Отец мой — враг мой
СПОРТ
«Секретные материалы 20 века» №2(440), 2016
Отец мой — враг мой
Сергей Барсов
журналист
Санкт-Петербург
712
Отец мой — враг мой
Штеффи Граф и отец Петер

Представительницы теннисной элиты зачастую страдают от чрезмерной опеки родных. Рядом с теннисным клубом в любой точке мира можно наблюдать идиллическую картинку: папа ведет за ручку девчушку и бережно несет ее ракетку. Потом девчушки вырастают, и некоторые из них становятся звездами мирового тенниса. Только папаши частенько не могут свыкнуться с мыслью, что у их чад уже своя жизнь. Когда же дело доходит до распределения многомиллионных гонораров, у многих родителей возникают обиды. Мол, сколько времени, сил и средств потрачено, а отдачи от неблагодарных никакой! Вот несколько таких историй.

ПЕРСИДСКИЕ МОТИВЫ С ФРАНЦУЗСКИМ АКЦЕНТОМ

Двукратная чемпионка Исламских игр (есть, представьте себе, и такие) Ареван Резаи родилась и выросла во Франции. На протяжении всей карьеры играла под флагом этой страны, выиграла четыре турнира WTA, а сезон-2010 завершила на 19-й строчке мирового рейтинга. Словом, была достаточно заметной фигурой в женском теннисе.

Как принято в восточной семье, воспитанием дочери занимался отец, Арсалан Резаи, перебравшийся во Францию из Ирана. Он был тренером Ареван и менеджеров к ней близко не подпускал. Зачем допускать кого-то к распределению, как считал папаша Резаи, семейного бюджета? До поры до времени такое положение дел устраивало и Ареван, но в 24 года она решила, что пора уже жить своей жизнью.

Во время Australian Open-2011 у теннисистки произошел открытый конфликт с отцом. Ему запретили появляться на корте рядом с дочерью, которой он якобы угрожал. Дело даже собирались передать в полицию. Сам Арсалан утверждал, что никогда не пользовался властью над дочерью. Мол, если бы захотел, то и на корт бы не допустил, надел бы хиджаб и засадил за чтение религиозных книг. Строптивость Ареван он списывал на появившегося бойфренда и возникшее после первых побед окружение. Себя же выставлял в качестве жертвы. Мол, все отдал дочери, а теперь, в 60 лет, на работу не устроиться, а пенсия не полагается.

Нелестной характеристики удостоился игравший в свое время в профессиональном туре Мансур Бахрами. «Вокруг Ареван вьется стервятник, который манипулируют ею, – заявил Арсалан Резаи. – У него своя выгода, и он не настоящий иранец. Не знаю, какие цели преследует Мансур, сообщая подробности о жизни дочери журналистам».

Теннисистка тяжело перенесла случившееся. В конце концов она помирилась с родителями (во всяком случае, до скандальных историй с привлечением полиции дело больше не доходило), но в 2013 году Резаи объявила о завершении карьеры из-за преследовавших ее травм. Сейчас вроде бы собирается возобновить ее, но отца ни в качестве тренера, ни в качестве менеджера приглашать не собирается.

КРУТОЕ ПИКЕ СЕМЕНА ЛИНЕЦКОГО

В середине двухтысячных москвичку Евгению Линецкую называли восходящей звездой российского тенниса. Ее тренер, Владимир Камельзон, восхищался светлой головой девочки, да и физические данные у нее были отменные. Только слишком уж тщательно опекал Евгению отец, оставивший престижную работу в области вычислительной техники. Кандидат наук Семен Линецкий решил посвятить себя дочери, взвалив на свои плечи функции теннисного менеджера.

Гром грянул в августе 2005 года, когда Линецкий был арестован калифорнийской полицией за избиение собственной дочери. Если учесть, что у него был еще и черный пояс по карате, последствия для Евгении могли оказаться печальными. Сама история покрыта туманом. В окружении теннисистки утверждали, что печальные последствия имел разговор о распределении заработанных Линецкой призовых. Обвиняемый утверждал, что поссорился с дочерью из-за ее желания сесть за руль автомобиля без водительских прав.

Сама Евгения постаралась замять дело. Полиция не предъявила ее отцу обвинений, но избежать наказания кандидату наук и обладателю черного пояса не удалось. Руководство WTA запретило Семену Линецкому в течение двух лет посещать теннисные соревнования и даже находиться на трибуне во время игр его дочери. После этого карьера Евгении пошла на спад. В 2007 году она приняла решение репатриироваться в Израиль и выступать за сборную этой страны. Не получилось. Во многом из-за того, что переговоры с руководителями тамошней теннисной федерации вызвался вести Семен Линецкий.

В 26 лет Евгения завершила профессиональную карьеру, вернулась в Москву и открыла свою школу «Теннисный луч». Ее кредо: «Мы проводим занятия в атмосфере света и тренерского тепла». Этого так не доставало теннисистке в лучшие годы ее карьеры. «Линецкой было по силам войти в первую десятку мирового рейтинга, – сокрушался явно жалевший о расставании с талантливой ученицей Камельзон. – Помешал Жене папа, подозревавший тренеров во всех возможных грехах и не позволявший им спокойно работать. Наставники у Линецкой менялись чаще, чем у кого-либо в женском теннисе!»

СЛЕЗЫ ЕЛЕНЫ ДОКИЧ

Гражданская война в Югославии разрушила жизнь сербской семьи Докич. Восьмилетняя Елена вместе с родителями в 1991 году в буквальном смысле бежала от войны из города Осиек, оказавшегося после раздела единой страны в составе Хорватии. Бежать пришлось на край света – в Австралию. Через восемь лет на Уимблдоне 16-летняя австралийская теннисистка с сербскими корнями произвела настоящий фурор, победив в первом круге тогдашнюю первую ракетку мира Мартину Хингис. В 2002 году Елена поднялась на четвертую строчку мирового рейтинга, и все без исключения прочили ей блистательную карьеру и скорый титул первой ракетки мира.

Вместо этого на долгие годы Докич стала героиней скандальных публикаций в желтой прессе. Ее отец Дамир неоднократно унижал и избивал дочь. Ему запретили не только появляться рядом с теннисными кортами, где тренировалась и играла дочь, но даже в окрестностях арен. Трагедия Елены заключалась еще и в том, что на раннем этапе ее карьеры отец практически не допускал к ней никого. У теннисистки долгое время даже тренера профессионального не было.

После дисквалификации Дамира у экс-четвертой ракетки мира началась глубокая депрессия. К тому же у нее были натянутые отношения с австралийскими болельщиками и теннисной федерацией. Одно время Елена даже пыталась играть под сербским флагом. Затем вернулась под австралийский и дошла до четвертьфинала Australian Open.

Ей в ту пору было всего 26, и Дамир Докич, несколько лет не беспокоивший дочь, почуял запах денег и попытался принять участие в их распределении. Теннисистка решительно пресекла эти попытки, дав откровенное интервью одному из спортивных журналов. Его содержание полностью отражал заголовок: «Отец использовал меня».

ДРАМА ОТШЕЛЬНИЦЫ С МАВРИКИЯ

В своем интервью Докич провела параллель с судьбой еще одной теннисистки, натерпевшейся в свое время от отца. Речь о родившейся в Канаде и выступавшей за Францию Мари Пирс. Она добилась немалых профессиональных успехов. Дважды выигрывала самые престижные в мировом теннисе турниры «Большого шлема» в одиночном разряде, еще по разу побеждала на них в паре и миксте. В послужном списке Пирс две победы в Кубке Федерации, который ежегодно вручается лучшей женской команде мира. Сезон-2000 Мари завершила на третьей строчке мирового рейтинга.

Казалось, жизнь у спортсменки удалась, но ей очень не повезло с отцом. До рождения дочери Джим Пирс успел многое: сидел в тюрьме, скрывался от полиции, лечился в психиатрической клинике. Представляете, каково было тренироваться у него! Между тем именно Джим опекал Мари на первых порах ее выступлений в профессиональном туре. Методы работы папаши Пирса были своеобразными. Свою дочь он мог осыпать подарками, а мог обматерить на людях и бить всем, что подвернется под руку. Частенько он напутствовал Мари с трибуны: «Убей суку!» Соперницы француженки не были в восторге.

Надоело это в конце концов и самой теннисистке. Она официально уволила Джима и наняла для защиты от отца телохранителей. В это же время Янник Пирс, которая всегда и во всем поддерживала дочь, подала на развод. Вдобавок руководство WTA запретило Джиму Пирсу появляться на теннисных соревнованиях после того, как он отправил в нокаут Петера Графа, отца знаменитой немецкой теннисистки, во время «Ролан Гаррос». В ответ папаша Пирс подал на дочь в суд за расторжение контракта и потребовал переводить на свой банковский счет четверть доходов Мари.

От таких переживаний теннисистка до конца карьеры так и не оправилась. Она разочаровалась в мужчинах и, зачехлив ракетку, уехала на остров Маврикий, где открыла свою теннисную школу. Ну а у Джима Пирса нашелся один защитник. Им оказался сосед по элитному калифорнийскому поселку Ричард Уильямс, который брал у неистового канадца уроки по воспитанию теннисных звезд.

ТАЙНЫ КЛАНА УИЛЬЯМС

В конце 70-х рядовой охранник Ричард Уильямс случайно включил телевизор на программу, где шла трансляция теннисного турнира. Озвученный комментатором размер призовых поразил его до глубины души. За неделю дамы с ракетками зарабатывали больше, чем он в своей фирме за несколько лет. Вот и загорелся скромный секьюрити идеей ввести в этот мир миллионеров своих детей. В семье Уильямса были три дочери, из которых делать чемпионок было поздно, а его жена Орасин считала, что уже внесла достойный вклад в демографическую программу США.

Только надо знать характер Ричарда Уильямса. Волевым решением он изъял у жены противозачаточные таблетки, и в 1980 году появилась на свет Винус Уильямс. Еще через год – Серена. Сегодня любителям тенниса не нужно объяснять, кто это такие. Даже перешагнув 30-летний рубеж, сестрички по-прежнему в тренде и выигрывают престижные турниры. Ну а Серена вообще первая ракетка мира, приблизиться к которой более молодые соперницы только мечтают.

С самого начала карьеры сестер Уильямс все было под контролем папаши Ричарда. Он не стал закладывать семейные ценности, чтобы определить девочек в престижную теннисную школу. Вместо этого сам стал их тренировать. Причем на муниципальных кортах, за аренду которых нужно было платить символические суммы. Проблема заключалась в том, что располагались они в криминальном пригороде Лос-Анджелеса.

Сам Ричард утверждает, что договорился с местными авторитетами и его девочек никто не трогал. Более того, их охраняли. Хотя в одном из интервью сестрички вспоминали, что становились свидетельницами перестрелок и однажды даже вынуждены были в разгар тренировки упасть на корт. Пули свистели прямо над их головами.

Карьера Винус и Серены протекала под абсолютным контролем Ричарда. Трех старших дочерей он также определил в семейное предприятие по завоеванию титулов и призовых. Одна из них – тренер по ОФП, вторая – юрист, следящий за заключением спортивных и рекламных контрактов, третья – умелый пиарщик. Сами теннисистки всегда и во всем следовали указаниям отца. Даже став первыми ракетками мира, противиться не могли.

В 2001 году на престижном турнире в Индиан-Уэллсе жребий свел сестер Уильямс в полуфинале. Папаша решил, что победа в этом матче нужнее младшей, и Винус перед началом игры снялась с соревнований под предлогом травмы. Во время финального матча, в котором соперницей американки была бельгийка Ким Клийстерс, публика устроила настоящую обструкцию семейству Уильямс. Дело дошло до словесной перепалки зрителей с Ричардом. После этого глава семейства запретил дочерям появляться на соревнованиях в Индиан-Уэллсе.

Между тем этот турнир является обязательным для теннисисток из элиты. Руководство WTA штрафовало сестер, заставляло их заниматься общественно полезной работой, но пойти против воли отца долгое время ни Винус, ни Серена не решались. Лишь в 2015 году папаша Ричард смилостивился – и вернувшаяся в Индиан-Уэллс Серена стала чемпионкой.

ИДЕАЛЬНАЯ ДОЧЬ НЕПУТЕВОГО ОТЦА

Пострадавшего от хука Джима Пирса во время «Ролан Гаррос» Петера Графа вряд ли можно назвать стопроцентной жертвой. Он, как мог, наживался на таланте своей дочери. Немецкий суд обвинил герра Графа в сокрытии доходов на сумму более двух миллионов долларов и неуплате налогов. Было доказано, что Петер Граф, пользуясь, как говорится, служебным положением, вымогал у директоров турниров сотни тысяч долларов в качестве стартовых для своей дочери.

Вот как описывал технологию заключения контрактов Юджин Скотт, работавший на протяжении долгих лет директором многих теннисных турниров, в том числе и Кубка Кремля: «Петер заходил в офис и озабоченно говорил, что не знал о расписании. Мол, финал будет проводиться в воскресенье, а Штеффи нужно срочно лететь в этот день в Лос-Анджелес. Сделав театральную паузу, Петер добавлял, что она могла бы и задержаться, но это требует некоторых дополнительных затрат».

Своеобразно заключал Петер Граф и спонсорские контракты для своей дочери. В одной комнате под прицелами телекамер и объективов Штеффи подписывала соглашения с компаниями, товары и услуги которых соглашалась рекламировать. В соседнем помещении налоговый советник Йоаким Эккард, приглашенный папашей Граф, визировал другую бумагу с другими цифрами.

Закончилось все для герра Петера плачевно. Несколько месяцев ему пришлось провести в тюрьме, где он горько каялся и за затрещины, которые щедро раздавал Штеффи в детстве, и за любовные интрижки, доставлявшие столько боли жене и дочери, и за горькое пьянство. Несмотря на такой моральный облик, Штеффи никогда не отрекалась от своего отца. «Он несчастный человек, которого погубил алкоголь, и я не могу его ни в чем обвинять», – заявила прославленная чемпионка.

У самой Штеффи сейчас в личной жизни все хорошо. Она замужем за Андре Агасси. У знаменитых в прошлом теннисистов двое детей, но растить из них теннисных чемпионов они не спешат. Особенно Штеффи, у которой сохранились о детстве отнюдь не лучшие воспоминания.

«МОЯ ДОЧЬ – КРУГЛАЯ ДУРА»

В 2008 году вышла в свет книга «Жюстин, моя дочь, мой чемпион», которую написал Хосе Энин. Отношения между отцом-тренером и дочерью-чемпионкой в семье Энин были сложные. Когда Жюстин было 12 лет, умерла от рака ее мать, Франсуаза Розье. Профессиональная карьера бельгийской теннисистки складывалась превосходно. Семикратная победительница турниров «Большого шлема», олимпийская чемпионка Афин несколько раз признавалась лучшей спортсменкой мира.

Да и в личной жизни не обладавшей модельными параметрами Жюстин все было в порядке. В 2002 году она вышла замуж за своего тренера Пьера-Ива Арденна, к которому перешла от отца, и вплоть до развода носила двойную фамилию. Перед Олимпиадой в Пекине именно бельгийскую теннисистку считали фаворитом, что не устраивало могущественное спортивно-маркетинговое агентство IMG, боссы которого спали и видели на высшей ступеньке пьедестала почета Марию Шарапову. Победа российской теннисистки принесла бы ее западным спонсорам не менее ста миллионов долларов чистого дохода. Нужно было во что бы то ни стало устранить такого конкурента, как Энин. Когда на кону стоят такие деньги, все средства хороши.

Первой частью плана по «устранению» Энин стала банальная любовная интрижка. Красавчик Пьер-Ив Арденн был типичным альфонсом, который без зазрения совести забирал львиную долю призовых и рекламных гонораров супруги. При этом изменял ей при каждом удобном случае. Этой слабостью красавца-мужчины и воспользовались авторы коварного плана.

В элитной многоэтажке в Монте-Карло, где жило семейство Арденн, сняла жилье модельер по имени Моник. Она быстро вошла в доверие к Жюстин и стала своим человеком в доме. В действительности Моник, как выяснили намного позже дотошные бельгийские журналисты, работала в секретном отделе IMG. В обязанности его сотрудниц входила обработка «нужных клиентов».

В канун Рождества 2006 года Жюстин обнаружила любимого мужа с лучшей подругой в собственной спальне. Только замысел авторов дьявольского плана не сработал. Теннисистка стойко перенесла удар, развелась с изменником-мужем и стала штамповать победы на корте одну за другой. Тогда на авансцену вышел отец Энин, получивший миллион долларов за скандальную книгу о дочери.

В ней Хосе, помимо всего прочего, обвинил Жюстин в употреблении допинга. Теннисистка, естественно, опровергла все обвинения. Ведь допинг-пробы, которые она регулярно сдавала, ни разу не дали положительного результата. Это не остановило недоброжелателей, которые объяснили такую «чистоту» покровительством со стороны соотечественника теннисистки – президента МОК Жака Рогге.

Возглавлявший олимпийское движение на протяжении 12 лет бельгийский аристократ действительно очень тепло относился к Жюстин. В Афинах он приехал поддержать Энин в самый критический для нее момент полуфинального матча против Анастасии Мыскиной. Российскую теннисистку от выхода в финал отделял всего один гейм, и до сих пор уже ставшая капитаном сборной России в Кубке Федерации Мыскина не может объяснить, как умудрилась проиграть ту встречу.

Перед «Ролан Гаррос»-2008 допинговые контролеры разве что не ночевали в номере Энин. Добиться нужных результатов проб так и не сумели, но психологический удар нанесли сильнейший. Вдобавок Пьер-Ив постарался. Попозировал для таблоида, который незамедлительно был подброшен в номер его бывшей супруги.

Продолжил разоблачительную деятельность и Хосе Энин, выпустивший вторую часть своих мемуаров с миленьким названием: «Моя дочь – круглая дура». После такой атаки на всех фронтах полностью выхолощенная эмоционально Жюстин объявила о завершении карьеры. Правда, и Шарапова в Пекине олимпийской чемпионкой не стала. Она не смогла выступить на Олимпиаде-2008 из-за травмы. Через четыре года в Лондоне Мария пронесла знамя России на церемонии открытия, но в финале проиграла Серене Уильямс.

Ну а Жюстин Энин судьба все-таки воздала должное за все страдания. В марте 2013-го она родила дочь Лали, отцом которой является кинорежиссер Бенуа Бертуццо. В марте 2015 года Жюстин и Бенуа поженились. Отцу бывшей теннисистки третью часть мемуаров никто не заказывает.

…Конечно, в мире большого тенниса существуют и другие примеры. Олимпийская чемпионка Пекина Елена Дементьева всегда с большой теплотой отзывается о своей маме, которая воспитала из нее спортсменку с характером победителя и с большой деликатностью относилась к личной жизни. Только многие мамаши и особенно папаши, потратившие десятилетия на карьеру дочерей, не могут примириться с тем, что их доля призовых – это любовь и уважение со стороны новых звезд мирового тенниса. Суммы с шестью нулями становятся важнее нормальных отношений в семье, а бульварная пресса делает все возможное, чтобы семейные скандалы стали всеобщим достоянием.


15 января 2016


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
106122
Сергей Леонов
94442
Виктор Фишман
76284
Владислав Фирсов
71527
Борис Ходоровский
67688
Богдан Виноградов
54321
Дмитрий Митюрин
43499
Сергей Леонов
38414
Татьяна Алексеева
37404
Роман Данилко
36591
Александр Егоров
33630
Светлана Белоусова
32829
Борис Кронер
32596
Наталья Матвеева
30599
Наталья Дементьева
30285
Феликс Зинько
29705