Товарищ Курт без имени и фамилии
СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
Товарищ Курт без имени и фамилии
Виктор Фишман
журналист
Мюнхен
194
Товарищ Курт без имени и фамилии
Подлинное имя Исраэля Бара осталось неизвестным

Один из основоположников немецкого экспрессионизма Исаак Ланг (известный также как Иван Голль) говорил о себе: «По судьбе – еврей, по случайности – француз, по бумажке с печатью – немец». Примерно то же мог сказать о себе и высокопоставленный сотрудник Министерства обороны Израиля Исраэль Бар, арестованный спецслужбами Израиля 31 марта 1961 года по подозрению в шпионаже в пользу СССР.

Все, что мы знаем о жизненном пути этого человека, цитируется с его собственных слов. Историки считают, что все в этих рассказах было неправдой, от начала и до конца, начиная от истории его происхождения и заканчивая легендами о военном прошлом. Нам остается лишь цитировать биографию со слов того, чье истинное имя остается тайной за семью печатями, снабжая текст соответствующими комментариями.

НА ПОДМАНДАТНОЙ ТЕРРИТОРИИ

По словам Исраэля Бара, он появился на свет в еврейской семье в Вене в 1912 году. Однако медицинская проверка показала, что у него нет обрезания, что для мальчика, родившегося в те годы в еврейской семье, было совершенно невозможно. Сотрудники израильских спецслужб выяснили также, что документы о его обучении в австрийской Терезианской военной академии являются сомнительными.

Факт, что в конце лета 1938 года, после аннексии Австрии гитлеровской Германией, из Вены в Иерусалим, в самый разгар арабских беспорядков в Палестине, прибыл молодой человек, назвавшийся Исраэлем Баром. Он сразу же вступил в ряды сионистской подпольной военной организации самообороны «Хагана», ставшей затем основным фундаментом Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ).

Секретные службы СССР вели активную деятельность в Палестине еще с начала 1920-х годов, до создания государства Израиль. Уже тогда здесь была создана агентурная сеть советской разведки. Еврейской общине в Палестине, находившейся под правлением Великобритании, Москва придавала большое военно-стратегическое значение. В декабре 1923 года в Палестину направили в качестве нелегального резидента зарубежной части Иностранного отдела (ИНО) ОГПУ Якова Блюмкина. Этот чекист имел немалый опыт организации партизанских отрядов в тылу противника и вместе со своим помощником Яковом Серебрянским планировал создать региональную резидентуру.

В своей работе в Палестине секретные службы СССР использовали как активистов местной компартии (основанной по инициативе Кремля в 1929 году), так и просоветски настроенных членов сионистских организаций, которые в дальнейшем заняли видное положение в политическом руководстве, армии и секретных службах Израиля.

В книге «Очерки истории российской внешней разведки», изданной в Москве, приводятся некоторые сведения, касающиеся периода 1940-х годов. Из нее следует, что, согласно секретным документам того времени, тамошняя обстановка «для советской разведки была в целом благоприятной», поскольку «среди иммигрантов, прибывших в 40-х годах, были лица, которые в годы войны сражались в рядах Красной армии, партизанских отрядах и рассматривали Советский Союз как свою вторую родину».

Глава израильской разведки и контрразведки Иссер Харель в своей книге «Советский шпионаж» пишет: «С первых дней существования маленькое государство Израиль превратилось в один из главных объектов советской разведдеятельности. Москва придавала большое значение Израилю из-за его геополитического положения и обширных связей с западными демократиями, в первую очередь Соединенными Штатами. Как следствие, советский шпионаж проявлял тотальный интерес ко всем сферам жизни в Израиле». В архивах израильских спецслужб хранятся дела советских разведчиков, чья нелегальная деятельность была раскрыта. Среди них попадаются загадочные истории, остающиеся без ответа и сегодня. Одна из таких историй – дело нашего героя Георга (Исраэля) Бара.

Своим сослуживцам по военной организации самообороны «Хагана» Исраэль Бар рассказал, что после окончания австрийской Терезианской военной академии был бойцом «Союза обороны» Социал-демократической партии Австрии. Эта военизированная организация принимала участие в неудачном коммунистическом восстании в Австрии в 1934 году. Бар рассказал также, что участвовал в гражданской войне в Испании на стороне республиканцев, где командовал интербригадой под именем Хоче Григорио. Однако сослуживцы по «Хагане» обратили внимание, что в ходе военных тренировок «боевой опыт» Исраэля Бара выглядел не очень убедительно. Первым на это несоответствие обратил внимание молодой лейтенант Моше Даян, ставший впоследствии известным министром обороны Израиля. Он вообще усомнился, что Исраэль Бар когда-либо держал в руках оружие. Кроме того, среди живших тогда в Палестине участников испанских событий никто не слышал о командире интербригады по имени Хоче Григорио. Однако Исраэль так подробно и точно описывал военные события в Испании, давал столь подробный анализ противоборства воюющих там сторон, что руководители «Хаганы» вскоре забыли о возникших сомнениях.

ГЛАВНЫЙ ВОЕННЫЙ ЭКСПЕРТ ИЗРАИЛЯ

В 1949 году Исраэлю Бару присваивают звание полковника, и он становится начальником отдела оперативного планирования при Генеральном штабе Армии Израиля. Стараясь отличиться, этот человек немало сделал для того, чтобы стать заместителем назначенного на должность начальника Генштаба Игаэля Ядина. Правда, долгожданное назначение сорвалось по политическим мотивам: в то время Бар был членом прокоммунистически настроенной партии МАПАМ, которая не попала в первое израильское правительство, возглавляемое правящей коалицией во главе с социал-демократической партией МАПАЙ («Партия рабочих Земли Израильской»). В ответ на отказ повысить его в звании и должности Исраэль Бар вышел в отставку, но сумел сохранить тесные связи с руководством оборонного ведомства страны.

Более того, он предпринял политический маневр: вышел из партии МАПАМ и вступил в члены правящей партии МАПАЙ. Этот шаг не прошел мимо внимания премьер-министра Израиля Давида Бен-Гуриона. Коммунистическое прошлое полковника Генштаба воспринималось окружающими как некие грехи молодости, с которыми высокопоставленный чиновник давно расстался. Бен-Гурион полностью доверился ему, сделал своим советником, официальным военным историком и архивистом израильской армии. Это открывало перед Баром двери самых секретных объектов, и, с другой стороны, делало его потенциальной целью для вербовки иностранными разведками, что принималось во внимание израильскими спецслужбами.

Фактически Исраэль Бар стал главным в стране военным экспертом. К его услугам как военного обозревателя по Израилю прибегала даже пресса ФРГ и Франции. Он продолжал пользоваться расположением политической элиты страны, за исключением двух человек – Моше Даяна и возглавившего спецслужбы страны упомянутого выше Иссера Хареля.

Израильские контрразведчики вели негласную слежку за ним, периодически вызывая на «профилактические беседы». Целью таких встреч было напомнить Бару, что тот является носителем государственных секретов и потому должен быть крайне осторожен в своих контактах. Такие «беседы» проводились с Баром в 1955, 1956, 1958 годах руководителями контрразведки ШАБАК и службы внешней разведки Моссад.

В РЯДАХ СОВЕТСКИХ РАЗВЕДЧИКОВ

Первый контакт Бара с советской разведкой был зафиксирован в сентябре 1956 года, когда он познакомился с корреспондентом ТАСС в Израиле Сергеем Лосевым. Встреча произошла на квартире лидера коммунистического «Движения за дружбу с СССР» – организации, целиком существовавшей на советские деньги. Во время встречи Лосев посетовал на клевету на СССР в израильской прессе и предложил Бару изложить свое видение израильско-советских отношений.

После этого они еще несколько раз пересекались на дипломатических приемах в посольствах СССР, Болгарии и Венгрии, что было, конечно, известно израильской контрразведке.

Лосев свел Бара с резидентом советской разведки Василием Авдеенко, работавшим под прикрытием дипломатического статуса в советском посольстве. Василий Авдеенко далее представил Исраэля Бара сотруднику советской резидентуры Владимиру Соколову, действовавшему «под крышей» пресс-атташе (по другим данным, второго секретаря) советского посольства в Израиле. Он-то и стал куратором Исраэля Бара, направляя его интересы в сферу военных объектов и секретов израильской ядерной программы. Агент начал передавать Владимиру Соколову фотокопии секретных документов.

В начале марта 1961 года спецслужбы Израиля установили, что Владимир Соколов часто встречается и ездит в гости к Бару, жившему тогда в престижном районе Тель-Авива. Сотрудники израильской контрразведки организовали наблюдательный пункт у соседей, живших напротив дома Исраэля Бара, и вскоре им удалось зафиксировать на фотопленку факт передачи Исраэлем папки с какими-то документами.

Несколькими днями позже Бар был арестован в своей квартире. Как вспоминал агент спецслужб, участвовавший в этом аресте, советский шпион вел себя совершенно спокойно. На вопрос, не встречался ли он с кем-либо из сотрудников советского посольства, ответил, что такого не помнит, а если и было, то он, как высокопоставленный сотрудник Министерства обороны Израиля, имел на это полное право и не собирается отчитываться на эту тему.

На одном из допросов Иссер Харель заявил Бару: «Ты лжец. Мы не нашли никаких следов твоих родителей в Австрии. Если ты родился в еврейской семье, то почему не прошел обряд обрезания? Мы проверили все данные, которые ты приводишь в своей биографии, и они не подтвердились. Ты не заканчивал военную академию и не служил офицером в австрийской армии. Ты не был членом организации «Союз обороны» и не участвовал в уличных боях в Вене…»

Под давлением неопровержимых доказательств Исраэль Бар признался в том, что в 1956 году принял предложение Сергея Лосева работать на советскую разведку, рассказал о своих контактах с советскими агентами, о передаче им секретной информации и получении за это соответствующего вознаграждения. При этом Исраэль Бар настаивал на том, что действовал из соображений «поддержания дружественных отношений между Израилем и СССР в условиях холодной войны».

КЕМ ЖЕ ОН БЫЛ?

Судебный процесс по делу Исраэля Бара закончился в январе 1962 года. Его признали виновным в шпионаже и приговорили к 15 годам лишения свободы. В 1966 году он умер в тюремной больнице, и вместе с ним ушла тайна его истинного происхождения.

В прессе есть ссылки на публикацию в одном из швейцарских журналов интервью с британским публицистом Бернардом Хаттоном. В этом интервью Хаттон утверждает, что был знаком с Исраэлем Баром еще с начала 1930-х годов, когда тот состоял членом компартии Австрии и был агентом Коминтерна под псевдонимом товарищ Курт. Товарища Курта будто бы направили в Вену в качестве информатора, где он и стал сотрудником советской резидентуры. В середине 1930-х годов после специальной подготовки товарища Курта командировали в Испанию, а затем под именем Исраэль Бар – в Палестину.

Ни одно из этих утверждений не имеет документальной основы, как и истинное имя советского разведчика.


1 мая 2021


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
92458
Сергей Леонов
90634
Виктор Фишман
74588
Борис Ходоровский
66037
Богдан Виноградов
52813
Дмитрий Митюрин
41640
Сергей Леонов
36907
Роман Данилко
35014
Татьяна Алексеева
30105
Александр Егоров
29469
Борис Кронер
28906
Светлана Белоусова
28699
Наталья Матвеева
26935
Наталья Дементьева
26047
Феликс Зинько
25028