Итальянцы на Ладоге
СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
«Секретные материалы 20 века» №17(196), 2006
Итальянцы на Ладоге
Станислав Бернев
историк
Санкт-Петербург
1758
Итальянцы на Ладоге
Представители немецкого командования провозглашают тост за итальянских «товарищей по оружию»

Весной 1942 года, используя водные коммуникации Ладожского озера, советскому командованию удалось наладить относительно бесперебойное снабжение Ленинграда продуктами. Подобное положение, разумеется, не устраивало неприятеля. На помощь небольшой финской флотилии были переброшены катера союзников — немцев и итальянцев.

Так, хотя и недолгое время, уроженцам солнечного Апениннского полуострова довелось поучаствовать в боевых действиях в регионе, очень мало напоминающем родное для них Средиземноморье.

Доставка катеров из Италии представляла собой достаточно сложную техническую и географическую проблему. Британский флот по-прежнему «владычествовал на морях», так что итальянским судам пришлось добираться до Ладоги в основном… по суше.

Сформированный в итальянском порту Специя 12-й отряд под командованием капитана 3-го ранга Бьянкини состоял из четырех торпедных катеров типа MAS. В начале путешествия их погрузили на прицепленные к тягачам транспортные платформы. Автоколонне пришлось проехать 3105 километров от Специи до балтийского порта Штеттина. Оттуда катера на пароходе привезли в Хельсинки, затем на буксире по шхерам довели до Выборга, далее по Сайменскому каналу, и, наконец, на последнем участке везли грузовым поездом до Лахденпохьи.

Именно в Лахденпохье и находилась главная база финско-немецко-итальянской флотилии, хотя использовались также станции в Кексгольме, Сортанлахти, Сортавале, Салми, Саунасари.

На Ладогу итальянцы прибыли 22 июля 1942 года. Водоизмещение каждого катера составляло 20 тонн, мощность мотора — 2000 лошадиных сил, скорость — 47 узлов (84 км). Вооружение состояло из двух торпедных установок, одного 20-миллиметрового автомата, шести глубинных бомб и дымовой аппаратуры. По сравнению с финнами и итальянцами силища невеликая, однако Муссолини, судя по всему, грела сама мысль, что в «развернувшейся эпохальной борьбе» его соотечественники отметятся даже на берегах далекой и холодной Ладоги.

Рассказ диверсантов

О появлении итальянцев чекисты Ленинградского фронта узнали после задержания двух финских диверсантов из числа бывших красноармейцев — Каневского и Анкудович. Советские солдаты взяли их в ночь на 15 августа 1942 года, почти сразу же после высадки, и уже на первом допросе неудачливые шпионы начали рассказывать о подробностях своего обучения в петрозаводской разведшколе.

Рассказ Каневского сводился к следующему: «Из Петрозаводска поездом мы выехали в 11 августа в 19 ч 30 мин на Маткасельку и далее на Сортавалу, куда и прибыли в 9 часов утра. На перроне вокзала нас встретил офицер финской разведки. Сев в машину, мы проехали несколько постов и застав и прибыли на Саунсари, о чем я узнал впоследствии. Остановились в небольшом домике, находящемся в 200 метрах от берега Ладожского озера, где жили с 12 по 14 августа. 14 августа примерно в 9 часов вечера нас посадили в машину и повезли на мыс, название которого не знаю, предполагаю, район Саунсари. В домике мы переоделись в форму лейтенантов РККА. На берегу мыса находится дамба, в конце которой — маяк. Сели на моторную лодку, которая была 6 метров длинной и 2 метра шириной. Через полчаса пути в открытых водах подошли к торпедному катеру. От катера был виден берег километрах в двенадцати.

Торпедный катер был серого цвета и примерно 12 метров в длину и 3 метра в ширину, имел две мачты и антенну. На вооружении имел две торпеды, которые лежали по обеим сторонам катера, и орудие.

Команда катера человек 8–9. Один был в белом брезентовом комбинезоне, остальные 8 человек в резиновых дождевиках. На голове у них были черные кожаные шлемы, которые закрывали шею и подходили под короткий черный дождевик и широкие темные брезентовые матросские брюки. Команда была из испанцев или итальянцев. Они были все рослые как на подбор, а волосы черные как смола.

Катер на самой малой скорости, чтобы не было шума, направился к советскому берегу. И все-таки надо сказать, что скорость была довольно большая. Мы выехали в 9 часов и к месту приехали в 2 часа ночи. Они нас должны были высадить в четырех километрах, а высадили примерно в 12 километрах от берега. Нас страшно глупо высадили, было бурное море, и ничего не было видно. При высадке набралась полная лодка воды. В лодку набросали камней, потому что мы должны были ее утопить и возвращаться обратно. Находившиеся в лодке радиостанции промокли и испортились. Мы были по пояс в воде, так как они старались быстрее от нас отделаться, все время была какая-то паника. Мы не успели даже сориентироваться, и, только когда катер уже отошел, я крикнул: «Дайте рум». Было слышно, что командир что-то крикнул, и мне сообщили по-русски — «245». Если бы я не спросил «рум», мы пошли бы в обратную строну.

В это время зажегся сильный огонь, и я засек берег. Мы уехали в два часа и подъехали к берегу без 20 минут шесть, было уже хорошо все видно.

Катер сразу бросил нас, как чужих, и ушел. Они, видимо, боялись».

Каневский и Анкудович были советскими гражданами и в свое время внимательно следили за Гражданской войной в Испании. Возможно, именно эти воспоминания способствовали тому, что итальянцев они приняли за испанцев. Анкудович, во всяком случае, не испытывал по данному поводу особых сомнений.

Приведем выдержку из его показаний: «Задание я получил от майора Раскинда 5 августа 1942 года. Задание было отпечатано на машинке и содержало 39 пунктов. Основное, что было в задании, — мои совместные действия с Каневским должны происходить в районе Ленинградского фронта, в основном у линии финского фронта.

В задание входили следующие вопросы:
1) Какие заразные болезни распространены сейчас в Ленинграде?
2) Как пострадал город от бомбежки?
3) Каков количественный состав населения г. Ленинграда в настоящее время?..

...14 числа в 9 часов вечера мы выехали на моторной лодке по Ладожскому озеру по направлению на юго-запад. С нами ехали лейтенант и этот самый видный работник финской разведки. В лодке также находилось четыре финских моряка. Отъехав полтора километра от этой дамбы, наша лодка подъехала к торпедному катеру. Нас пересадили на него. Моторная лодка пошла обратно к дамбе. В два часа ночи мы остановились примерно в 12 километрах от места нашей высадки. Нас пустили в шлюпку, дали направление на берег, и катер быстро уехал обратно. Причем хочу заметить, что на катере все моряки были испанцы».

Естественно, что такие показания заинтересовали следователя и он стал уточнять национальность моряков, которые доставили финских разведчиков...

« — Откуда вы сделали заключение, что они испанцы?
– По внешнему виду, это одно, а во-вторых, они не разговаривали по-фински.
– А может быть, это шведы?
– Не думаю, внешний вид похож именно на испанцев. Они были все смуглые и черноволосые с греческими чертами лица и, кроме того, не говорили по-фински».

Подвиги реальные и мнимые

В издававшейся немцами газете «Правда» в номере от 12 сентября 1942 года была опубликована заметка «Маршал Маннергейм у итальянских моряков». В ней сообщалось следующее: «Во время инспекционной поездки маршала Финляндии Маннергейма в прифронтовой полосе маршал посетил базу итальянских быстроходных катеров. Эти катера курсируют по Ладожскому озеру и за время своей деятельности успели уже потопить 3 советских канонерки, 1 миноносец и ряд торговых судов. Маршал Маннергейм выразил командиру итальянской флотилии фрегат-капитану Бианцини благодарность за проявленное геройство и достигнутые успехи».

С отчетностью у итальянских моряков было так же, как и везде в мире, — любили преувеличить. Однако об их подлинной результативности лучше судить по итогам первого боевого столкновения, которое как раз и произошло ночью 15 августа, сразу же после высадки Каневского и Анкудовича. Исследователь З. Г. Русаков установил даже номера обоих итальянских катеров (№ 527 и № 528). А теперь предоставим слово штурману канонерской лодки «Нора» лейтенанту И. А. Ярошу: «Ночью 15 августа наша канлодка, совместно с канлодкой «Селемджа», в сопровождении трех катеров МО вышла в район Никуляс. Ночь была темная, облачная. Вдруг в 3 часа 00 минут с левого борта был обнаружен силуэт катера противника, и одновременно по нему открыла огонь канлодка «Селемджа» Наша канлодка «Нора» также открыла огонь из 76-миллиметровых и 45-миллиметровых пушек и пулеметов. В ответ на наш огонь катер обстрелял корабли из 20-миллиметрового автомата и начал уходить. После ряда залпов наших пушек катер огонь прекратил и скрылся у своих берегов. Мы имели попадания в фальшборт, кормовую надстройку и ферму. Потерь в личном составе нет. К 7 часам отряд вернулся на базу».

Канонерскую лодку «Норов» итальянцы, разумеется, записали в потопленные, обозначив ее как «одну из самых больших канлодок на Ладожском озере».

Последней боевой операцией отряда Бианцини стала неудачная для фашистов попытка овладеть островом Сухо. 22 октября 1942 года находившемуся там советскому гарнизону, состоявшему из 90 человек, пришлось под огнем вражеских корабельных орудий «сбрасывать» в воду примерно равный по численности десант противника. После подхода кораблей Ладожской военной флотилии от идеи овладеть Сухо пришлось отказаться. Появившаяся вскоре советская авиация окончательно повернула ход боя. Фашисты в результате потеряли 16 судов и 12 самолетов. Потери русских были намного меньшими.

Впрочем, итальянцы, игравшие в данном случае вспомогательную роль, особо не пострадали. А в ноябре, когда навигация закончилась, они отбыли к себе на родину. Уехали, судя по всему, рассчитывая вернуться, оставив катера финнам на сохранение.

Однако весной 1943 года Италия уже находилась на грани поражения. Так что увидеть снова берега Ладоги у Бианцини и его подчиненных не получилось.


17 августа 2006


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
105010
Сергей Леонов
94224
Виктор Фишман
76200
Владислав Фирсов
69414
Борис Ходоровский
67502
Богдан Виноградов
54114
Дмитрий Митюрин
43363
Сергей Леонов
38277
Татьяна Алексеева
37017
Роман Данилко
36484
Александр Егоров
33309
Светлана Белоусова
32608
Борис Кронер
32337
Наталья Матвеева
30363
Наталья Дементьева
30169
Феликс Зинько
29598