Вспомним эти имена
СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
«Секретные материалы 20 века» №17(429), 2015
Вспомним эти имена
Сергей Кривенков
журналист
Санкт-Петербург
670
Вспомним эти имена
Памятник Ивану Винарову

Спустя десятилетия многое забывается, а имена разведчиков, как известно, рассекречивают далеко не сразу и не всегда. Поэтому совсем не лишним будет даже краткое описание некоторых историй времен Великой Отечественной войны и предвоенных лет, долго остававшихся малоизвестными. Учтем, что у некоторых из разведчиков времен войны «приключения» начались намного раньше.

ОБМЕН НА СЫНА ЧАН КАЙШИ

Он известен как Яков Бронин, а также как Яков Горев. Родился в Латвии. В молодости политработник на Туркестанском фронте.

С 1930 года в качестве военного разведчика был на нелегальной работе в Германии.

В 1933 году встречался там с Рихардом Зорге, готовившимся к работе в Японии. Как известно, до этого Зорге был резидентом в Шанхае. Яков Горев сменил его в 1933 году. В Шанхае его радисткой, а затем и супругой стала разведчица Рене Марсо (псевдоним «Элли»). В 1935 году был арестован из-за предательства и приговорен к 15 годам заключения. Однако в декабре 1937 года его обменяли на сына Чан Кайши.

По возвращении в Москву занимался подготовкой нелегалов к заброске, среди них такой известный разведчик, как Гуревич («Кент»). Преподавал основы агентурной разведки и иностранные языки в военных учебных заведениях. В 1949 году был арестован, но уже в 1950-м освобожден и затем реабилитирован.

Защитил диссертацию на тему «Шарль де Голль. Политическая биография», был членом Союза журналистов.

ЕГО МЕНЯЛИ НА ПЯТЕРЫХ ОФИЦЕРОВ

Леонид Яковлевич Бурлаков. Из крестьян. Работал по линии военной разведки в Китае, в кантонской резидентуре. В сентябре 1925 года его арестовали на границе с грузом для резидента в Кантоне. Пытали. В 1926 году Бурлаков был приговорен более чем к девяти годам каторги. После окончания известного конфликта 1929 года на Китайско-Восточной железной дороге (КВЖД) его обменяли на пятерых пленных китайских офицеров. После освобождения полтора года лечился в Москве. Служил в разведотделе Тихоокеанского флота, создавал на случай войны разведывательные пункты в Китае, Корее, Японии. В 1938 году арестован, но в 1940-м освобожден.

Во время Великой Отечественной войны занимался подготовкой нелегальных разведчиков и партизан. В запасе находился с сентября 1945 года.

БОЛГАРИН ИВАН ВИНАРОВ И ЕГО ДРУЗЬЯ

Винаров Иван Цолов. Из рабочих. Кроме опубликования кратких сведений в упомянутой энциклопедии, на русском изданы его мемуары. Работал в нелегальных резидентурах в Болгарии, Австрии, Китае.

В 1930–1933 годах возглавлял резидентуру в Австрии с большой сферой ответственности (Польша, Чехословакия, Югославия, Румыния, Болгария, Венгрия, Греция, Турция).

В 1936–1938 годах руководил резидентурой в Париже, организуя помощь республиканской Испании.

В 1938-м был уволен из РККА, в 1940 году назначен преподавателем кафедры общей тактики Военной академии им. Фрунзе. Однако с началом Великой Отечественной войны вновь в разведке. Выполнял задания в Турции, участвовал в подготовке болгарских политэмигрантов для заброски в Болгарию. С 1944 года жил в Болгарии, с 1949 по 1964 год занимал министерский пост (начальник Главного управления путей сообщения при Совете министров).

В резидентурах Винарова было немало опытных людей. Один пример. Эмильев Андрей Иванович, он же Контров Сава Драганов. Из крестьян. В 1930–1934 годах работал в резидентуре Ивана Винарова в Австрии. Специалист по разведывательно-диверсионной деятельности. Был военным советником в 14-м партизанском корпусе республиканской армии Испании. Награжден советским орденом Красного Знамени в 1937 году.

В 1939–1940 годах был начальником учебного отделения разведшколы разведуправления Генштаба РККА, затем начальником одного из курсов. Военный инженер 1-го ранга. Во время войны рекомендации Эмильева по диверсионной деятельности для болгарских подпольщиков передавала нелегальная радиостанция «Христо Ботев».

МАТЕМАТИК «БАЗИЛЬ»

Максимович Василий Павлович (псевдоним «Базиль»). Родился в 1902 году в Чернигове. Математик и инженер. Вместе с сестрой Анной Максимович поселился в 1922 году во Франции.

В период нацистской оккупации брат и сестра сотрудничали с резидентурой «Красной капеллы».

Максимовичи были арестованы гестапо в декабре 1942 года. «Базиль» казнен в 1944 году, незадолго до освобождения Парижа войсками антигитлеровской коалиции летом 1944 года.

ОН БЫЛ ПОСЛОМ БОЛГАРИИ В ЕГИПТЕ И ЯПОНИИ

Пеев Янко Панайотов. Болгарский дипломат. Был, в частности, болгарским послом в Албании (1936–1939), Египте (1940–1941). С 1941 года сотрудничал с советской военной разведкой. Посетил с ее заданиями Египет, Швейцарию, Турцию. В 1942 году был назначен болгарским послом в Японию. Ехал к месту назначения из Турции через советскую территорию — Кавказ, затем по Волге до Куйбышева, далее через Сибирь, Манчжурию и Корею. В Куйбышеве встречался с представителями советской разведки.

Однако в апреле 1943 года в Софии был арестован его брат. Предупрежденный об опасности, выехал в Нанкин (Китай; тогда в этом городе находилось правительство Чан Кайши) якобы с целью вручения верительных грамот. На самом деле перебрался в Турцию. Из-за того что покинул болгарскую дипломатическую службу, остался без средств к существованию, заболел, ослеп и умер в Стамбуле. Много позже был награжден болгарским орденом за активную помощь, оказанную в годы войны советской разведке.

ВОЕННЫЙ РАЗВЕДЧИК ВИЛЛИ РОМ

Родился в 1911 году во Франкфурте-на-Майне. Отец — немец, мать — украинка. После прихода нацистов к власти вел против них подпольную работу в Дании и Франции. Интербригадовец, воевал на стороне республиканцев в Испании. Там был привлечен в ряды советской разведки знаменитым диверсантом Хаджи-Умаром Мамсуровым. После специального обучения в СССР был направлен в Швецию.

Организовывал диверсии, направленные против поставок оружия из формально нейтральной Швеции в Германию. В частности, в июле 1941 года был подорван состав с 20 вагонами. Ром создал резидентуру из шести человек, включавшую двух женщин. Одна из них, принявшая шведское подданство эстонка, работала танцовщицей в кабаре в Стокгольме и помогала Вилли подбирать кандидатов на вербовку. Однако из-за нарушения правил конспирации произошел провал, Ром был в конце 1941 года арестован. Подвергался пыткам, ему повредили левую руку.

Разведчик сумел бежать и через Финляндию перебрался в СССР. После окончания войны служба Вилли Рома в советской разведке не закончилась, в 1950 году он был нелегально заброшен в Западную Германию. Там он работал несколько лет — до тех пор, пока его тайник в лесу не был случайно обнаружен местным лесничим. Пришлось возвращаться в Москву. После увольнения в запас в звании подполковника принял гражданство ГДР. Умер в начале 1990 года.

ПОД ПСЕВДОНИМОМ «РИХАРД»

Настоящее имя — Артур Ильнер. Родился в 1891 году в Кенигсберге. В советской разведке был известен как Рихард Штильман и как Эберхард Розенталь. Для друзей — Рихард Павлович. Воевал в кайзеровской армии в Первую мировую войну, в 1917–1918 годах побывал в британском плену. По возвращении вступил в компартию Германии, работал столяром, затем в ЦК КПГ в Берлине. Эмигрировал в СССР. Получил советское гражданство. Работал по линии военной разведки в Китае, Чехословакии, Великобритании, Нидерландах, Франции. Как деликатно пишут в его биографической справке, «возможно, и в других странах». После прихода нацистов к власти в Германии работал против них в Вене, Париже, а затем воевал в Испании, где возглавлял интернациональный партизанский отряд, так и называвшийся «отряд Рихарда».

В 1940 году его переводят в Стокгольм. Во время войны он из Швеции занимается организацией Сопротивления в Германии. Из-за арестов вынужден был вернуться в СССР. Служил в немецком отделе ГРУ.

С 1951 года служил во внешнеполитической разведке ГДР, где некоторое время возглавлял оперативно-техническую службу. Полковник. В отставку вышел в 1960 году.

ПОД ПСЕВДОНИМАМИ «КОНРАД» И «ГРЕГОР»

Йозеф Амман, он же Йозеф Байер и Йозеф Аксель. Псевдонимы — «Конрад», «Грегор». Был одним из руководителей «Союза красных фронтовиков» в Рурской области Германии. Из-за участия в покушении на одного из лидеров коричневорубашечников был вынужден эмигрировать. Жил во Франции, Дании, с 1936 года — в Норвегии, в Осло. Был привлечен к диверсионной работе известным резидентом Эрнстом Вольвебером. Создал группу в Копенгагене, производил диверсии на немецких судах, дважды нелегально выезжал в Германию.

В период войны был активным участником Сопротивления во Франции, в том числе парижского восстания 1944 года. После окончания войны был сначала на партийной работе в западных зонах оккупации, затем легализовался в ГДР. В 1952 году был привлечен к работе на советскую внешнюю разведку. Завербовал более 30 агентов. Организатор боевых групп (на случай войны) в ФРГ, Франции и Дании. Награжден орденом Красной Звезды в 1977 году.

ОРГАНИЗАТОР УТЕЧЕК ИЗ ГЕРМАНСКОГО МИД

Парпаров Федор Карпович (1893–1959). Родился в Витебской области Белоруссии. В молодости служил в Красной армии, затем получил юридическое образование. Работал в торгпредстве СССР в Германии, в 1929 году стал сотрудником внешней разведки, был отозван для переподготовки. В 1930 году с женой и сыном вернулся в Германию, где, в соответствии с легендой, стал «невозвращенцем». Далее он получил вид на жительство, затем приобрел румынский паспорт, затем паспорт Коста-Рики. Открыл в Берлине экспортную фирму с филиалами в Северной Африке, Турции, Иране, Афганистане. Так он приобрел возможность легальных поездок. Центр решил организовать во главе с Парпаровым отдельную резидентуру в Берлине.

На связи с Парпаровым находилась жена немецкого дипломата («Эльза», «Юна»), одного из помощников Риббентропа. Организовав такую утечку информации из германского МИДа, советская резидентура смогла получать также сведения о деятельности как германских посольств за границами рейха, так и о работе иностранных посольств в Берлине. Кроме того, по этому же каналу шла информация о работе разведслужбы нацистской партии НСДАП. Эта служба держалась особняком и от абвера, и от эсэсовской РСХА, но играла в то же время важную роль в вербовке живших в дальних странах лиц немецкого происхождения.

В 1937 году Парпаров работал в Голландии, в 1938 году был отозван и арестован, но в 1939 году освобожден по указанию Берии. В конце 1939 года был восстановлен в НКВД в звании майора госбезопасности. В 1940 году работал в Эстонии.

В начале войны участвовал в формировании войск Особой группы при НКВД (впоследствии знаменитая «дивизия особого назначения» ОМСДОН). Затем был послан с нелегальным заданием в Швейцарию через Иран, однако вынужден был вернуться в Москву. Участвовал в разработке фельдмаршала Паулюса в период его пребывания в советском плену. Затем участвовал в подготовке Потсдамской конференции и Нюрнбергского процесса.

ИЗВЕСТЕН, ДА НЕ У НАС

Приведу сведения и о «короле диверсантов» Эрнсте Вольвебере, известном почему-то больше в других странах, чем у нас. Ему посвящена глава в книге Чарльза Уайтона «Крупнейшие шпионы мира». Есть о нем и несколько книг, не переведенных на русский язык. Конечно, подобные издания надо сравнивать с отечественными источниками. Так я и поступил.

Итак, Фридрих Эрнст Вольвебер родился в провинции Ганновер в семье столяра. Служил в 1916–1918 годах на подводных лодках в кайзеровских ВМС. Активный участник и один из руководителей антикайзеровского восстания в Киле в ноябре 1918 года. Под арестом с 1924 по 1926 год. Два года жил в Москве, затем вернулся в Германию.

С ноября 1932 года по март 1933-го — депутат рейхстага. Эмигрировал в Данию, где стал одним из руководителей Международного союза моряков и портовых рабочих.

В 1934 году вновь прибыл в СССР, а затем вернулся в Копенгаген.

В 1930-е годы Эрнст Вольвебер сумел создать целую сеть международных клубов моряков во всех главных портах Западной Европы, Северной и Южной Америки. Там, конечно, можно было выпить и потанцевать с девочками. Но не только. Была создана разветвленная диверсионно-разведывательная сеть. В нее входили как немцы, так и датчане, бельгийцы, французы. С началом гражданской войны в Испании диверсанты Вольвебера стали устраивать систематические диверсии на судах, доставлявших оружие франкистам. Кроме того, через Норвегию были организованы и поставки оружия испанским республиканцам.

Была создана резидентура в Гамбурге, работавшая непосредственно против нацистов, причем Эрнст ее неоднократно инспектировал. В 1937 году члены этой ячейки были арестованы гестапо, но он все же сумел уйти в Данию.

Сеть Вольвебера, неофициально называемая «Лигой», работала автономно (что избавило его от подозрений в связях с перебежчиками 1930-х годов). Существовали тайные склады со взрывчаткой, называвшейся «мясом», и взрывными устройствами — часовыми механизмами, называвшимися «ножами». После оккупации нацистами в 1940 году Дании Эрнст бежал в Швецию, продолжив свою деятельность. Основные ячейки «Лиги» располагались в портах Гамбурга, Копенгагена, Осло, Бремена, Данцига (ныне Гданьск), Роттердама, Амстердама, Риги.

Согласно специальному докладу Гейдриха от начала 1941 года, «Лига» Вольвебера ответственна за диверсии против 16 германских, одного японского и трех итальянских судов. При этом два корабля были уничтожены, остальные — повреждены. В 1940 году арестован в Швеции, однако не был выдан Германии. Отбывал наказание в шведской тюрьме. «Лига» была настолько умело организована, что продолжала диверсионную деятельность и после ареста Вольвебера. Примером автономной ячейки может служить стокгольмская резидентура Вилли Рома.

В том, что Вольвебер не был выдан гестапо, немалую роль сыграла Александра Коллонтай, в то время чрезвычайный и полномочный посол СССР в Стокгольме. Она вела переговоры по этому вопросу с главой МИДа Швеции, подчеркивая, что Вольвебер является советским гражданином. Тем временем стало очевидным, что Германия терпит поражение в войне. В ноябре 1944 года Вольвебера освободили, он вылетел из Стокгольма в Москву. Эрнст жил в СССР до марта 1946 года, затем вернулся в Германию. Занимал достаточно высокие хозяйственные посты в системе транспорта ГДР, а с июля 1953 года стал официально служить в госбезопасности. Его назначили заместителем министра. В течение двух лет (с ноября 1955 по ноябрь 1957 года) был министром госбезопасности ГДР, то есть главой «Штази».

В 1957 году у Вольвебера испортились отношения с тогдашним лидером ГДР Вальтером Ульбрихтом. На его место был назначен Эрих Мильке, бессменно руководивший «Штази» практически до самого конца. И сама «Штази», и фигура Мильке воспринимаются нынче как символы тоталитарного прошлого. А про Эрнста Вольвебера вспоминают, как правило, историки, интересующиеся тематикой, связанной с разведкой. Тут все признают, что в ГДР соответствующая служба была весьма эффективной. Руководил ею в 1958–1986 годах Маркус Вольф (1923–2006), оставивший мемуары под названием «Исповедь разведчика». Отмечу, что в годы Великой Отечественной войны Вольф находился в СССР, где проходил подготовку для заброски в Германию. Однако затем было решено сохранить кадры для послевоенной работы в освобожденной нашими войсками восточной части Германии. Поэтому работа Вольфа в разведке, в том числе его контакты с советскими спецслужбами, относится к послевоенной истории. Про Маркуса Вольфа у нас писали и пишут достаточно много.

ВОЕВАЛИ, КАК МОГЛИ

Из приведенных здесь кратких биографических сведений видно, что многие разведчики были отстранены от работы или даже подвергались арестам в период, который в свое время называли ежовщиной. Причинами личного недоверия часто были связи (попросту — знакомства) с теми, кого посчитали тогда троцкистами, а иногда и с реальными перебежчиками. Что касается арестов части вернувшихся в СССР нелегалов уже после окончания Великой Отечественной войны, то эти истории выходят за рамки данной статьи.

Если же вернуться к предвоенному периоду, то свою роль сыграло и недоверие к самой сути информации от нелегальных агентов, которых подозревали в вольной или невольной дезинформации в пользу либо Германии, либо Англии (британская разведка считалась самой опытной, и Сталин, возможно, предполагал, что англичане хитрее, чем это было в действительности). Специалисты отмечают, что в 1938–1939 годах на период от полугода до года были нарушены каналы связи с остававшимися за рубежом агентами. А в некоторых случаях сеть агентов в 1939–1940 годах пришлось создавать заново. Однако, несмотря на все просчеты, подполье в Германии сохранялось, причем не только чисто агентурное (речь идет о нескольких группах, известных ныне под обобщающим названием «Красная капелла»), но и диверсионная сеть в портовых городах.

О размахе нелегальной разведывательной работы на временно оккупированной нацистами территории Европы можно судить со слов руководителя внешней разведки имперской службы безопасности (РСХА) Вальтера Шелленберга (1910–1952). В своих мемуарах (в русском переводе они называются «Лабиринт») он отмечал, что нацисты пеленговали до 300 радиопередатчиков, работавших против рейха. Разумеется, речь идет не только о советских разведгруппах. Активность проявляли и британцы. Конечно, кого-то нацистам удавалось арестовывать. Но общее количество передатчиков в разгар войны не уменьшалось.

Поскольку даже 70 лет спустя относительно широко известны только несколько десятков нелегальных разведгрупп, которые тогда называли зафронтовыми, легко представить, как много неизвестных подвигов до сих пор скрыто в архивах.


28 августа 2015


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
105673
Сергей Леонов
94354
Виктор Фишман
76252
Владислав Фирсов
71340
Борис Ходоровский
67612
Богдан Виноградов
54239
Дмитрий Митюрин
43443
Сергей Леонов
38338
Татьяна Алексеева
37290
Роман Данилко
36559
Александр Егоров
33537
Светлана Белоусова
32765
Борис Кронер
32502
Наталья Матвеева
30512
Наталья Дементьева
30252
Феликс Зинько
29661