Восточные игры немецкой разведки
СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
«СМ-Украина»
Восточные игры немецкой разведки
Дмитрий Веденеев
историк
Киев
212
Восточные игры немецкой разведки
Личный состав Туркестанского легиона во время намаза

Во время Великой Отечественной фашисты пытались перенести свои разведывательно-диверсионные действия в восточные районы СССР и Среднюю Азию, намереваясь нанести ущерб промышленно-транспортной базе, подготовить условия для наступления на Ближний Восток и спровоцировать антиправительственные выступления народов среднеазиатских республик.

В степях Калмыкии

Один из планов предполагал создание в калмыцких степях базы и переброску туда по воздуху 36 эскадронов Калмыцкого корпуса доктора Долля для подготовки широкого антисоветского восстания. Там же предусматривалось развернуть посадочные площадки для самолетов, а также радиоцентр для приема сообщений от агентурных радиостанций малой мощности (операция «Римская цифра ІІ»).

Дело в том, что с осени 1942 года оккупанты установили сотрудничество с местными антисоветскими силами. В Калмыкии еще в 1919 году вспыхнуло восстание во главе с националистически настроенными деятелями, свирепо подавлявшееся сначала белыми казаками, а затем и советскими отрядами ЧОН. Не располагали к лояльности рабоче-крестьянской власти и насильственная коллективизация, преследования ламаистского духовенства, репрессии 1930-х годов.

Уже осенью 1941 года в Калмыцкой АССР начались волнения, диверсии, распространялось дезертирство, возникли первые вооруженные банды. Среди их предводителей выделялся некий Бассанг Огдонов. Ламы-гелюнги пророчили, что в 1942 году победит Гитлер.

За контакты с «сынами степей» отвечал Отто Долль (Рудольф Верба), уроженец Судетской области, в прошлом офицер кавалерии Украинской Галицкой армии. При штабе дислоцированной в Калмыкии 16-й моторизованной дивизии появился владевший калмыцким языком инструктор подрывных действий обер-лейтенант Хальтерманн.

Нацисты демагогически обещали создание «свободного калмыцкого государства», правительство которого в Элисте должен был возглавить князь Николай Дундуков-Тундутов. Народу «выбросили» доходчивый лозунг: «Мы за то, чтобы каждый имел по 20 коров и 100 овец».

По мнению историка Патрика фон Мюллера, до трети калмыков сотрудничало с оккупантами (к 1943 году в Красной армии воевало 22 тысяч калмыков). Немцы создали Калмыцкий добровольческий легион, насчитывавший 3 тысячи сабель и прикрывавший отступление гитлеровцев с Северного Кавказа.

Калмыцкий кавалерийский корпус печально прославился зверствами на Украине и в Польше, да так, что сами немцы подумывали о его расформировании, пока в январе 1945 года соединение не разбили под Радом-Кельце, а его остатки отступили в Баварию. Позднее там возник Калмыцкий комитет по борьбе с большевизмом. Огдонов продолжил сотрудничество с рейхом и погиб во время одной из спецопераций в советском тылу. Ответная реакция советского правительства выразилась в проведенной в декабре 1943 года массовой депортации калмыков.

Именно на ее фоне гитлеровские спецслужбы решили предпринять попытку реанимировать вооруженное сопротивление в Калмыкии. 23 мая 1944 года по заданию немецкого разведоргана в районе калмыцкого поселка Утта четырехмоторный самолет Ю-290 высадил 24 диверсанта под началом капитана фон Шелера (Кваста). К месту посадки были срочно переброшены оперативно-войсковые группы, вызвана истребительная авиация. Самолет противника удалось поджечь, в перестрелке погибло 4 диверсанта и 3 члена экипажа. Остальные попали в плен. Трофеями стали мощная радиоаппаратура, карты, фиктивные документы. Основное вооружение и боеприпасы планировалось доставить вторым рейсом 27 мая.

Советская контрразведка решила повести от имени захваченных диверсантов оперативную игру с противником, получившую название «Арийцы». Для работы на радиостанции после тщательных раздумий решили привлечь радиста экипажа обер-лейтенанта Ганса Гансена, сына владельца фирмы колониальных товаров в Гамбурге. В то же время использовать для игры радистов-диверсантов Осетрова и Мусина не решились, хотя те и уверяли, что не имеют условленных сигналов провала. Удалось «обработать» и самого капитана фон Шелера.

29 мая игра стартовала. В доме поселка Яшкуль оборудовали контролируемую оперативно-техническими средствами прослушивания и скрытого наблюдения комнату. Кваста и Гансена предупредили, что в случае неискренности они понесут ответственность по законам военного времени. На следующий день немцы получили первую радиограмму. В ней живописалась атака русских истребителей, потеря самолета, гибель или ранение радистов. Сообщалось, что остатки группы пребывают в районе Яшкуля и установили связь с калмыцкими повстанцами. В первую же ночь над легендированным местом посадки появился самолет Ю-252, подававший сигналы.

Противник клюнул на уловку. Вскоре пришла радиограмма с поздравлениями по случаю начала работы в тылу русских, обещаниями подбросить радистов. Кваст, развивая игру, похвалился налаживанием связей с вооруженными формированиями Огдонова. Сообщалось, что он имеет лишь 85 легковооруженных всадников, посему необходимо прислать оружие, деньги и, главное, «авторитетных руководителей».

12 июня 1944 года в указанное в составленных Квастом радиограммах время прилетел Ю-290, сбросивший на парашютах пятерых агентов и 20 тюков груза. Садясь для того, чтобы забрать экипаж первого самолета, Ю-290 угодил в яму-ловушку, началась перестрелка с оперативной группой, в результате которой самолет и груз сгорели. Ранее выброшенных парашютистов и членов экипажа захватили. Фон Шелер сообщил в немецкий разведцентр: «Машина не прибыла. Почему?»

В ответ немцы прислали ряд проверочных радиограмм, ответить на которые мог только Кваст. Хотя ответы удовлетворили немецкую сторону, с отправкой нового самолета не торопились. Видимо, не верили в успех дальнейших действий. Советские контрразведчики приняли решение о необходимости свернуть игру. Кваст радировал — положение крайне тяжелое, калмыки отказывают в помощи, будем пробиваться к повстанцам на Кавказ, оттуда — в Румынию. Немецкие кураторы с предложением согласились.

Игру решили прекратить, имитировав уничтожение отряда. 18 и 19 августа в германский разведорган отправили сообщение: понесли потери в бою с отрядом НКВД, едва спаслись, нет боеприпасов, мучит голод и жажда. «Калмыки изменили, гибель неизбежна, свой долг мы выполнили до конца. Кваст». И хотя игра «Арийцы» дальнейшего развития не получила, советской контрразведке удалось сорвать планы создания вооруженного подполья в Калмыкии и прояснить планы противника в этом регионе.

«Имам Гитлер», или на «Персидском фронте»

Накануне Второй мировой войны Германии удалось создать серьезные позиции в Иране. Определенные круги тамошней правящей верхушки во главе с шахом Резой Пехлеви выступали за немедленное присоединение к гитлеровскому блоку, а во время Советско-финской войны даже приступили к разработке плана вторжения в СССР. Мусульманское духовенство распространяло слухи о том, что Гитлер — двенадцатый имам, несущий избавление иранскому народу. В стране к 1941 году насчитывалось около четырех тысяч немецких «специалистов», готовивших диверсионно-террористические группы для засылки в советский Туркестан и Закавказье, гитлеровские спецслужбы создали прочные агентурные позиции в панисламистских организациях «Туркестанский национальный комитет», «Шарк Юлдуз» и других. Под контролем немцев летом 1941 года действовало 73 банды, совершавшие набеги на приграничные с Ираном советские территории. Дошло до разрешения властей создавать вооруженные формирования из местных немцев.

В Иране активно работали способные германские разведчики-востоковеды Эрвин Эттель, Франц Майер, Роман Гамотта, Бертольд Шульц, пользовавшиеся поддержкой иранских спецслужб. Также им удалось установить тесные контакты с турецкой разведкой и с находившимися у них под крылышками сторонниками идеи «Великого Туркестана». Были среди партнеров немцев и представители местного филиала Российского общевоинского союза, возглавляемого полковником Михаилом Грязновым.

В 1942 году, несмотря на противодействие советских и британских спецслужб, Майеру и Шульце-Хольтусу удалось объединить среднеазиатские националистические группы Ирана в единую подпольную организацию «Миллиюне Иран». При поддержке гитлеровских эмиссаров-парашютистов ей удалось первой спровоцировать восстание горных племен против оккупировавших Северный Иран частей Красной армии.

Однако чекисты тоже не дремали. Еще в феврале 1940 года вышел приказ НКВД СССР, предписавший органам внешней разведки активизировать работу по противодействию спецслужбам противника на территории Ирана и Афганистана. В пограничных райотделениях НКВД вводились должности заместителей начальников по разведке, разворачивалась работа по возобновлению сотрудничества с «архивной» агентурой, «созданию новых оперативных позиций». Только с 22 июня по 1 октября 1941 года в Иране органами госбезопасности Туркмении было завербовано 39 негласных помощников.

От этих информаторов поступали сведения о политических и военных шагах иранского и афганского правительств, подготовке враждебных акций со стороны туркестанской эмиграции, деятельности спецслужб Германии, Италии и Японии. Полученные сведения были использованы для разгрома очагов шпионажа и диверсий, арестов главарей пронемецких формирований. Так, с помощью закордонных агентов в августе 1942 года удалось «изъять» (негласно захватить) и осудить шестерых руководителей «Туркестанского национального комитета», стремившегося организовать массовое восстание в советской Средней Азии.

Нескольких агентов НКВД Туркменистана по указанию Москвы перебросили за линию фронта и внедрили в «Туркестанский легион». Так, в фашистскую разведшколу «Арбайтсгемайншафт Туркестан» попал некий «С», занявший со временем солидное положение в легионе и сумевший заинтересовать спецслужбы рейха подставной «пантюркистской группой», якобы действовавшей в Ашхабаде. Всего же им было выявлено 57 агентов противника, а также проведена работа по разложению «Остмусульманского полка СС», благодаря чему 120 солдат перешли на сторону Красной армии. Еще две распропагандированные роты «Туркестанского легиона» в 1943 году оставили врага во время боев под Макеевкой.

План «Аманулла»

Нападение Германии на Советский Союз вызвало воодушевление у бывших басмаческих лидеров, находившихся в Северном Афганистане (последний крупный отряд басмачей разгромили в Каракумах 17 мая 1933 года!). Афганское правительство никак не препятствовало приготовлениям к переносу боевых действий в республики Средней Азии, поскольку было уверено в скором поражении СССР.

В августе 1941 года авторитетный предводитель туркменской эмиграции Халифа Кызыл Аяк (с 1937 года сотрудничавший с японской разведкой) направил премьер-министру Афганистана предложение поставить под ружье 40 тысяч туркмен. Планировалось возродить Бухарский эмират и Хивинское ханство, причем афганский принц Дауд-хан разработал прожект похода против «безбожных советов». В случае же ввода в Афганистан советских войск лидеры эмиграции обещали выставить 200 тысяч воинов.

Тем временем в связи с началом успешного немецкого наступления на Северном Кавказе представитель абвера Витцель получил из Берлина задание развернуть в республиках Средней Азии агентурную сеть и подпольные националистические организации, наладить сотрудничество с бывшими предводителями басмаческого движения. К 1942 году отряды одного из них — Халифы Кызыл Аяка действовали в трех — пяти километрах от советско-афганской границы и со дня на день ожидали сигнал к началу вторжения.

Одновременно абвер обзавелся собственным резидентом в среде узбекской эмиграции — Махмуд-беком, получившим задание развернуть в пограничных с советским Туркестаном районах «партизанскую работу». При финансовой поддержке абвера он создал в Северном Афганистане антисоветскую организацию «Унион» с центрами в Кабуле, Кундузе и Баглане.

Следует отметить, что все воинственные приготовления среднеазиатской эмиграции и их кураторов из абвера своевременно становились известны их противникам. Тот же Махмуд-бек, получая деньги от Германии и Японии, одновременно сотрудничал с советской разведкой. Однако вскоре на авансцену выдвинулась новая организация «Фаал» во главе с Умар-ханом (сыном последнего эмира Бухары Сеида Алим-хана) и Мубашир-ханом Тирази.

Последний выдвинул план «Аманулла», согласно которому весной 1943 года, с открытием горных перевалов Памира, предполагалось двинуть на Бухару 20–30 тысяч воинов. Оружие рассчитывали получить самолетами из Германии, оттуда же должны были прибыть диверсионные формирования Туркестанского легиона. Одновременно налаживались связи с командиром киргизских басмачей Камчи-беком, который с сентября 1941 года неоднократно совершал нападения на пограничные районы СССР.

В штабах вермахта был разработан и план прямой оккупации Афганистана. В тылу немецкой группы армий «Юг» двигался так называемый корпус «Ф» — высокомобильное соединение с собственной авиацией, укомплектованное на две трети выходцами из азиатских стран.

Спецслужбы СССР и Великобритании информировали свое политическое руководство об этих масштабных приготовлениях гитлеровцев. И тогда на примере Ирана Москва и Лондон показали Кабулу, как они поступают с потенциальными союзниками немцев. Пример оказался убедительным.

В апреле 1943 года афганские власти арестовали Мубашир-хана Тирази и других главарей «Фаала». В течение последующих трех месяцев полиция провела массовые аресты среди эмигрантов из Средней Азии, после чего деятельность «Фаала» полностью прекратилась. Опасаясь закрытия посольства в Кабуле, Германия заверила короля Афганистана Захир-шаха, что полностью сворачивает разведывательную деятельность против СССР и Британской Индии. В сентябре того же года из страны выслали Витцеля и нескольких японских «специалистов», уличенных в шпионаже. Совместными усилиями спецслужб стран антигитлеровской коалиции немецкая «пятая колонна» в Средней Азии была нейтрализована.


25 Февраля 2020


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
84156
Виктор Фишман
67370
Борис Ходоровский
59786
Богдан Виноградов
46913
Дмитрий Митюрин
32354
Сергей Леонов
31372
Роман Данилко
28903
Сергей Леонов
23829
Светлана Белоусова
15080
Дмитрий Митюрин
14835
Александр Путятин
13363
Татьяна Алексеева
13118
Наталья Матвеева
12916
Борис Кронер
12309
Наталья Матвеева
10962
Наталья Матвеева
10709
Алла Ткалич
10293
Светлана Белоусова
9939