СПОРТ
«Секретные материалы 20 века» №6(496), 2018
Самая скандальная кампания
Борис Ходоровский
журналист
Санкт-Петербург
125
Самая скандальная кампания
Россия только что получила право на проведение ЧМ-2018

Как-то незаметно пролетело время с того момента, когда на исполкоме ФИФА были определены страны-хозяйки чемпионатов мира 2018 и 2022 годов. Заявочная кампания претендентов была самой агрессивной и скандальной за всю историю. Ее последствия привели к досрочной отставке президента ФИФА Йозефа Блаттера. В историю вошла и речь тогдашнего министра спорта Виталия Мутко, прочитанная с подстрочника на английском языке с неповторимым акцентом. Острословы окрестили его «Мутко-инглиш».

Девять заявок на два чемпионата

Все началось с ноу-хау Блаттера, который решил под занавес своего правления провести конкурс для определения места проведения сразу двух ближайших чемпионатов мира. В марте 2009 года, когда истек срок подачи заявок, круг претендентов оказался внушительным: Австралия, Англия, Индонезия, Мексика, Россия, США, Япония. Совместные заявки подали Испания с Португалией и Бельгия с Голландией. Наконец, Катар и Южная Корея объявили о своем участии только в выборах хозяина ЧМ-2022.

В соответствии с действующим регламентом чемпионат мира не мог проводиться в стране из конфедерации, где проходил один из двух предшествующих мундиалей. В 2018 году право на его организацию не могло быть доверено странам Африки и Южной Америки, а из числа претендентов на ЧМ-2022 выпадала еще и та конфедерация, в которую вошел бы организатор ЧМ-2018. Такая вот сложная схема, которая, по замыслу футбольных чиновников, гарантировала социальную справедливость и популяризацию футбола во всем мире.

Поразмыслив, претенденты решили не разбрасываться. Все европейские страны предпочли сосредоточиться на чемпионате мира 2018 года, а Австралия, США и Япония настроились потягаться с Катаром и Южной Кореей. Ну а Индонезия с Мексикой вообще сняли свои кандидатуры. Мотивировали они такое решение экономическими причинами. К тому же Мексика уже два раза выступала в качестве организатора мундиаля, а представить себе в таком качестве Индонезию не могли даже самые демократически настроенные функционеры ФИФА.

Кто больше, кто лучше?

Из четырех европейских заявок две оказались совместными. В 2000 году Бельгия и Нидерланды успешно провели чемпионат Европы, задействовав по четыре города от каждой страны. Перемещаться между ними болельщики и журналисты могли без всяких проблем. Разве что с обменом франков на гульдены приходилось заморачиваться. Сейчас, когда в ходу евро, и эта проблема отпала. Для проведения ЧМ-2018 предполагалось использовать стадионы шести бельгийских и пяти голландских городов.

На этом фоне испано-португальская заявка выделялась размахом. Испанцы предложили функционерам ФИФА на выбор 21 город и еще четыре португальских. В них и стадионы новые строить не понадобилось бы. С Евро-2004 футбольная инфраструктура в Португалии еще не устарела. Да и в большинстве испанских городов с этим проблем нет.

Англичане не захотели делиться чемпионатом даже с Уэльсом и Шотландией, хотя в Кардиффе стадион первоклассный, а в Глазго два просто хороших. Впрочем, со стадионами в Ливерпуле и Манчестере, Бирмингеме и Шеффилде, не говоря уж о Лондоне, тоже никаких проблем нет. Другое дело, что и транспортная система не смогла бы выдержать наплыва болельщиков со всего мира, и с гостиничными местами возникли бы неразрешимые проблемы. Да и визовый режим с Соединенным Королевством для большинства стран никто не отменял, и на период чемпионата мира никаких послаблений англичане делать не собирались.

В мае 2008 года в Манчестере проходил всего-навсего финал Кубка УЕФА с участием питерского «Зенита» и «Глазго Рейнджерс». Причем не на крупнейшем стадионе города, где базируется «Манчестер Юнайтед», а на втором по величине, который служит домашней ареной «Манчестер Сити». Даже работая на протяжении нескольких недель круглосуточно, консульство Великобритании в Санкт-Петербурге не смогло оформить визы всем желающим поддержать «Зенит» в решающем матче еврокубка.

Ночью после завершения финальной игры промышленный город был заполонен болельщиками-бомжами. Все гостиницы Манчестера не смогли вместить и половины гостей. Причем многие шотландцы уехали сразу же, им ночевка была не нужна. Только англичанам до таких мелочей и дела нет. Родоначальники футбола считали, что только за это им должно быть предоставлено право провести чемпионат мира, как только они пожелают.

Особенности российской заявки

Решение участвовать в споре за право проведения ЧМ-2018 в Кремле наверняка возникло после успеха в олимпийской гонке. В 2006-м, когда впервые заговорили о проведении «жарких, зимних, твоих» Игр в Сочи, в эту затею никто не верил. Соревнования по снежным видам спорта в субтропиках и по ледовым в городе, где не было ни одного крытого катка, выглядели утопией. Только цена на нефть в ту пору превышала сотню за баррель, и денег хватало даже на такие масштабные проекты.

Если удалось убедить МОК, то и с ФИФА все получится! Так, похоже, думали руководители спортивные и не только. В первоначальную российскую заявку включили 14 городов, и Санкт-Петербург по всем параметрам превосходил Манчестер, Казань уже тогда выглядела привлекательнее Ливерпуля, а Сочи выгодно смотрелся на фоне Бристоля. Конечно, все понимали: многое придется строить. Причем не только стадионы, но и аэропорты, отели, дороги.

Из всех городов, включенных в заявочную книгу «Россия-2018», готовый стадион был только в Москве. Да и знаменитые Лужники, которые принимали финал Лиги чемпионов в 2005 году, для чемпионата мира нуждались в реконструкции. Строились новые стадионы, которые можно было задействовать для матчей ЧМ-2018, в Казани и Сочи, Санкт-Петербурге и Екатеринбурге. Арену в столице Татарстана должны были сдать к открытию летней Универсиады-2013, а в Сочи — к церемонии торжественного открытия Олимпиады-2014. Строился и стадион «Спартак» на окраине столицы. Его также предполагалось задействовать для проведения игр мундиаля.

С двумя другими уже строящимися аренами возникли проблемы. Стадион в Санкт-Петербурге уже тогда имел все признаки долгостроя, и выделенные для его строительства средства просто исчезали в Маркизовой луже. Или в карманах питерских чиновников. Решение об участии в конкурсе за право проведения мундиаля для них стало роскошным подарком. Питерскую арену заявляли для полуфинального матча. Соответственно, и вместимость ее должна была увеличиться по сравнению с первоначальным проектом. Ну и вопрос о дополнительном финансировании тут же был поднят.

На Урале реконструировали стадион, построенный еще в середине прошлого века на месте существовавшего еще до революции велодрома. По первоначальному проекту, после капитальной реконструкции его вместимость должна была составить 27 тысяч зрителей. На большую посещаемость местный клуб не рассчитывал, но для чемпионата мира требовалась как минимум 35-тысячная арена. Решено было переделать проект реконструкции.

Уже на первой стадии российская заявка подверглась изменениям. Один из стадионов предполагалось построить в ближнем пригороде Москвы, но тогдашний подмосковный губернатор Борис Громов убедил в нецелесообразности этой идеи. Подобная арена в принципе не могла быть рентабельной, а вкладывать в ее строительство средства из областного бюджета глава администрации не хотел. Хотя именно в бытность Громова губернатором Подмосковья практически в каждом районном центре появились современные дворцы спорта, где базируются команды по игровым видам. Только одно дело — арена на три-пять тысяч зрителей, и совсем другое — футбольная громадина, с которой неизвестно что делать после завершения мундиаля.

Впрочем, среди глав регионов нашлись футбольные энтузиасты. Губернатор Воронежской области Алексей Гордеев даже после утверждения городов-кандидатов обратился к тогдашнему президенту РФС Сергею Фурсенко и к тогдашнему министру спорта Виталию Мутко с просьбой включить областной центр в заветный список. Настойчиво приглашал мундиаль в Чечню Рамзан Кадыров. Даже после того, как российская заявка была отправлена в ФИФА.

Глава Мордовии Николай Меркушкин предпринял необходимые шаги еще раньше. В результате он добился, чтобы в российскую заявку был включен Саранск. Удивительно, но в городе с населением в 300 тысяч человек решили строить стадион на 45 тысяч зрителей, а также несколько четырехзвездочных отелей, заполнить которые в обычные дни будет крайне проблематично. Да и заполнить хотя бы на треть новый стадион на играх выступающей во втором дивизионе российского футбола «Мордовии» будет еще более проблематично.

Только один из самых спортивных регионов, где тогда гремело имя ныне пожизненно отстраненного из-за допинговых скандалов от работы тренера ходоков Виктора Чегина, сумел вытеснить из заявки не только Ярославль, но даже Краснодар. Столичные руководители решили, что для Кубани хватит и одного Сочи.

Бойцы невидимого фронта

Впрочем, работа глав регионов, которые либо всеми фибрами души хотели принять матчи мундиаля, либо открещивались от этого почетного права, как могли, оставалась в тени. Нужно ведь было убедить функционеров ФИФА, что российская заявка лучше, чем английская, бельгийско-голландская и испано-португальская. Ответственным за продвижение проекта «Россия-2018» в правительстве был назначен вице-премьер Игорь Шувалов. Официальный старт кампании был дан 9 октября 2009 года. В здании ГУМа Виталий Мутко представил общую концепцию проведения турнира, ее официальный сайт и логотип. Министр спорта подчеркнул, что столь масштабный проект важен не только для футбола, но и для всей страны. «После финального матча россияне проснутся в другой стране», — с убежденностью в своих словах вещал высокопоставленный чиновник.

Первым послом заявки «Россия-2018/2022» стал легендарный советский вратарь Ринат Дасаев. Затем четыре последние цифры выпали из названия заявки сами собой. Над содержанием заявочной книги работали высококлассные профессионалы. Возглавил Заявочный комитет в прошлом профессиональный дипломат, а в ту пору уже генеральный секретарь РФС Алексей Сорокин. Все шло своим чередом, и к началу чемпионата мира в ЮАР заявочная книга была готова. Правда, презентовать ее в полном объеме не удалось. Два тома украли. Впрочем, пострадали не только представители России, но и делегации из Бельгии и Нидерландов. Супостатов не нашли до сих пор, хотя даже в макулатуру сдать этот фолиант было достаточно проблематично.

Для продвижения заявки оргкомитет «Россия-2018» привлек западных пиарщиков. Шикарный проморолик, озвученный и на русском, и на английском, снял режиссер Руперт Уэйнрайт. В первых кадрах мальчик Саша гоняет мяч на крыше дома, а в заключительных забивает победный мяч в ворота голкипера сборной Италии Джанлуиджи Буффона в финале чемпионата мира-2018 в России. Главную роль исполнили братья-близнецы Артем и Максим Шпиневы. Их отец — известный футбольный агент, клиентами которого являются братья Миранчуки и Георгий Джикия.

Это была видимая часть работы, а в футбольных кулуарах шла невидимая. После того как образовались четыре заявки на ЧМ-2018 и пять на ЧМ-2022, в исполкоме ФИФА стали образовываться группировки. Двух футбольных чиновников, нигерийца Амоса Адаму и таитянца Рейнальда Теймари, которые обещали за определенную мзду проголосовать так, как надо, вообще отстранили от всякой деятельности, связанной с футболом. Тут же в британской прессе появились материалы о том, что подкупить нигерийца пытался российский представитель Виталий Мутко.

Представители Южной Америки чуть ли не в открытую поддерживали совместную испано-португальскую заявку. С помощью Гуса Хиддинка южнокорейцы хотели получить ЧМ-2022, отдав предыдущий мундиаль Бельгии с Нидерландами. Страсти кипели, в прессу выбрасывался компромат. Хотя все могло пройти тихо и чинно, но вмешались два фактора.

Чисто английская кампания

У англичан с продвижением заявки проблемы возникли с самого начала. Хотя премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон заявил о ее поддержке со стороны правительства и пообещал прибыть в Цюрих в день голосования, его голос прозвучал как-то неубедительно на фоне выступлений Владимира Путина. К тому же ФИФА потребовал перенести на другие сроки в 2018 году турнир по теннису в Уимблдоне. По регламенту Международной Федерации футбола во время чемпионата мира в стране его проведения не должны проходить другие крупные спортивные события.

Только для англичан свои традиции превыше всего. Не найдя аргументов в свою пользу, они стали гнобить конкурентов. Сначала в прессу (британскую, естественно) был запущен слух о том, что испанцы в обмен на помощь со стороны судей на ЧМ-2010 готовы отдать все голоса «латинского блока» России. Хотя как российские представители могли помочь решить специфические судейские проблемы, когда нашего арбитра даже в кандидатах на работу в ЮАР не было, непонятно.

Президент Футбольной ассоциации Англии лорд Дэвид Трисман не стеснялся критиковать российскую заявку и Россию вообще по поводу и без. То обнаруживал среди российских фанатов откровенных расистов, то находил проблемы с безопасностью. Несколько раз лорд вынужден был даже приносить официальные извинения за свои высказывания, а после того, как английская заявка получила всего два голоса и выбыла в первом туре голосования, вообще ушел в отставку.

Наши бойцы невидимого фронта действовали тоньше, но все карты смешали катарские шейхи. Денег у них куры не клюют, а идея провести чемпионат мира в своем эмирате, где летом это вообще опасно для здоровья, прочно запала им в душу. В заявочную кампанию катарцы вложили больше средств, чем все остальные страны, вместе взятые. В качестве послов «Катара-2022» были привлечены такие знаковые фигуры, как тогдашний тренер «Барселоны» Хосеп Гвардиола и знаменитый в прошлом французский футболист, но еще не тренер мадридского «Реала» Зинедин Зидан. Им заплатили по три миллиона евро только за согласие поучаствовать в безнадежной, как всем казалось, заявочной кампании и еще столько же в случае получения Катаром права на проведение мундиаля.

Сколько было обещано и сколько получили те, кто проголосовал за такое безумие, мы вряд ли узнаем. Катар победил в последнем, четвертом, туре голосования, опередив США. Хотя все говорило о том, что ЧМ-2018 пройдет в России (наша заявка победила уже во втором туре голосования), а ЧМ-2022 — в Америке. Лучшим подтверждением этой версии может служить голосование члена исполкома ФИФА Виталия Мутко. Он все четыре тура поддерживал американскую заявку.

В Цюрих прилетели Аршавин и Исинбаева

Сторонники английской заявки акцентировали внимание на том, что ее презентовал на исполкоме ФИФА очень популярный во всем мире футболист и деятель шоу-бизнеса Дэвид Бекхэм. Только в российской делегации были не менее знаковые фигуры. На хорошем английском языке о своей любви к футболу рассказала двукратная олимпийская чемпионка Елена Исинбаева. Хотя доселе на футбольных матчах прыгунья с шестом замечена не была.

Великую российскую культуру представляли не нуждавшиеся в представлении дирижер Валерий Гергиев и певица Анна Нетребко. В качестве ударной силы выступил в ту пору капитан национальной сборной по футболу Андрей Аршавин, блиставший в составе лондонского «Арсенала». Знатоки футбольного закулисья даже утверждают, что именно активная поддержка заявки России на проведение ЧМ-2018 стоила Аршавину карьеры в английской премьер-лиге.

Поразил все мировое сообщество своей эпической речью Виталий Мутко. Он произнес ее на английском языке, но читал по подстрочнику, написанному русскими буквами. Хотя и сдавал кандидатский минимум перед защитой диссертации. Обращение к президенту ФИФА Блаттеру было коротким и проникновенным.

Министр спорта после цюрихской речи стал героем интернетовских мемов и предметом шуток со стороны высшего руководства страны. Знаменитым «Лет ми спик фром май харт» приветствовал коллегу при назначении вице-премьером глава правительства Дмитрий Медведев, а Владимир Путин подарил своему давнему знакомому еще со времен совместной работы в команде Анатолия Собчака самоучитель английского языка.

Сам Мутко к ироничным комментариям относился с должным чувством юмора. На пресс-конференции в Сочи, посвященной премьере ледового мюзикла Ильи Авербуха «Кармен», у спортивного руководителя страны поинтересовались, не хочет ли он воспользоваться служебным положением и попросить роль для себя. «Только на английском языке!» — отшутился Мутко.

После речи министра спорта в Цюрихе воцарилось тревожное ожидание. Все отметили отсутствие в зале Владимира Путина, который внес едва ли не решающий вклад в победу олимпийской заявки Сочи на сессии МОК в Гватемале. Развязка футбольно-дипломатического триллера получилась эффектной. Когда было объявлено о том, что ЧМ-2018 пройдет в России, самолет с тогда премьер-министром РФ Владимиром Путиным уже был в воздухе.

Выступление на пресс-конференции лидера руководящего тандема страны было эффектным, а затем грянул кризис, связанный с обвинением руководителей ФИФА в коррупции. Последовала отставка Блаттера, англичане вновь подняли вопрос о переносе чемпионата мира в другую страну (даже предложили в какую), но было уже поздно. Россия получила чемпионат мира и все семь лет активно к нему готовилась. Даже многострадальный стадион в Санкт-Петербурге сдали в конце 2016 года и провели на нем ключевые матчи Кубка конфедераций летом следующего.


22 Марта 2018


Последние публикации


1 000 руб.
200 руб.



Выбор читателей

Сергей Леонов
83544
Виктор Фишман
67082
Борис Ходоровский
59071
Богдан Виноградов
46316
Дмитрий Митюрин
31379
Сергей Леонов
30891
Роман Данилко
28393
Сергей Леонов
15889
Дмитрий Митюрин
14154
Светлана Белоусова
14059
Александр Путятин
13028
Татьяна Алексеева
12791
Наталья Матвеева
12320