Шпионы-«Ромео»
СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
«Секретные материалы 20 века» №6(340), 2012
Шпионы-«Ромео»
Валерий Нечипоренко
журналист
Санкт-Петербург
350
Шпионы-«Ромео»
Офицеры-штази

В мире разведки еще с античных времен утвердилась практика так называемого «шпионажа по любви». В штате любой серьезной спецслужбы всегда ценились агенты, пригодные на роль неотразимого героя-любовника. В 1960–1980 годы прошлого века прославились подставные «Ромео» из восточногерманской разведки «штази». На Западе утверждали даже, что восточные немцы организовали у себя «фабрику шпионов-Ромео».

Маркус Вольф, легендарный руководитель «штази», позднее решительно опроверг в своих мемуарах эти слухи.

Он разъяснил, что в силу обстоятельств кадры восточногерманских нелегалов комплектовались, в основном, из молодых мужчин приятной внешности, как правило, холостых. Перед ними ставилась задача осесть в крупных центрах ФРГ и внедриться во влиятельные структуры. Не могли же эти молодцы вести затворнический образ жизни! Такое поведение могло навлечь на них подозрение. В интересах дела они заводили знакомства с секретаршами и стенографистками из серьезных ведомств, обычно одинокими дамами, которые, несмотря на скромную должность, соприкасались с информацией закрытого характера, ибо в ту пору вся масса документов проходила через пишущую машинку.

Следует сказать и о том, что для «Джульетт», изменявших своему служебному долгу под натиском бурных чувств, идеологический фактор не имел принципиального значения. Эти особы шли на предательство исключительно ради любви к «роковому» мужчине. Некоторые «Джульетты» требовали официальной регистрации отношений: «Или ты женишься на мне, или не получишь никаких секретов!»

Офицер «штази» Герберт Шреттер, кодовое имя «Кранц», попадал в такую ситуацию, по крайней мере, дважды. В Париж на охоту за секретаршами «Кранц» прибыл под видом коммивояжера. Ничего удивительного тут нет. В середине 60-х годов многие молодые сотрудники западногерманских министерств, в основном представительницы прекрасного пола, направлялись на стажировку по части владения французским языком в парижскую элитную школу. Вся атмосфера «веселого города», как и соблазны вольной жизни, приводили расслабившихся дам в романтическое настроение, превращая их в легкую добычу. «Заарканить» какую-либо из них в многоликом Париже было куда проще, да и безопаснее, чем в чопорном, насквозь «прозрачном» Бонне. Герберту не был указан конкретный объект его амурной охоты.

Какая из птичек попадется в силки, ту и надлежало разрабатывать. Познакомившись с 19-летней Гердой Остенридер, он сразу же понял, что чутье шпиона-любовника ему не изменило. А тут еще выяснилось, что Герда готовится к работе в шифровальном отделе западногерманского МИДа, куда стекались в виде телетайпных лент все депеши из зарубежных посольств ФРГ. О таком источнике информации можно было только мечтать!

Пускай и не писаная красавица, она была по-своему мила. Вдобавок, в ее характере чувствовалась склонность к авантюризму, к риску, и уже одно это обещало удачную вербовку. Но главное заключалось в том, что сама Герда влюбилась в Герберта с первого взгляда! Именно такой мужчина – высокий, мускулистый, независимый, с чарующей улыбкой, нежный, но и в меру грубоватый – был ее желанным идеалом.

Убедившись, что плод вполне созрел, Герберт признался своей любовнице, что работает на разведку соседнего государства: «Я могу рассчитывать на твою помощь, моя прелесть?»

Герда согласилась без колебаний: «Я готова помогать тебе во всем, дорогой, но только если ты станешь моим законным мужем!»

Да нет ничего проще! Он-то, разведчик, жил по чужим документам. Брак они зарегистрировали по всей форме в ФРГ и с той поры стали жить как обычная семья. Их супружеская идиллия продолжалась восемь лет – с 1965 по 1973-й. Мало сказать, что Герда, получившая псевдоним «Рита», была верной помощницей своему возлюбленному. Секреты она выносила из своего ведомства в буквальном смысле слова сумками. Рисковала, конечно, но все обходилось на удивление удачно.

У «Кранца» теперь практически не оставалось времени на отдых, ибо едва ли не круглые сутки приходилось заниматься шифрованием полученных документов, отрываясь лишь для того, чтобы по-мужски отблагодарить свою верную партнершу.

Лишь однажды Герда испытала острый приступ страха. В их ведомстве арестовали другую сотрудницу по обвинению в передаче секретной информации своему любовнику, агенту КГБ. Герда ожидала проверок, разоблачения, наручников. Но муж успокоил: не волнуйся, моя прелесть, все обойдется!

И точно. Убедившись, что на работе она по-прежнему вне подозрений, Герда снова начала снабжать своего благоверного дипломатическими депешами. И опять выносила их полными сумками. Кто знает, как долго продолжалась бы эта шпионская идиллия, если бы в 1973 году Герду не перевели в западногерманское посольство в Варшаве. Между «штази» и польской разведкой существовали определенные трения, и «Кранц» не смог последовать за своей женой.

Оставшись без поддержки сильной мужской руки, Герда затосковала, затем начала терзаться муками совести, заглушить которые пыталась алкоголем. А в результате оказалась в поле зрения западногерманской разведки БНД. Однажды в баре к ней подсел земляк, журналист из ФРГ, работавший на БНД. Подпоив даму, он вызвал ее на откровенность, и та призналась ему в своих грехах. Новый знакомый ответил, что дело поправимо. Он, мол, сам берется все уладить, если она добровольно вернется на родину и даст правдивые показания.

В тот же вечер она дозвонилась до Герберта: «Боже, что я натворила, дорогой! Я тебя выдала!»

«Кранц» не только благополучно сбежал, но и успел еще своевременно сообщить о ЧП своему руководству. Вольф все ж сумел оперативно договориться с поляками. Когда двое агентов БНД повели Герду к самолету, их остановили. Герде было предложено политическое убежище в Польше.

На какое-то время она задумалась, но затем отрицательно помотала головой. В ФРГ она была приговорена к трем годам тюремного заключения. Процесс широко освещался в прессе. Публиковались и фотографии «Кранца». Их брак был признан недействительным.

Казалось бы, после того, как Герберт Шреттер «засветился» в ФРГ, его карьера профессионального разведчика закончилась навсегда. Но Маркус Вольф не имел склонности разбрасываться опытными кадрами. Существовала практика направлять разоблаченных «Ромео» на курорты Болгарии. Дело в том, что в тот период многие западные немцы предпочитали проводить отпуск именно на золотых пляжах этой социалистической страны. Пускай сервис здесь чуточку хромал, зато цены были гораздо ниже по сравнению с Западной Европой, не говоря уже о восхитительной природе.

Нередко приезжали сюда на отдых и одинокие дамы из ФРГ, оказываясь в поле зрения героев-любовников из «штази», которые почти бессменно дежурили в этой курортной зоне. Летом 1976 года на многолюдном пляже под Варной появился и Герберт. На этот раз перед ним стояла более простая задача: войти в доверие к подходящей «клиентке», а затем передать ее по эстафете другому, «не засвеченному», агенту.

Но события потекли по непредсказуемому сценарию. Очередной жертвой охотника стала Дагмар Келиг-Шеффлер, красивая, с богатым опытом особа, уже перешагнувшая за 30. Находясь однажды в ее номере, разведчик увидел на столике иллюстрированный журнал трехлетней давности, вызвавший у него смутное беспокойство. Едва Дагмар отлучилась на минуту, как он быстро перелистал журнал. Один из разворотов занимал репортаж о процессе против Герды, где была помещена и его фотография.

Видела ли Дагмар эту публикацию? А может, вовсе не случайно она оставила на столике этот журнал? «Кранц» решил действовать без промедления. Когда женщина вернулась, он повел доверительный разговор, признавшись, что работает на разведку ГДР, и спросил собеседницу прямо, готова ли она помогать ему, человеку, который страстно влюбился в нее.

Кажется, он сделал верный ход. После долгой паузы Дагмар ответила, что не осуждает его профессию, но помогать ему не сможет при всем желании, поскольку не имеет доступа к сколько-нибудь ценным секретам.

«Не волнуйся, – сказал он. – У нас есть люди в ФРГ, которые помогут тебе сделать карьеру». «Я могла бы согласиться, но только если мы поженимся. Регистрация должна пройти у вас, в ГДР, чтобы не получилось так, как с той бедняжкой», – и она кивнула на фотографию Герды в журнале.

Вскоре они расписались в загсе Восточного Берлина с соблюдением всех формальностей – обменом кольцами, маршем Мендельсона и росписями в книге регистраций.

Одного только не узнала Дагмар. Едва молодожены покинули Дворец счастья, как страница, где они только что расписались, была аккуратно изъята из книги. Дагмар, получившая кодовое имя «Инга», и опомниться не успела, как оказалась сотрудницей «Службы 211» в аппарате бундесканцлера, службы, курировавшей проблемы внешней безопасности ФРГ.

Теперь через ее стол проходили важнейшие государственные секреты, копии которых вскоре оказывались в Восточном Берлине. Жить с мужем ей приходилось в разлуке, ведь при попытке въехать на территорию ФРГ Герберт был бы немедленно арестован. Зато они часто встречались в Швейцарии или Австрии, куда Дагмар приезжала на своей машине. А ее постоянными связниками стали супруги Роже, поселившиеся неподалеку под видом репатриантов.

И все же этот «шпионский роман» продолжался недолго. Весной 1977 года западногерманская контрразведка взяла под наблюдение чету Роже. Дагмар была арестована 4 мая того же года. А «Кранц» снова благополучно исчез, и теперь уже надолго.

Оба заключенных им «шпионских» брака оказались фикциями.


17 марта 2012


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
1345849
Александр Егоров
268163
Татьяна Алексеева
208630
Яна Титова
197271
Сергей Леонов
194795
Татьяна Минасян
157602
Татьяна Алексеева
128219
Светлана Белоусова
127850
Борис Ходоровский
116721
Сергей Леонов
104559
Виктор Фишман
86674
Павел Ганипровский
84929
Борис Ходоровский
76533
Наталья Матвеева
74120
Павел Виноградов
67503
Валерий Колодяжный
62061
Богдан Виноградов
61924
Наталья Дементьева
61603