Последние подвиги прообраза Бонда
СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
Последние подвиги прообраза Бонда
Александр Путятин
писатель
Москва
841
Последние подвиги прообраза Бонда
Душан Попов умел рисковать и наслаждаться жизнью

Двойному агенту абвера и МИ-6 и прообразу Джемса Бонда Душану Попову было что праздновать. Ведь кроме денег он получил от абвера новое задание: создать нелегальную резидентуру в США. Была у него и информация, способная убедить американцев в пользе будущего сотрудничества. Во время последней встречи Йоханн Йебсен сообщил, что японцы интересуются результатами недавней бомбардировки гавани Таранто. В ночь на 12 ноября 1940 года палубные самолеты с английского авианосца «Иластриес» нанесли торпедные и бомбовые удары по стоящим там итальянским судам, выведя из строя три линкора и потеряв всего лишь два бомбардировщика.

ПОД КОЛПАКОМ У ГУВЕРА

Незадолго до отплытия в США немцы попросили Душана собрать информацию об американской базе на Гавайях, но самому там появляться не советовали. Раньше они запрещали агентам поездки и в британские города, которые будут бомбить самолеты люфтваффе. Сомнений не осталось: японцы готовят внезапный удар по Перл-Харбору!

МИ-6 уведомила ФБР и лично Эдгара Гувера о прибытии двойного агента. Казалось, все идет наилучшим образом… Однако рекомендации англичан не произвели на Гувера впечатления. Вся его карьера строилась на борьбе с организованной преступностью, в которой агент-двойник воспринимался как шпион врага. Создавать в США разведсеть абвера – пусть даже мнимую – глава ФБР запретил категорически. То же касалось и стран Латинской Америки.

Сообщение о готовящемся нападении на Перл-Харбор Гувер посчитал дезинформацией, призванной отвлечь внимание США от главного – европейского – театра военных действий. Подозрительный агент-двойник был взят под плотную опеку ФБР… Любая попытка установить контакты в правительственных кругах могла закончиться арестом.

Что оставалось Душану? На помощь англичан он рассчитывать не мог. Пришлось выкручиваться самому. Трицикл старательно играет в США роль киношного суперагента. Ведет полнокровную светскую жизнь: шикарные отели, роскошные автомобили, французское шампанское, русская икра, красивые женщины… Деньги абвера льются рекой.

У него закручивается роман с голливудской актрисой Симоной Симон, знакомой еще по Парижу. Эта любовная связь позволяет объяснить отказ от запланированной абвером поездки в Рио-де-Жанейро, где его ждет лиссабонская кураторша Элизабет Сарба. Уехать в Бразилию без согласия Гувера значит нарваться на арест. А шеф ФБР не желает слышать о Трицикле.

Наконец Душану удается добиться встречи. 24 сентября 1941 года Гувер разрешает краткий визит в Рио, но после этого Трицикл должен вернуться в Европу. Немецкие шпионы в Америке главе ФБР не нужны – даже те, что сотрудничают с англичанами.

О нападении на Перл-Харбор Душан узнает по пути в Лиссабон. Рейд японских авианосцев, о котором он предупредил за несколько месяцев до войны, стал для Рузвельта неожиданным. В результате два линкора, два эсминца и минный заградитель были уничтожены, три линкора затонули, остальные суда получили серьезные повреждения. Американская авиация лишилась 188 самолетов, еще 159 требовали серьезного ремонта. Людские потери составили 2403 человека убитыми и 1178 ранеными. Япония заплатила за это 29 самолетами, 64 человека погибло, один попал в плен.

Грандиозный провал ФБР и разведки флота вызвал реорганизацию американских спецслужб. По совету Уильяма Стефенсона, возглавлявшего британскую разведку в Западном полушарии, Рузвельт поручил эту работу своему другу – нью-йоркскому адвокату Уильяму Доновану. В свое время он возглавлял американскую миссию при штабе Колчака и о тайных операциях знал не понаслышке. 13 июня 1942 года Донован возглавил Управление стратегических служб (УСС) при Комитете начальников штабов, после войны преобразованное в ЦРУ.

НА ГРАНИ ПРОВАЛА

В Лиссабоне Душана ждал неласковый прием. Провал американской миссии заставил абвер усомниться в преданности Ивана. Выкрутиться помогла репутация бабника и плейбоя. Немцы посчитали, что внимание ФБР привлекли его кутежи и любовные похождения. Решение агента – не рисковать под плотным колпаком американской контрразведки – было признано правильным, хотя и не идеальным. В общем, потихоньку все уладилось…

Уже после войны, когда были рассекречены многие документы, Душан узнал, что британская МИ-5 к тому времени раскусила немецкие шифры. Из телеграмм, курсирующих между Лиссабоном и Берлином, англичане знали, что абвер подозревает Ивана в предательстве, но сообщать ему об этом не стали. Ведь предупреждение могло заставить Душана выйти из игры. К тому же оно грозило раскрыть немцам глаза на то, что их коды расшифрованы. Выпутываться из ситуации Трициклу пришлось самостоятельно. Что ж, таковы правила этой смертельной игры…

Успешно пройдя проверку абвера, Душан снова выезжает в Лондон. Немцев интересует, когда союзники планируют открыть второй фронт и где будет высадка десанта. Узнав об этом, англичане подключают Трицикла к операции «Фортитюд», что в переводе значит «Сила духа». Задача: скормить абверу дезинформацию о времени и месте высадки англо-американских войск.

Сначала Душан сообщил немцам, что союзники продолжают придерживаться периферийной стратегии. После Африки и Италии их следующей целью станет Норвегия. Затем прислал письмо о том, что высадка планируется в Кале, а слухи о десанте в Нормандии – дезинформация.

Отправляясь в очередной раз в Лиссабон, Трицикл везет для передачи фон Кастрофу подготовленные в МИ-5 подробные «планы» англичан. В них искажено все: место высадки войск, их состав, вооружение и оснащение, направления следующих ударов. 9 марта 1944 года британская разведка перехватывает телеграмму португальской резидентуры абвера, в которой сведения, доставленные Поповым, оцениваются как полные и достоверные.

Когда Душан снова отправляется в Лондон, фон Кастроф советует ему избегать районов, которые будут обстреляны снарядами ФАУ-1 и ФАУ-2. Иван с благодарностью принимает эти знаки вернувшегося доверия и сразу же доводит информацию до англичан…

Беда пришла нежданно-негаданно. За пару недель до начала «Оверлорда» ситуация в Лиссабоне меняется кардинально. Гестаповцы арестовывают Йоханна Йебсена. Официально его обвиняют в растрате казенных денег, но Трицикл чувствует, что это только предлог. Через несколько дней исчезает старший брат Душана, Иван Попов. Младшему, Владимиру, удается бежать.

Британская разведка в панике. Ведь Йебсен знает об операции «Оверлорд». Если он расколется, высадка союзников окажется под угрозой. Ивану Попову об «Оверлорде» неизвестно, но его откровенность грозит провалом Трициклу. Душан всеми силами старается спасти друга и брата. Но вытащить из гестапо удается только Ивана. Йоханн умирает под пытками. Все тайны Душана он уносит в могилу…

Однако пришла беда – открывай ворота… Адмирал Канарис, высоко ценивший донесения Ивана, арестован как участник заговора против Гитлера. Абвер распущен. Всех его сотрудников переводят в РСХА (Главное управление имперской безопасности). Гиммлеровские костоломы тщательно перетряхивают ряды вчерашних «смежников», ищут крамолу.

Душан Попов попадает к ним в руки одним из первых. Его допрашивают с применением «сыворотки правды». Гестаповцы уверены: противостоять ее действию невозможно. Особенно когда препарат вводят лошадиными дозами… Однако Душану удается переиграть палачей! «Вы хотите знать, не переметнулся ли я к англичанам? – хрипит он, корчась от боли. – Пока нет, а стоило бы! Ведь вы подозреваете всех и не верите никому. А это – верный признак грядущего краха! Жаль, поздно я это понял. Вернуться бы хоть на полгода назад…» Гестаповцы видят: препарат действует. Агент озлоблен арестом, оскорблен недоверием, но он – не предатель… И Душана освобождают. Через несколько дней он исчезает из Португалии.

К ЖИЗНИ БЕЗ ТАЙН

Миссия Трицикла закончена. Для победы над нацизмом он сделал все, что в человеческих силах. Скоро можно будет возвратиться к мирной жизни. Но прежде ему надо найти того, кто выдал гестаповцам Йоханна Йебсена. Кураторы из МИ-6 считали Душана прирожденным разведчиком. И они не ошиблись. Найти предателя ему удалось. Если верить мемуарам, Душан избил его до полусмерти, но не смог убить. Ведь война к тому времени закончилась!

«В утробе моей словно взорвался вулкан, – пишет в своей книге бывший Трицикл. – Мне показалось, что я выблевал все, что вынужден был проглотить и пережить за эти страшные пять лет, я выблевал все свои грехи, стыд и боль. И почувствовал себя пустым и… свободным!» Правда это или нет, сказать сложно. Ведь если предатель и не пережил последней встречи с Душаном, опытный юрист не стал бы сообщать об этом в мемуарах.

Второй акт возмездия был не таким кровавым. Перед возвращением в мирную жизнь Душан отправил письмо Эдгару Гуверу, в свое время обвинившему его во лжи, пустозвонстве и шпионаже на Германию. Напомнив главе ФБР об их встрече 24 сентября 1941 года, Трицикл спросил: что чувствует человек, виновный в гибели 24 сотен моряков Перл-Харбора, и не снятся ли они ему по ночам?

После окончания войны Душан возобновил адвокатскую практику. Помимо прочего, его фирма помогала вернуть имущество, отобранное или похищенное нацистами. Только в Германии ей удалось выиграть в судах более 1,5 тысячи подобных дел. В политике Душан поддерживал социалистов. Он был уверен, что их идея «Соединенных штатов Европы» способна навсегда избавить человечество от войн. В 1951 году в Париже при участии Душана был подписан Договор о Европейском объединении угля и стали. В 1957 году его преобразовали в Европейское экономическое сообщество.

Семейная жизнь отставного разведчика была спокойной и счастливой. Его жена, шведская красавица Джил, до появления бондианы не подозревала о бурном шпионском прошлом супруга. Душан никогда не гордился тем, что стал прототипом книжного суперагента. «Он все преувеличил, – говорил Попов о произведениях Флеминга. – Это забавно и совсем нереально… Если бы я пил даже в два раза меньше, чем Джеймс Бонд… абвер быстро разоблачил бы меня и ликвидировал… разведчик вроде киношного агента 007 в реальной жизни не продержится и 48 часов». При этом Душан не отрицал, что Флеминг верно подметил важные детали в его поведении.

Бывший агент МИ-6 умер во Франции 10 августа 1981 года от рака. К тому, что его шпионские секреты стали достоянием гласности, Душан относился философски: «Может быть, вам покажется, что я противоречу сам себе, – писал он в мемуарах, – когда я… утверждаю, что не верю в необходимость тайн. Особенно если речь идет о государственных тайнах. Хорошо, я согласен, иногда они нужны для того, чтобы как можно лучше завершить какое-нибудь дело, но тогда их надо снабдить грифом «временные»… человек имеет право знать все о том, от чего зависит его судьба».


2 декабря 2022


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
2608637
Александр Егоров
269857
Татьяна Алексеева
212078
Яна Титова
201854
Сергей Леонов
198831
Татьяна Минасян
182614
Татьяна Алексеева
132493
Светлана Белоусова
131875
Борис Ходоровский
126587
Сергей Леонов
105603
Павел Ганипровский
92736
Виктор Фишман
87797
Борис Ходоровский
77321
Наталья Матвеева
77135
Павел Виноградов
71147
Наталья Дементьева
65223
Валерий Колодяжный
64566
Богдан Виноградов
62709