Его гражданам запрещен въезд в Дубай, что вызвало несколько лет назад серьезный скандал. Отказав в визе сильнейшей израильской теннисистке Шахар Пир, организаторы турнира в Дубае были оштрафованы на 500 миллионов долларов.

В следующем году Пир вынуждены были пустить в ОАЭ, но при этом ограничили ее перемещения. Теннисистке разрешалось лишь тренироваться и играть на кортах, а затем в сопровождении охраны перемещаться в гостиницу. Неудивительно, что после такого приема Пир уже сама никогда больше не захотела играть в Дубае.

Тайная страсть князя Аль-Мактума

В далекой юности дубайский князь Мохаммед Аль-Мактум играл в теннис с будущим эмиром Катара Хамадом бен Халифом Аль-Тани во время обучения в британской военной академии Сандхертс. Будущих правителей богатейших ближневосточных государств учили не только танками управлять, но и приучали к спорту истинных джентльменов. Атлетически сложенный Аль-Мактум даже стал чемпионом академии в паре с графом Толстым, одним из многочисленных потомков великого русского писателя.

Вернувшись на родину, шейх Аль-Мактум долгие годы денно и нощно трудился на благо своего эмирата, жители которого не знают забот. Выпускник британской военной академии долгие годы даже гарема не заводил, жил в законном браке со своей кузиной, которая родила ему 17 детей. Видимо, работа по увеличению численности населения своего эмирата несколько притупила романтические чувства по отношению к законной супруге, и Аль-Мактум влюбился в иорданскую принцессу.

Намечался явный мезальянс: у избранницы дубайского эмира было американское гражданство (хорошо еще, что не израильское), и по ближневосточным меркам она засиделась в девках. Невесте было — страшно сказать! — 28 лет. Против брака решительно возражал иорданский король Абдалла. Только Аль-Мактума это не остановило.

Романтический период в жизни правителя Дубая продолжился после того, как он увидел на экране телевизора девушку своей мечты — игравшую в теннис длинноногую блондинку с лицом истинной аристократки. Таких красавиц он ни в своих краях, ни на Туманном Альбионе не встречал. Это была российская теннисистка Елена Дементьева.

Безусловно, выпускник британской военной академии знал европейские правила этикета, с помощью которых знакомятся представители противоположных полов. Только, на беду Аль-Мактума, российская теннисистка проиграла и покинула Эмираты. Через несколько часов после ее отлета шейх дал интервью местному телевидению и прямым текстом заявил: «Более красивой девушки я в жизни своей не встречал. Надеюсь, она будет частым гостем в Дубае и мы сможем познакомиться поближе».

Слова правителя эмирата были с энтузиазмом восприняты подданными. Повсюду стали появляться портреты Елены Дементьевой разной величины, от громадных в витринах торговых центров до миниатюрных на ветровых стеклах автомобилей. Сама же Дементьева без особого энтузиазма отнеслась к пылкой страсти Аль-Мактума. У нее к тому времени был жених, хоккеист Максим Афиногенов, за которого она впоследствии вышла замуж. Родила дочь Веронику, попробовала себя в качестве телеведущей и никогда не рассказывает о том, передавали ли ее менеджеру какие-то предложения от Аль-Мактума.

Катарские фирманы

Одним из спарринг-партнеров Аль-Мактума на кортах Сандхерста был, как уже отмечалось, катарский принц Хамад. Он не отличался спортивной статью и проигрывал всем подряд. Ладно бы графу Толстому, так ведь и Аль-Мактуму, да еще с разгромным счетом! О спортивных неудачах Хамада доложили его отцу, эмиру Халифе. Тот не стал нанимать тренеров для сына, а поступил проще: в 1972 году издал фирман (так называют на Востоке законы, подлежащие обязательному исполнению), запрещающий как его подданным, так и находящимся на территории Катара иностранцам играть в теннис. За неисполнение грозила смертная казнь. Более того, под запрет попали еще и телетрансляции с турниров «Большого шлема».

Скучно и тоскливо было жить в Катаре. Надоела такая жизнь и Хамаду. В 1994 году он осуществил дворцовый переворот и сверг с престола своего папашу. В Катаре начались реформы, но сколько времени было потеряно для развития тенниса в стране! За эти годы теннисный турнир в Дубае с многомиллионным призовым фондом уже приобрел известность во всем мире. И тут однокашник по военной академии обошел Хамада.

Смириться с таким положением дел новый и относительно прогрессивный правитель Катара не мог. В середине 90-х включить в календарь новый теннисный турнир было не так-то просто, но методика получения права на проведение престижных соревнований и формирования звездного состава участников была отработана еще марокканскими владыками. Никто не знает, сколько денег было потрачено на подношения руководителям Ассоциации теннисистов-профессионалов, но уже в 1996 году в столице Катара Дохе был проведен первый турнир АТР.

Чтобы завлечь на него зарубежных туристов, Хамад издал указы, попиравшие устои эмирата. Иностранцам разрешили ходить в шортах, снимать майки на трибунах теннисного стадиона и даже въезжать в Катар не только с законными женами, но и с подругами. Реформаторский порыв Хамада зашел так далеко, что появился неслыханный для Катара фирман: на время турнира в страну разрешили завоз пива из расчета литр на иностранца. Местным болельщикам оставалось только глотать слюнки и пить минералку.

Дальше — больше. В стремлении утереть нос Аль-Мактуму катарский эмир не поскупился на расходы по проведению на протяжении трех лет итогового чемпионата среди женщин. Для этого пришлось выпустить еще целый ряд поистине революционных фирманов. Женщинам на территории Катара разрешили играть в юбках и без паранджи, а также находиться в раздевалках в сопровождении мужчины. Даже уточнять, будет ли это тренер или врач, не нужно было.

Кроме того, выяснилось, что в ноябре, когда проводится итоговый чемпионат, играть на открытых кортах в Дохе нельзя. Это вообще не волновало Хамада. Он дал указание в кратчайшие сроки построить дворец спорта, вмещающий 20 тысяч зрителей. Итоговый чемпионат заполучить на постоянной основе катарскому эмиру не удалось. В 2010 году трехлетний контракт на его проведение завершился. Именно в столице Катара на итоговом турнире сыграла свой последний в карьере матч Дементьева.

Из Дохи соревнования переехали сначала в Стамбул, а затем в Сингапур. При этом теннис уже прочно вошел в жизнь катарского общества. В Дохе ежегодно проводятся женский турнир с призовым фондом 731 тысяча долларов и мужской, на котором разыгрываются 1,22 миллиона.

Амбиции Абу-Даби

Пока правители Катара и Дубая состязались между собой в демонстрации теннисных амбиций, в соседнем Абу-Даби за ними наблюдал шейх Халифа Аль-Нахайан. Правитель весьма авторитетный, занимающий пост главы всех Объединенных Арабских Эмиратов. В него, правда, не входит Катар, но это не мешает Абу-Даби занимать особое положение на Ближнем Востоке.

Увидев, насколько популярны турниры в Дубае и Дохе, шейх Халифа дал указание организовать соревнования в Абу-Даби. Заполучить обычный турнир, коих в теннисном календаре десятки, было бы слишком просто.

В Абу-Даби организовали так называемый выставочный турнир с участием лучших из лучших. На теннисных красавиц шейх не посягает, приглашает к себе теннисистов. Соревнования в Абу-Даби укладываются в три дня, но заработать на них можно больше, чем на турнирах «Большого шлема». При скромнейшем призовом фонде в 250 тысяч долларов манят элитных теннисистов в Абу-Даби все те же «стартовые».

Ведущие теннисисты мира, правда, уверяют, что приезжают в гости к шейху Халифе не из-за гонораров. Мол, лучшей возможности подготовиться к первому в сезоне турниру «Большого шлема» в Австралии нет нигде. Только мало кто верит этим словам.

В качестве тренировочной базы для подготовки к Australian Open многие теннисисты используют и Дубай. Здесь даже построили городок теннисных звезд. В число акционеров строительства вошли многие известные мастера — как действующие, так и завершившие карьеру. Самым щедрым оказался Борис Беккер, внесший пять миллионов евро. Его и выбрали председателем теннисного ТСЖ. Ну и льготы при строительстве дубайский эмир предоставил.

Ему сейчас нелегко приходится. Нужно выдерживать конкуренцию с соседними правителями, чтобы турнир в Дубае был лучшим в регионе. Одними «стартовыми» тут не обойдешься. Каждый год нужно какую-то фишку придумывать. Несколько лет назад идеей, понравившейся всем, стал пир в лучших арабских традициях, с танцами живота и семи покрывал (это такой восточный вариант стриптиза). Кадры для такого развлечения пришлось выписывать с Украины, но это придало ближневосточному турниру еще больший колорит. Для участниц женского турнира устраивают экскурсии по пустыне на верблюдах и катание по песчаным барханам на скейтах.

Десять лет назад Андре Агасси и Роджер Федерер сыграли показательный матч на корте, сооруженном на крыше гостиницы «Бурдж аль-Араб» на высоте 321 метр над землей. Этот отель считается самым роскошным в мире и позиционирует себя в качестве семизвездочного. Цена за номер стартует с тысячи и доходит до 28 тысяч долларов за ночь. На вертолетной площадке на крыше «Бурдж аль-Араб» установили теннисный корт, на который во время традиционного турнира запускают звезд, а в обычное время за дополнительную плату постояльцев отеля.

Премьер-лига с восточным акцентом

В конце прошлого года был проведен новый командный турнир, получивший название Международной теннисной премьер-лиги. Его инициаторами стали представители ОАЭ, привлекшие также коллег из Индии, Сингапура и Филиппин. Сам турнир смело можно было бы назвать теннисным шоу, если бы не состав участников и призовой фонд.

Свое согласие на участие в соревнованиях дали даже постоянно жалующиеся на перегруженность современного теннисного календаря Новак Джокович и Роджер Федерер, Серена Уильямс и Мария Шарапова. Звезды прошлых лет Андре Агасси, Патрик Рафтер и Горан Иванишевич вообще не брали паузу на размышление. Организаторы сделали теннисистам предложение, от которого нельзя было отказаться.

Только на «стартовые» для игроков было выделено 24 миллиона долларов. Для сравнения: самый крупный призовой фонд на турнирах «Большого шлема» чуть больше 18 миллионов. Необычным был регламент соревнований, в которых участвовали приписанные к Индии, ОАЭ, Сингапуру и Филиппинам команды. Каждая встреча состояла из пяти игр — мужской и женской одиночек, мужской и смешанной пар, а также матча легенд. Допускалась и замена игроков по ходу матча. Не понравилось капитану команды или спонсору, как сложились первые геймы, и можно было выпустить вместо чемпиона US Open хорвата Марина Чилича тунисца Малика Жазири. Этот парень попал в команду ОАЭ, сойдя за местного. «Доморощенные» игроки были еще в составе индийской команды, остальные за неимением собственных квалифицированных теннисистов прикупили звезд со всего мира.

Все было сделано, чтобы матчи стали динамичными и телегеничными. Даже уговорили Шарапову сыграть в миксте. Она категорически отказывается встать в пару даже со своим официальным бойфрендом болгарином Григором Димитровом на турнирах «Большого шлема», а тут как миленькая с британцем Энди Марреем объединилась. Правда, новоявленный дуэт, составленный из двух суперзвезд, проиграл обе свои встречи.

…Остается только гадать, что еще придумают для собственной услады арабские шейхи и эмиры. В теннисном мире им, правда, приходится сейчас выдерживать конкуренцию со стороны разбогатевших китайцев. В Поднебесной стало достаточно много богатых людей, которые также готовы заплатить немалые деньги как владельцам испытывающих определенные сложности теннисных турниров с богатыми историей и традициями, так и самим мастерам большой ракетки. Нынешний теннисный календарь выглядит достаточно устоявшимся, и в нем четко расписаны серии турниров в разных регионах мира. Только когда подобные мелочи останавливали шейхов! Ведь правитель Катара сумел даже давно устоявшийся футбольный календарь перекроить в связи с проведением чемпионата мира 2022 года.


18 октября 2015


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
86732
Виктор Фишман
69671
Борис Ходоровский
61938
Богдан Виноградов
49158
Сергей Леонов
40365
Дмитрий Митюрин
35732
Сергей Леонов
32918
Роман Данилко
30837
Светлана Белоусова
17713
Борис Кронер
17548
Дмитрий Митюрин
16988
Татьяна Алексеева
15886
Наталья Матвеева
15395
Светлана Белоусова
15237
Наталья Матвеева
14490
Александр Путятин
14397
Алла Ткалич
13066