«Меня зовут Попов. Душан Попов…»
СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
«Секретные материалы 20 века» №11(371), 2013
«Меня зовут Попов. Душан Попов…»
Василий Соколов
публицист
Санкт-Петербург
185
«Меня зовут Попов. Душан Попов…»
Увлечение агента Душана Попова

Недавно я перелистывал страницы сербского романа, посвященного трагическим событиям. Он рассказывал о фактической войне стран НАТО с бывшей Югославией. В одном из эпизодов полковник сербской внешней разведки на встрече с американским дипломатом заявляет тому, что сербским военным известна дата начала бомбардировок Белграда. «У вас есть свои источники в США?» — удивленно спрашивает американец. «Разве вы забыли, кем был лучший разведчик ХХ века? — отвечает ему полковник и называет имя и фамилию этого разведчика: Душан Попов» (ударение в фамилии на первый слог). Признаться, это стало для меня неожиданностью, и я углубился в поиски источников, стараясь докопаться до истины.

Естественно, поначалу я углубился в материалы, опубликованные на русском языке. Увы, тут меня ждало разочарование. Какие-то сведения, почерпнутые из сомнительных западных источников, публиковались в Интернете, в основном самыми разными блогерами, которые, как говорится, «слышали звон», правда, весьма неотчетливый. Удалось посмотреть пятидесятиминутный фильм, снятый Би-би-си для телеканала History, но и он был скорее художественным, хотя и богато иллюстрированным произведением.

Единственный более-менее серьезный материал о Попове опубликовал некто Кирилл Мямлин, который в справочных материалах представлен как «автор нескольких сотен статей по политологии, истории и экономике, опубликованных в российских и зарубежных интернет-СМИ». Однако и этот уважаемый специалист предваряет свою статью следующими словами: «Прототипом Джеймса Бонда для автора бондианы послужил двойной агент Душко (Душан) Попов, а также еще целый ряд чемпионов вранья, cостоявших на службе Ее Величества и Банка Англии… Все они боролись, как могли, за счастье частных владельцев Банка Англии. Не случайно деятельность британской разведки финансируется из личных фондов Ее Величества». Такая характеристика мгновенно принижает образ отважного — вне всякого сомнения! — разведчика, переводя эту героическую личность в разряд героев весьма увлекательных, но совершенно неправдоподобных литературных и кинематографических поделок. Такое пренебрежительное отношение заставило меня взяться за перо и рассказать отечественному читателю о необыкновенной жизни серба Душана Попова. А в свидетели я привлеку Грэма Грина, выдающегося английского писателя и сотрудника МИ6, заявившего буквально следующее: «Душко был самым важным и самым успешным агентом, который работал на Великобританию во время Второй мировой войны». За свои заслуги Душан Попов получил подданство Великобритании и стал кавалером ордена Британской империи.

Родился Душан (или Душко — у сербов принято чаще использовать личные имена в их ласкательно-уменьшительной форме) в райских местах, в богатой семье торговца Милорада и его жены Зоры. Произошло это знаменательное событие 10 июля 1912 года в древнем городке Тител, который тогда вместе с Воеводиной входил в состав Австро-Венгерской империи. Душан стал средним сыном; старшего звали Иваном, младшего — Владимиром. Однако вскоре семья Поповых перебралась в Дубровник — дивный город на Адриатическом побережье, после окончания Первой мировой ставшем частью королевской Югославии.

Именно в Дубровнике Душко начал учебу, однако его отец, обладавший немалыми средствами, вскоре отправил сына продолжать среднее образование в английский интернат (правда, не в Хогвартс!). Но и это не удовлетворило взыскательного родителя, в итоге Душко завершил среднее образование в Париже. Высшее юридическое получил в Белграде, а доучиваться — по-нашему в аспирантуре — с 1936 года стал в старейшем университете немецкого Фрайбурга.

Он в совершенстве овладел английским, французским и немецким языками, освоив заодно и итальянский. Богатство отца позволяло ему вести весьма вольный, мягко говоря, образ жизни. Предметом его юношеских увлечений стали женщины и автомобили — стандартный набор плейбоя тридцатых годов прошлого века. Это помогло ему обрасти солидным количеством знакомых, друзей и приятелей в кругах золотой молодежи. Многие из них в скором будущем заняли высокие государственные посты в странах Западной Европы, в том числе и в гитлеровской Германии.

Самым близким его другом стал Иоганн Ебсен, тоже сын богатых родителей, владевших судостроительными предприятиями в Гамбурге. Немец с солидной долей датской крови, Иоганн, рано оставшийся сиротой, был скромным и замкнутым юношей, и, видимо, по этой причине он быстро привязался к харизматичному Душану. Приятелей никак не устраивал нацистский режим, и они стали по-своему демонстрировать его неприятие, гласно критикуя его и открыто распивая кофе и иные напитки в заведениях, принадлежащих евреям (вспомните фильм «Кабаре»). Не гнушались они то и дело публично задирать тупых гитлеровских служак, издевались над глупыми полицейскими.

Подобный эпатаж едва не закончился самым печальным образом: сразу после защиты докторской диссертации гестапо арестовало Попова, обвинив его в принадлежности к коммунистической партии. Иоганн немедленно сообщил об аресте отцу, и тот немедленно задействовал свои связи в высших правительственных кругах Королевства Югославии. Премьер-министр королевского правительства Милан Стоядинович немедленно связался с рейхсминистром Германом Герингом, и Душана освободили. Благодаря высокому вмешательству, его всего лишь выдворили из Германии и он не закончил свою молодую жизнь в мрачных гестаповских застенках. В знак благодарности Душан обещал Иоганну в любой момент прийти к нему на помощь по первому зову!

Возвратившись на родину, Душко Попов возглавил собственную адвокатскую контору, обслуживавшую судостроительные и судоходные компании. Это позволило ему обрасти кругом солидных знакомств в мире бизнеса и политики, а одним из его близких друзей стал принц Георг, герцог Кентский, младший сын короля Георга V.

В Европе уже вовсю бушевала Вторая мировая война, однако королевская Югославия оставалась в стороне от трагических событий. Мало того, правительство страны получило от Германии предложение присоединиться к Тройственному антикоминтерновскому пакту, то есть стать активным союзником Германии, Италии и Японии. Такая политика не могла прийтись по душе сербским патриотам, тем паче — либеральному юристу-антифашисту. И тут на сцене вновь появился его приятель Иоганн Ебсен. 4 февраля 1940 года Душан получил от него телеграмму следующего содержания: «Необходимо срочно встретиться тчк предлагаю 8 февраля отеле Сербский король Белграде».

Встреча друзей состоялась в модном кафе «Сербская корона» (теперь в этом здании располагается Городская библиотека Белграда). Некоторые источники утверждают, что Иоганн признался Душану в том, что он номинально был завербован военной разведкой Германии — абвером и стал его агентом. Он пошел на этот гнусный шаг якобы ради того, чтобы избежать призыва на военную службу и отправки в действующую армию. Эти же источники сообщают, что вербовка произошла с ведома и полного согласия МИ6 — секретной разведслужбы Великобритании. Существует и другая версия этого события, но мы остановимся на ней во второй части нашего очерка. Тем не менее, на правах старой дружбы, Иоганн обратился к Душану за давно обещанной помощью — то есть предложил ему также стать агентом германского абвера.

Естественно, это предложение не могло не увлечь молодого, «комсомольского» возраста образованного человека, спортсмена, ловеласа и, конечно же, в душе авантюриста. Попов позволил абверу завербовать себя, однако сразу обратился к старшему брату Ивану, доктору медицины, который уже несколько лет работал на британскую разведку. Иван благословил Душана на двойную игру. В которой, скорее всего, принимал активное участие и Иоганн Ебсен.

По рекомендации Ивана Душан отправился в посольство Великобритании, где изложил свою историю с вербовкой абвером. После двухдневной проверки англичане согласились принять его услуги. Он стал официально работать в консульском отделе посольства, а неофициально — на МИ5 под оперативной кличкой «Трицикл»; в абвере он числился под псевдонимом «Иван».

Вполне естественно, что немецкие разведчики были в курсе былых политических «шалостей» богатого юриста, но уж очень он был привлекателен для них — в первую очередь благодаря связям и роду деятельности. В качестве первого задания Душану поручили составить список влиятельных граждан Франции, которые согласились бы на сотрудничество с германскими оккупационными властями: Парижу предстояло пасть 14 июня 1940 года. Однако вскоре ему было предложено перебраться на работу в Лондон — через центр международного шпионажа в Лиссабоне — и организовать на островах обширную разведывательную сеть. Абвер начал эту операцию под кодовым наименованием «Мида».

Естественно, Попов с поставленной перед ним задачей успешно справился! С помощью службы МИ5 (военная контрразведка) он организовал фиктивную сеть абвера, регулярно поставлявшую в Германию «ценную» информацию. Абвер был крайне доволен деятельностью «Ивана» и ничуть не подозревал, что «Трициклу» активно помогают в работе британские контрразведчики.

Вот что говорил об этом сам Душан: «Мы поставляли немцам утонченную смесь правды, полуправды и лжи — той правды, которая не имела для нас никакого значения, и той лжи, которую наши враги никак не могли проверить». Результаты его работы сочли блестящими обе противостоящие стороны. Немцы щедро вознаграждали деятельность «нашего лучшего человека в Британии», а британцам Попов был особенно дорог тем, что ни разу не потребовал вознаграждения за свою работу против гитлеровской Германии.

Он боролся за правое дело, и не ради личной наживы. Есть много данных, свидетельствующих о том, что Душан не раз оказывался в финансовом кризисе. Кстати, когда 6 апреля 1941 года Гитлер напал на Югославию, Попов предложил свои услуги разведчика королевскому правительству в изгнании, став одним из немногих тройных агентов. И, как и в случае с британской разведкой, он не требовал за свою специфическую помощь никакой платы.

В 1940 году на Британских островах была создана так называемая «секция ХХ» во главе с профессором истории Джоном Сесилом Мастерменом из Оксфорда (закончившего, кстати, университет во Фрайбурге, правда, за двадцать лет до Попова). «Секция ХХ» (по-английски «double cross», что значит «обман, надувательство») возглавляла и координировала работу двойных агентов на территории Великобритании, а также тщательно готовила дезинформацию. Активным сотрудником этой новой организации стал и Душко Попов. Кроме того, он активно участвовал в работе разведывательной службы МИ6, во главе которой стоял знаменитый генерал, сэр Стюарт Грехэм Мензис, завербовавший самого главу абвера Канариса.

Одной из операций по дезинформации противника стали его сведения об истребителе «Бофайтер». Он действительно разрабатывался фирмой «Бристоль», и было выпущено около 6000 таких самолетов, однако искусно замаскированные ложные сведения не дали немцам возможности ни сорвать выпуск этого тяжелого ночного истребителя, ни наладить успешную борьбу с ним в воздухе. Кроме того, Попов передал абверу большое количество морских карт с нанесенными на них минными полями — естественно, ложными.

Позднее немцы, более чем удовлетворенные работой «Ивана», решили переместить его в нейтральную Португалию, откуда ему было бы безопаснее руководить созданной им сетью агентов абвера. Он отправился туда 2 января 1941 года, где принялся за дело с большим энтузиазмом, не забывая помогать МИ5, МИ6 и королевскому правительству Югославии в изгнании. Там же, в Португалии, он и познакомился с Яном Флемингом, но об этом — позже. А пока остановимся ненадолго на необыкновенной личности Душана Попова.

Никто из руководителей Попова — будь то немцы, англичане или югославские коллеги — не сомневался в том, что Душан прирожденный разведчик. Или, в существовавшей в то время терминологии — идеальный шпион. Обаятельный, исключительно интеллигентный и высокообразованный человек, обладающий незаурядной внешностью, он обладал практически звериным инстинктом, особенно в крайних обстоятельствах, что не раз спасало ему жизнь. Его кураторы считали, что Попов может быть исключительно жестоким, но его жестокость была инстинктивной, животной, жестокостью борьбы за существование, а не болезненной, беспричинной жестокостью, вызванной элементарной жаждой крови.

Однажды Душану стало известно, что его личный шофер, услугами которого пользовалась также и его семья, завербован абвером специально для слежки за ним. Тогда он отдал приказ своим людям ликвидировать этого агента: сам он не смог сделать это, хотя и до, и после ему неоднократно приходилось лишать жизни людей.

Хладнокровный человек со стальной волей, отчаянно храбрый и ни на минуту не сомневающийся в необходимости вести смертельную борьбу с фашизмом, он отчаянно рисковал только для того, чтобы убедить немцев в своей преданности рейху, ибо это давало ему возможность продолжить бой. Но риск его всегда был сознательным и оправданным.

Интересны и версии происхождения его кодового имени — «Трицикл». Кое-кто утверждает, что это прозвище укрепилось за ним еще во времена молодости, поскольку он был не прочь позабавиться с двумя дамами одновременно, устроить «любовь втроем», или, выражаясь на изящном французском, «ménage à trois». Однако, скорее всего, эта история была придумана охочими до сенсаций писаками. Более достоверна другая версия: в рамках «секции ХХ» он состоял в одной группе с двумя агентами — певичкой кабаре Фридл Гартнер (она же Герда Салливен по кличке «Желатин») и Дикки Меткалфом (он же «Баллон»). Они действовали именно тройкой, и руководил их действиями именно Попов.

Правда, позднее Фридл Гартнер была «прикреплена» к Душко в качестве «сдерживающего фактора» — руководство МИ6 сильно беспокоили его похождения в нейтральном Лиссабоне. Некоторые источники уверены в том, что «сдерживание» превратилось в любовную связь, и потому даму-разведчицу сменил в этой почетной должности… Ян Флеминг, будущий создатель Джеймса Бонда. Но об этом — несколько позже.

Правда, после окончания войны в семейной жизни он хранил верность и первой жене, француженке Жаклин, и второй — шведской красавице Джил, которая смело могла бы составить пару любому киношному Бонду (она и поныне живет на Багамских островах, рядом с виллой Шона Коннери, первого исполнителя роли Джеймса Бонда).

В двух своих браках Душан Попов родил четверых сыновей — Дина (крещен сербским именем — Деян) от Жаклин, а от Джил, которая, кстати, была на тридцать лет моложе его, — Марка, Бориса и Омара. Дин, который стал довольно успешным художником, живет в египетской Александрии, а дети Джил управляют международной торговой компанией Polaris Capital Fund Ltd.

После окончания Второй мировой войны Душан Попов отошел от дел и возобновил успешную адвокатскую практику, представляя интересы крупнейших международных корпораций. Несколько раз он посещал родной Дубровник. А вот его старшему брату Ивану при жизни Тито путь на родину был заказан, поскольку он был личным врачом изгнанного короля Петра II Карагеоргиевича. Увлечения Душана — говорят, кроме женщин! — остались прежними. На своей итальянской вилле он держал два десятка автомобилей — каждый в отдельном гараже! — и охотно принимал друзей. Скончался Душан 10 августа 1981 года от болезни сердца: его сгубило пристрастие к табаку — ежедневно он выкуривал несколько десятков сигарет с ментолом.

Его молодая супруга Джил в течение десяти лет даже не подозревала о бурном шпионском прошлом супруга. Она всегда считала — и это было справедливо, — что ее муж влиятельный юрист и политик. Еще бы: его послевоенные заслуги также очень велики. После войны он некоторое время проживал в Кельне, трудясь над восстановлением послевоенной Германии. В 1951 году участвовал в организации Договора о Европейском объединении угля и стали («Парижский договор») с участием Бельгии, Голландии, Западной Германии, Италии, Люксембурга и Франции. В 1957 году этот Договор превратился в Европейское экономическое сообщество, а в 1993-м — в Европейское сообщество, то есть в ЕС.

Рассказ о главных подвигах разведчика Душана Попова у нас еще впереди, а сейчас, чтобы эти подвиги стали понятнее, нельзя не сказать о его отношении к Джеймсу Бонду. Не отрицая знакомство и совместную работу с Яном Флемингом, Попов отнюдь не гордился тем, что он стал прототипом киногероя. Друзья нашего героя утверждали, что сравнение с Бондом унижает Попова, «потому что Душко был прекрасным, остроумным человеком, и все мы его любили и уважали». Сам Попов несколько брезгливо отозвался о творениях Флеминга: «Все он преувеличил. Это забавно и совсем нереально… Если бы я пил в два раза меньше, чем Джеймс Бонд, и если бы моя (половая) жизнь была такой же интенсивной, как у него, абвер бы очень быстро разоблачил меня и ликвидировал». Душан был убежден, что «разведчик вроде киношного 007 в реальной жизни не продержался бы и сорока восьми часов».

Правда, он позволил себе снисходительно заметить: «Но он (Флеминг) кое-что верно подметил в моем поведении…»

Прежде чем продолжить рассказ о самых главных подвигах Душана Попова, я хотел бы привести его собственные слова: «Может быть, вам покажется, что противоречу сам себе, когда я, бывший тайный агент, утверждаю, что не верю тайнам. Но я ведь в самом деле не верю им! Точнее, я не верю в необходимость тайн. Особенно когда речь идет о государственных тайнах. Хорошо, я согласен, иногда они нужны для того, чтобы как можно лучше завершить какое-нибудь дело, но тогда их нужно снабдить грифом «временные». Я считаю, что даже по правилам приличия, ради уважения человеческого достоинства и в связи с разными другими обстоятельствами человек имеет право знать все о том, от чего зависит его судьба».


Читать далее   >


29 мая 2013


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
89053
Виктор Фишман
71232
Сергей Леонов
65225
Борис Ходоровский
63346
Богдан Виноградов
50314
Дмитрий Митюрин
38072
Сергей Леонов
34234
Роман Данилко
32027
Борис Кронер
21909
Светлана Белоусова
20421
Наталья Матвеева
19794
Светлана Белоусова
19546
Татьяна Алексеева
18316
Дмитрий Митюрин
18275
Татьяна Алексеева
17517
Наталья Матвеева
16820