Побег шифровальщика Гузенко
СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
Побег шифровальщика Гузенко
Константин Ришес
журналист
Санкт-Петербург
332
Побег шифровальщика Гузенко
Кадр из голливудского фильма «Железный занавес», посвященного побегу Гузенко. 1948 год

Это событие, начавшееся на банально бытовом уровне, имело очень серьезные последствия, отразившиеся на взаимоотношениях СССР с недавними союзниками. А началось все так: в 1943 году в Оттаву прибыл новый советский военный атташе (он же — резидент разведки в Канаде) полковник ГРУ Николай Заботин с супругой. Вместе с ним в посольство прибыла группа шифровальщиков, возглавляемая 26-летним старшим лейтенантом Игорем Гузенко.

БЕСПОКОЙНЫЙ МЛАДеНЕЦ

Замыкающаяся на Заботина агентурная сеть включала в себя не менее 20 агентов, причем некоторые из них занимали в Оттаве высокие государственные должности. Вся их переписка с резидентом, как и московские директивы, проходили через руки Гузенко.

По давно установленному порядку, работая за границей, шифровальщики должны жить только на территории посольства, которую могут покидать лишь в чрезвычайных обстоятельствах, причем обязательно с сопровождающим. Языка страны пребывания шифровальщики знать не должны. Но Гузенко английский знал.

Однако не только это стало причиной провала советской разведки — роковым стало полученное Гузенко разрешение жить вне посольства. Поводом для исключения из правил стало то, что семьи Заботина и Гузенко оказались соседями по посольской квартире.

Все было прекрасно до тех пор, пока в семье Гузенко не появился младенец. Оказавшийся неспокойным ребенок своим еженочным ревом не давал покоя соседям — Заботиным. Когда терпение мадам Заботиной иссякло, она поставила мужу ультиматум: или он переселяет своего подчиненного куда угодно, или она покидает его и возвращается в Союз. Гузенко был на хорошем счету, пользовался полным доверием не только у атташе, но и у посла. И Заботин, поколебавшись, отдал предпочтение семейному благополучию, разрешив Гузенко жить с семьей в квартире, арендуемой рядом с посольством.

Неизвестно, когда и почему мысль стать перебежчиком пришла в голову старлея, но ясно, что она не была спонтанной. К уходу он готовился задолго. И ему, и его жене очень нравилась Канада. Возможно, он был бы готов и дальше служить Родине, но только здесь. Узнав же, что его собираются отозвать в Москву, решился.

УШЕЛ И НЕ ВЕРНУЛСЯ

Поздним вечером 5 сентября 1945 года Гузенко, прихватив с собой вынесенные из посольства 109 совершенно секретных документов, явился в полицию. Но там от него попросту отмахнулись. Утром он обращается в газету «Оттава джорнэл», но и здесь терпит фиаско. Журналисты не верят его рассказам о шпионаже русских — недавних союзников в только что закончившейся войне. Не поверили ему и в министерстве юстиции. Гузенко в отчаянии: обратного пути нет, в посольстве вот-вот обнаружат пропажу документов. Оставаться дома нельзя — в любой момент за ним могут прийти. И Гузенко с сынишкой и беременной женой находит укрытие у своего соседа по дому — офицера канадских ВВС.

Вскоре он убеждается, что сделал это вовремя: в его квартиру буквально вламываются люди из службы безопасности посольства. Они переворачивают все вверх дном и, не найдя ничего, устраивают в квартире засаду. Однако неприкосновенность жилища в Канаде священно, и по вызову приютившего Гудзенко соседа прибывает полиция, задержавшая в квартире двух мужчин с советскими дипломатическими паспортами. Теперь полиция понимает, как она ошиблась, отмахнувшись вчера от этого странного русского. И, поняв, переправляет его вместе со всеми документами на базу Кэмп-Икс, где передает в руки представителей канадской службы безопасности, к которым вскоре присоединяются английские и американские коллеги.

То, что они узнали из документов Гузенко, повергло их в шок: оказывается, под самым носом у них давно и результативно трудится разветвленная шпионская сеть, щупальца которой уже дотянулись до «святая святых» — атомных секретов союзников. Об этом было немедленно доложено на «самый верх».

Премьер-министр Канады Макензи Кинг долго не мог поверить в коварство русских, но, ознакомившись со всеми документами, был вынужден изменить свою точку зрения. Он провел конфиденциальные переговоры с президентом США и английским премьером. Начиная с 7 сентября 1945 год семья Гузенко была взята под государственную охрану службами безопасности Канады. Советское посольство направляет в МИД одну за другой ноты, требуя выдачи Гузенко для отправки его на родину под суд за хищение посольских денег. Но ноты остаются без ответа. 13 декабря 1945 года полковник Заботин тайно покинул Канаду, грубо нарушив тем самым дипломатические правила. Не будучи больше уверен в своей дипломатической неприкосновенности, он нелегально переходит границу США и в Нью-Йорке поднимается на борт советского судна, которое без соблюдения необходимых формальностей ночью снимается с якоря и выходит в море. Вскоре в Москву отбыл и посол Зарубин.

СЕТИ ШПИОНАЖА

А в Канаде началось расследование. На основании предоставленной Гузенко информации канадские власти арестовали английского ученого доктора Алана Мэя, признания которого вывели на след Клауса Фукса. Кроме того, впервые было упомянуто имя важнейшего советского агента Кима Филби.

Всего по подозрению в шпионаже арестовали 26 человек, хотя большая их часть позднее была освобождена. Созданная по распоряжению канадского правительства специальная комиссия по шпионажу в июне 1946 года представила 733-страничный отчет, в котором помимо прочего отмечалось, что на международных конференциях Советский Союз выступает с заявлениями о мире и безопасности, а на деле втайне готовит третью мировую войну. С прицелом на эту войну Советы создают и всячески поддерживают в Канаде и других странах «пятую колонну». Вместо благодарности за помощь союзников во время войны Советский Союз ведет активную разведывательную деятельность и готовится нанести удар в спину.

Информация, полученная от Гузенко, коренным образом изменила отношение Запада к бывшему союзнику. Канада, планировавшая оказание Советскому Союзу миллиардной финансовой помощи для послевоенного восстановления, отказалась от своих планов. Аналогично поступили другие ведущие западные державы. Были приняты и подготовительные меры военного характера, началось сколачивание блоков. Многие аналитики считают, что толчком для начала холодной войны послужила не знаменитая фултонская речь Уинстона Черчилля, а побег Гузенко.  Семья Гузенко была тайно переселена в Торонто, в предоставленную государством квартиру. До конца дней своих (умер Игорь Гузенко в 1982 году, а его жена — в 2001-м) они находились на полном государственном обеспечении. Были ли они счастливы все эти годы? Едва ли. Пребывая в постоянном страхе, они вели предельно скрытный образ жизни. Игорь появляется на публике, в том числе и в качестве свидетеля на многих судебных процессах, только скрывая лицо под белым колпаком, из-за чего получил у газетчиков кличку Человек-колпак. Его дети, а их было восемь, ничего не знали о собственном происхождении, верили, что их семья переселилась в Канаду из Чехословакии. Могила Игоря Гузенко долгое время оставалась безымянной, и лишь после смерти супруги, похороненной рядом, на ней появился могильный камень.

В 2002 году в Оттаве на улице Сомерсет напротив дома, который когда-то навсегда покинул Игорь Гузенко, была открыта мемориальная доска, посвященная его акции. История этого скандального побега легла в основу двух американских фильмов «Железный занавес» и «Операция «Розыск».


3 октября 2020


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
88449
Виктор Фишман
70665
Борис Ходоровский
62860
Сергей Леонов
56252
Богдан Виноградов
50023
Дмитрий Митюрин
37365
Сергей Леонов
33828
Роман Данилко
31683
Борис Кронер
20560
Светлана Белоусова
19602
Светлана Белоусова
18342
Дмитрий Митюрин
17900
Наталья Матвеева
17752
Татьяна Алексеева
17196
Наталья Матвеева
16477
Татьяна Алексеева
16279