Разведки восточного блока
СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
«Секретные материалы 20 века» №19(327), 2011
Разведки восточного блока
Валерий Нечипоренко
журналист
Санкт-Петербург
352
Разведки восточного блока
Памятник Георгию Маркову в Софии

14 мая 1955 года ряд социалистических государств, в противовес блоку НАТО, подписали Варшавский договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи. Первоначально членов Организации было восемь: Болгария, Венгрия, ГДР, Польша, Румыния, СССР, Чехословакия, а также Албания. Как видим, участники перечислены в алфавитном порядке, за исключением Албании. Дело в том, что эта небольшая балканская страна уже с 1962 года практически не участвовала в работе организации, а в сентябре 1968-го и вовсе вышла из нее.

Тем не менее, Албания вправе занимать определенное место в истории существования Восточного блока. Подписанные соглашения предусматривали также сотрудничество спецслужб государств-участников. Формально отношения между разведками Восточного блока были равноправными. Они оформлялись долговременными договорами с последующими протоколами к ним, где детально согласовывался порядок совместных действий. Однако на практике существовало негласное распределение функций внутри блока, притом, что у каждой из стран-участниц имелась своя сфера интересов.

«БОЛГАРСКИЙ ЗОНТИК»

Спецслужбы Народной республики Болгарии пользовались практически безоговорочным доверием со стороны Москвы. Главной «конторой» являлась созданная в 1945 году ДС, объединившая функции разведки, контрразведки и политической полиции. Параллельно действовала военная разведка при Генштабе армии, как, впрочем, и во всех других странах-участницах Варшавского договора. На долю ДС выпадала вся та «грязная работа», которой старались избегать в КГБ. Агенты ДС участвовали в наркобизнесе на Ближнем Востоке и на Балканах, торговали оружием в странах третьего мира, имели тайные контакты с террористами – ливийцами, йеменцами, турками из ультраправой организации «Серые волки».

Отдельной статьей проходила организация политических убийств.

Широкую огласку получила в свое время операция «Болгарский зонтик». В 1978 году по особому заказу ДС наши умельцы сконструировали мужской зонт, внешне совершенно безобидный аксессуар, с помощью которого в организм жертвы можно было вводить растворяющуюся капсулу с рицином.

Первый укол ядовитым зонтиком был нанесен в Лондоне болгарскому писателю-диссиденту Георгию Маркову. Но агент сработал все же без должной сноровки, и Марков заподозрил неладное. Оказавшись в больнице, он сообщил врачам о своих подозрениях. Медики обнаружили под его кожей мини-капсулу в полуразложившемся состоянии. Однако спасти Маркова не удалось.

Практически одновременно при схожих обстоятельствах вторым таким же зонтиком укололи другого болгарского диссидента – Владимира Костова, который все же выжил, очевидно, по той причине, что концентрация яда в капсуле оказалась недостаточной. После этого новое «секретное оружие» ДС перестало быть тайной.

13 мая 1981 года на римской площади Святого Петра боевик из организации «Серые волки» Агджа тяжело ранил Папу Римского Иоанна Павла II. Позднее Агджа дал показания, согласно которым к покушению были причастны болгарские спецслужбы. Координатором операции турок назвал гражданина Болгарии Сергея Антонова, который был арестован, но оправдан за отсутствием улик.

«ЛАСТОЧКА» ИЗ СЕКС-БРИГАДЫ

«Дом на проспекте Андраши» – так жители Будапешта 50-х годов называли помпезное здание в центре столицы, в котором размещалось Управление госбезопасности (АВХ), ставшее венгерским аналогом КГБ. Здесь же, в подвалах, заключенных подвергали пыткам.

Одним из руководителей АВХ был Янош Кадар, будущий лидер Венгерской Народной республики.

В 1951-м его обвинили в предательстве и приговорили к пожизненному заключению. Вообще до мятежа 1956 года жесткие разборки внутри венгерского руководства, как и в АВХ, были обычным делом. Агенты АВХ вели также охоту на хортистов и монархистов, отстреливали видных функционеров эмиграции.

Ненависть мятежников к секретной спецслужбе достигала той крайности, что пойманных сотрудников толпа нередко не просто убивала, но умерщвляла поистине садистскими способами.

После событий 1956 года освобожденный лишь незадолго до этого Янош Кадар приложил немало усилий, чтобы вписать деятельность АВХ в цивилизованные рамки.

Ликвидация по политическим мотивам отошла в прошлое. Венгерским спецслужбам поручили «чистую работу»: промышленный шпионаж в Западной Европе и США, вербовку источников информации в деловых и научных кругах, среди западных деятелей культуры.

Вместе с тем, на территории Венгрии содержались своего рода тайные базы отдыха для боевиков из ООП, «Красных бригад» и прочих подобных организаций. В частности, здесь длительное время обитал небезызвестный Карлос Шакал – венесуэлец Ильич Рамирес Санчес, киллер международного класса, совершавший «литерные операции» в интересах палестинцев, «Красных бригад», «Красной армии» Японии.

Обслуживание гостей включало интимные услуги со стороны «ласточек» – отборных красоток из так называемой секс-бригады АВХ. Как утверждают, одной из «ласточек» была некая Илона Шталлер (Анна Сталлер). Позднее она вышла замуж за иностранца и обосновалась в Италии, где, спустя какое-то время, прославилась как порнозвезда Чиччолина и даже стала членом итальянского парламента. В одном из своих интервью Чиччолина призналась, что в конце 60-х действительно была осведомительницей АВХ.

«ШПИОНАЖ ПО ЛЮБВИ»

Министерство национальной безопасности ГДР, за которым сразу же закрепилось сокращенное название «Штази», считалось одной из наиболее профессиональных разведок мира. У его истоков стояли испытанные кадры немецких коммунистов, закаленных в борьбе с фашизмом.

В 1953 году из «Штази» выделилась внешняя разведка ГУР (Главное управление разведки), которую на протяжении более чем трех десятилетий возглавлял Маркус Вольф, «человек без лица», как его называли на Западе.

Этот сын немки-протестантки и еврея-коммуниста окончил московскую школу, учился в московском авиационном институте и знал русский, как родной. В Москве ведомство Вольфа считали не только самой профессиональной, но и самой надежной спецслужбой в Восточном блоке. Поэтому восточные немцы, в отличие от поляков, нередко привлекались к особо засекреченным операциям в странах третьего мира, к финансированию и снабжению оружием «борцов за свободу» по всей планете.

Однако Вольф никогда не забывал и об интересах своей родины – ГДР. Практически во всех властных структурах ФРГ действовали его агенты, поставлявшие ценную информацию. Специфической особенностью ГУР была методика так называемого «шпионажа по любви», или «постельного шпионажа».

Штатные агенты-красавцы заводили страстные романы с секретаршами и делопроизводительницами из различных ведомств ФРГ, вплоть до администрации канцлера, и на крыльях нежных чувств добывали массу секретных сведений. Но сотрудники ГУР умели действовать и весьма жестко, когда речь шла об охоте на перебежчиков и двойных агентов. При этом далеко не всегда подразумевалась их ликвидация.

Так, бывшего агента «Штази» капитана Вальтера Трепе похитили в Австрии, вывезли через Чехословакию в Берлин и осудили на 15лет, поместив в камеру, как анонимного узника.

В 1964 году правительство республики Занзибар признало ГДР. Казалось бы, ну что за событие? Но Занзибар стал первой из несоциалистических стран, решившихся на подобный шаг. Для налаживания контактов на далекий гвоздичный остров отправилась делегация во главе с Маркусом Вольфом. На аэродроме столицы Занзибара оркестр за неимением нот гимна ГДР исполнил в честь высоких гостей вальс Штрауса.

Тем не менее, дружба с экзотической республикой была для Восточного Берлина знаковым событием в непростой борьбе, направленной на завоевание как можно более широкого политического признания ГДР в несоциалистическом мире.

Во многом благодаря организации Вольфа эта борьба велась достаточно успешно. В скором времени ГУР установил тесные контакты со спецслужбами Судана, Эфиопии, Мозамбика, Египта, Южного Йемена, Афганистана.

Дело не ограничивалось взаимными визитами вежливости. Даже в этих специфических условиях немцы провела ряд блестящих операций.

Так, в Судане разведчики Вольфа вычислили, а затем и пленили «короля наемников», гражданина ФРГ Рольфа Штайнера. Во время гражданской войны в Нигерии он фактически возглавлял армию мятежной Биафры, затем командовал отрядом головорезов в Южном Судане. По суданским законам Штайнеру грозила смертная казнь. Но Вольф устроил так, что главаря мятежников передали властям ФРГ. И это тоже была эффектная игра на престиж своей страны.

Вольф никогда не отказывался окончательно от услуг тех своих разведчиков, которые по разным причинам «засветились» на Западе. Он весьма эффективно использовал их на территории дружественных стран, той же Болгарии. В социалистический период на золотых пляжах этой страны, как это не покажется странным, отдыхали ввиду дешевизны многие западногерманские туристы, в том числе эмансипированные секретарши из «интересных контор».

Вот тут-то и находилась «непыльная работенка» для бывших «Ромео», которые заводили со скучающими дамами романтические знакомства, а далее передавали их «по эстафете» своим более молодым и еще не засветившимся коллегам.

ПОЛЬСКИЕ НЮАНСЫ

Вскоре после войны в Польской Народной республике, с помощью «старшего брата», был создан целый ряд спецслужб: СБ – служба внешней разведки, УБ (госбезопасность), военная разведка ЗИИ, а также политическая полиция ЗОМО.

На протяжении первых послевоенных лет главной их задачей была борьба с активистами Армии Крайовой, а также с окопавшимися в Польше бойцами ОУН – Организации украинский националистов.

В 1951 году польские разведчики, взяв за основу сценарий классической операции «Трест», проведенной в 20-х советскими чекистами, организовали фиктивный подпольный центр «Воля и независимость». В результате удалось заманить в ловушку последних лидеров Армии Крайовой, а также разгромить подполье ОУН.

Польская СБ и в последующие годы проводила силовые акции против своей оппозиции, а также наиболее заметных функционеров антисоветской украинской эмиграции. Активно работали польские спецслужбы и на фронтах идеологической войны. В ноябре 1963года капитан Анджей Чехович был внедрен в польскую секцию радиостанции «Свободная Европа». Проработав в этой системе семь лет, Чехович детально изучил ее «кухню», теснейшим образом связанную с западными разведками, прежде всего, ЦРУ. Собранные им факты были преданы гласности, в результате чего авторитет «Свободной Европы» среди польского населения оказался существенно подорван. Но были у польской разведки и провалы, связанные, как правило, с предательством и двойной игрой со стороны своих агентов.

Много неприятностей доставил Михал Голеневский, который имел доступ к секретной документации по сотрудничеству с КГБ. Он сам предложил свои услуги ЦРУ в качестве двойного агента. По его наводке были разоблачены советские разведчики в Лондоне супруги Коэны, через слежку за которыми вышли на нашего резидента Конона Молодого (послужившего прототипом главного героя в фильме «Мертвый сезон»).

Что же касается психологического портрета самого Голеневского, то остается лишь добавить, что, перебежав на Запад, этот субъект принялся рекламировать себя не только в качестве «борца за свободу», но и как «спасшегося от расстрела» царевича Алексея, сына последнего русского царя, хотя по возрасту никак не годился для этой роли.

Вплоть до своей смерти в 1993 году самозванец-предатель клеймил православную церковь за то, что та решительно отказывалась признавать в нем цесаревича.

Надо полагать, именно в силу подобных инцидентов Лубянка относилась к польским коллегам с осторожностью, не привлекая их к тайным операциям особой важности и не поручая им «деликатных» заданий.

АГЕНТУРНАЯ СЕТЬ КАРАМАНА

Название румынской тайной полиции «Секуритате» стало символом подавления всякого инакомыслия, тотальной слежки за неугодными лицами и безжалостной расправы с противниками режима.

Однако у румын имелась и весьма профессиональная служба внешней разведки – ДИЕ, которая отпочковалась в свое время от той же «Секуритате». Традиционно самая мощная агентурная сеть Румынии базировалась во Франции. Это обусловливалось давними историческими связями между двумя странами. В Париже всегда существовала многочисленная румынская община, в самой Румынии верхи знали французский язык, да и Бухарест нередко именовался в Европе «маленьким Парижем».

В 50-60-х годах резидентом ДИЕ во Франции стал Михай Караман, числившийся торговым советником своего посольства. Образованный, с великосветскими манерами, он, регулярно посещая дипломатические приемы, высматривал там будущих жертв и постепенно создал крупную агентурную сеть, имевшую прямой доступ к секретным документам НАТО.

Однако после того, как руководителем социалистической Румынии стал Чаушеску, спецслужбы этой страны все реже делились секретной информацией с КГБ, а к началу 80-х практически полностью свернули сотрудничество со «старшим братом», хотя формальные контакты все же продолжались.

В обход Москвы Чаушеску установил связи с главой ООП Ясиром Арафатом. Для тайных операций за рубежом в структуре «Секуритате» был создан спецотдел диверсий, в ведении которого находилась, в частности, строго засекреченная группа боевиков «Кондор». У отдела диверсий в районе Плоешти имелся уникальный тренировочный лагерь, обустройство которого позволяло отрабатывать операции по подрыву нефтехранилищ. Здесь проходили обучение палестинцы, ливийцы, йеменцы. Когда в конце 1989 года в Румынии начались народные волнения, то в лагере под Плоешти как раз находилась большая группа арабских боевиков.

Вместе с другими сотрудниками спецслужб, сохранившими верность Чаушеску до конца, эти бойцы тоже принимали участие в попытке подавления стихийного народного восстания.

Вот откуда взялись загадочные арабы-снайперы, стрелявшие по толпе с крыш! С теми из них, кто был схвачен, толпа расправлялась на месте…

ВЫБИТЫЙ «КЛИН»

В 1948 году в новой Чехословакии по образцу КГБ был создан Корпус народной безопасности, который, в свою очередь, состоял из двух основных крупных структур – СТБ и ВБ. В круг задач СТБ входили внешняя разведка и контрразведка, ВБ несла ответственность за соблюдение порядка внутри страны. Эти структуры изначально действовали под весьма жестким прессингом со стороны «старшего брата».

Так, на рубеже 50-х годов Прага по поручению Москвы тайно снабжала оружием еврейских подпольщиков в Палестине, обучала их бойцов на секретном полигоне под Оломоуцем. Еще одной «общей» задачей были регулярные зачистки на территории ЧССР подпольных ячеек ОУН.

Одновременно в СТБ и ВБ занимались внутренними разборками, в результате которых некоторые ведущие сотрудники были казнены, а многие репрессированы.

В последующие десятилетия чехословацкие спецслужбы провели ряд успешных операций, при этом целая плеяда агентов СТБ вписала свои имена в историю разведки. В их числе Прагер, Коучер, Правец – резидент в Великобритании, Кохнер – агент, внедренный в ЦРУ, а затем, после провала, обмененный на советского диссидента Щаранского…

Широким размахом отличалась операция «Орфей», в ходе которой в высшие политические и деловые круги Италии были внедрены ценные источники информации.

Судьбоносной вехой в истории спецслужб ЧССР стала «пражская весна» 1968 года. В целом, тайная полиция и спецназ сохранили верность режиму. Однако же среди перебежчиков-эмигрантов оказались и некоторые сотрудники спецслужб.

Наиболее значимой фигурой из них был бывший резидент в Индии Фролик, который выдал многих агентов Восточного блока в Западной Европе.

Руководители чехословацких спецслужб, за плечами которых имелся богатый опыт событий 1968 года, пожалуй, первыми в Восточном блоке почуяли приближение нового политического кризиса и наметили ряд профилактических мер по его нейтрализации.

Еще в начале 80-х годов они разработали долговременный план «Клин», целью которого было рассорить внутреннюю оппозицию с эмигрантскими кругами, социал-демократов с католической верхушкой, и тем самым ослабить протестный электорат. Позднее был предложен план «Волна» – по блокированию объектов телевидения и радиовещания в случае массовых беспорядков. Имелся также план «Север», предусматривавший помощь спецслужбам Польши в тайных акциях против движения «Солидарность».

Однако в Москве не разделяли беспокойства своих коллег из Праги, и детальная проработка этих и других планов была фактически заморожена. Когда «бархатная революция» все же стала реальностью, то чехословацкие спецслужбы пытались действовать нестандартными методами. В ходе одной из массовых студенческих демонстраций агент СТБ Зифчак, находившийся внутри толпы, спровоцировал студентов на прорыв полицейских кордонов, а сам притворился убитым якобы кем-то из демонстрантов. Такое «убийство в толпе» позволяло властям «на законных основаниях» применить для разгона демонстрантов спецназ, а также произвести массовые аресты и задержания.

Но было уже поздно, никакие интриги не помогали, режим рушился…

В СТРАНЕ ГОРНЫХ ОРЛОВ

Главной спецслужбой коммунистической Албании была «Сигурими», созданная в 1945 году, вскоре после прихода к власти Энвера Ходжи. «Сигурими» считалась, с одной стороны, самой засекреченной спецслужбой Восточной Европы, а, с другой, самой жестокой, превосходя в этом отношении даже румынскую «секуритате».

В годы дружбы с Советским Союзом албанцы по поручению Москвы шпионили за тайными сторонниками маршала Тито, собирали сведения о положении в Югославии. После разрыва с СССР, албанские власти обрели себе нового «старшего брата» в лице КНР.

На протяжении почти четверти века, пока продолжалась эта «великая дружба», албанцы, уже по поручению спецслужб Поднебесной, выслеживали в Европе китайских оппозиционеров и даже, по некоторым данным, проводили их ликвидацию.

В течение всего послевоенного периода перед «Сигурими» стояла еще одна важная задача – всячески, но тайно поддерживать косоваров и последовательно вытеснять греков с юга страны.

Вот с этой задачей «Сигурими» справлялась вполне успешно…

После падения коммунистических режимов в Восточной Европе все спецслужбы стран-участниц бывшего Варшавского договора были расформированы. По-разному складывались судьбы бывших бойцов «невидимого фронта». Мягче всего новые власти обошлись с отставными разведчиками в Польше. Хотя все они и потеряли работу, зато, за редким исключением, не преследовались.

Другое дело, ситуация в Венгрии, ГДР и Чехословакии, где многие бывшие офицеры спецслужб, прежде всего, высокопоставленные, оказались на скамье подсудимых.

В Германии были арестованы почти все руководители «Штази». Маркус Вольф пытался найти убежище в Советском Союзе, но после распада страны ельцинское руководство выдало его «новым немецким друзьям». Суд приговорил Вольфа к шести годам тюрьмы. Однако вскоре Федеральный конституционный суд, рассмотрев дело преемника Вольфа – Вернера Гроссмана, вынес решение о том, что бывшие офицеры разведки ГДР не подлежат в ФРГ преследованию по статье за измену родине и шпионажу.

Маркус Вольф получил свободу и незадолго до своей кончины, последовавшей в 2006 году, выпустил книгу мемуаров, которая вышла и на русском языке под названием «Игра на чужом поле».

В Чехословакии развернулась настоящая «охота на ведьм», или «Новый Нюрнберг». Сотрудникам спецслужб припомнили все их старые грехи, так что некоторые из преследуемых, не выдержав испытаний, покончили с собой.

Хотели устроить в Праге показательный процесс над знаменитым главой СТБ начала 80-х годов генералом Алоизом Лоренцом, который в Восточном блоке имел репутацию «супермозга».

Но тут страна разделилась, и бывший генерал, став гражданином Словакии, оказался недосягаемым для своих недругов из Чехии.

Пожалуй, самые тяжкие невзгоды выпали на долю бывших сотрудников спецслужб в Болгарии и Румынии. В результате значительная часть болгарских разведчиков предпочла эмигрировать. Позднее их можно было встретить в различных «горячих» точках планеты, от Анголы до Приднестровья. Что касается Румынии, то гонения обрушились едва ли не на всех офицеров и осведомителей «Секуритате». Сотни оказались на скамье подсудимых, еще больше бежали из страны. Есть сведения, что бывшие «верные бойцы Чаушеску» осели в спецслужбах ряда стран Ближнего Востока, а также составили костяк румыно-цыганской мафии, раскинувшей свои щупальца по всей Европе.


22 августа 2011


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
179500
Сергей Леонов
137884
Сергей Леонов
97957
Виктор Фишман
79993
Борис Ходоровский
70671
Богдан Виноградов
56854
Павел Ганипровский
52066
Дмитрий Митюрин
47071
Александр Егоров
46451
Татьяна Алексеева
45700
Павел Виноградов
42174
Сергей Леонов
41417
Светлана Белоусова
40262
Роман Данилко
39238
Татьяна Алексеева
38416
Борис Кронер
38266