Герои без вести не пропадают
СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
Герои без вести не пропадают
Станислав Бернев
историк спецслужб
Санкт-Петербург
2312
Герои без вести не пропадают
Сержант госбезопасности (НКВД) Анатолий Киселев (слева) и старший лейтенант госбезопасности (НКВД) Борис Гук

Недавно по электронной почте я получил письмо от члена Союза писателей Санкт-Петербурга, военного переводчика, подполковника в отставке Юрия Лебедева. В письмо был вложен переведенный им немецкий документ, который он нашел в Федеральном архиве Германии во Фрайбурге. Речь шла об одном неясном эпизоде, связанном с сотрудниками Управления НКВД – НКГБ по Ленинградской области.

В документе говорилось о гибели советского самолета У-2, экипаж которого выполнял особое задание Управления НКВД по Ленинградской области и направлялся из осажденного Ленинграда в Тихвин. Вот, что командование 28-го немецкого армейского корпуса сообщало разведотделу 8-й немецкой армии: «Советский самолет У-2 был сбит 10 апреля 1942 года пулеметным огнем в условиях ограниченной видимости в прибрежной зоне Ладожского озера. После того как он совершил на берегу вынужденную посадку, была предпринята попытка взять экипаж в плен. Однако летчик взорвал самолет, погибнув при этом сам. Пассажир открыл огонь и был убит в перестрелке.

В самолете были обнаружены следующие документы:

1. Служебное удостоверение летчика, сержанта НКВД. Персональные данные: Киселев Анатолий Георгиевич. При нем найдена также записная книжка.

2. Пропуск на его имя, из которого следовало, что он командирован для выполнения особого задания командования НКВД по Ленинградской области в Тихвин и фронтовую зону в районе Волховстроя на самолете У-2 № 0007.

3. Служебное удостоверение пассажира, старшего лейтенанта НКВД. Персональные данные: Гук Борис Федорович.

4. Пропуск на его имя, из которого следовало, что он командирован для выполнения особого задания командования НКВД по Ленинградской области в Тихвин и фронтовую зону в районе Волховстроя. Пропуск действителен по 25.4.1942 г.

5. Девять резиновых печатей.

6. Тринадцать паспортов, поврежденных пожаром. Остальные паспорта, по-видимому, сгорели. Особый интерес представляет то, что все формуляры имеют одинаковый серийный номер Х – РС, а номера начинаются с 600 000.

7. Пакет с аптечными товарами из аптеки управления НКВД с надписью от руки «Стрептококи».

8. 41 рубль.

9. Несколько карт, а также маршрут полета.

Паспортные документы свидетельствуют об очень большом количестве пропусков, необходимых в Ленинграде для удостоверения своей личности, чтобы можно было свободно передвигаться по городу.

Документ был подписан 14 апреля 1942 г. капитаном фон Вакербарт».

Проведенной по архиву Управления ФСБ РФ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области проверкой было установлено, что старший лейтенант госбезопасности Б. Ф. Гук и сержант госбезопасности А. Г. Киселев действительно являлись сотрудниками 2-го спецотдела Управления НКВД по Ленинградской области и 20 мая 1942 года оба были исключены из списков и денежного довольствия как «пропавшие без вести».

Для получения дополнительной информации о сбитом 10 апреля 1942 года У-2 я связался со старшим научным сотрудником музея-заповедника «Прорыв блокады Ленинграда» Павлом Апелем, поскольку музей, в котором он работает, находится всего в нескольких километрах от места гибели самолета. Оказалось, что у него есть информация о сбитом самолете: документы и топографические карты на немецком языке 1-й и 227-й немецких пехотных дивизий, а также 28-го армейского корпуса из коллекции микрофильмов документов вермахта Национального архива США НАРА (NARA).

После перевода с немецкого языка небольшого сообщения 412-го пехотного полка в журнале боевых действий 227-й пехотной дивизии стало ясно, что речь идет о гибели нашего самолета, но фамилий в документе не приводилось. Документ же, полученный ранее от Юрия Лебедева, был подписан на четыре дня позже – 14 апреля 1942 года.

Информация из микрофильма из архива NARA была следующего содержания:

«10.04.1942. 10:40. 412-й пехотный полк сообщает, что 1 км западнее границы дивизии 1-м противотанковым дивизионом огнем из пулемета был сбит русский биплан. Пассажиры, 2 офицера, мертвы. У них было найдено большое количество удостоверений для партизан, которые, по всей видимости, предназначались для распределения в тылу среди соответствующих агентов».

Первый противотанковый дивизион принадлежал 1-й пехотной дивизии. К документу прилагались карты, на которых обозначалась граница между 1-й пехотной и 227-й пехотной дивизиями, разделявшая обороняемое ими побережье Ладожского озера между городом Шлиссельбургом и деревней Липки. По этим картам можно определить, что самолет У-2 был сбит в 4–5 километрах от Шлиссельбурга. Также на картах были обозначены позиции 1-го противотанкового дивизиона между Староладожским и Новоладожским каналами в 1–1,5 км к западу от границы между дивизиями.

Документы 1-й пехотной дивизии уточняют, какое именно подразделение сбило самолет: 3-я рота 1-го противотанкового дивизиона.

Вечернее донесение разведотдела штаба 18-й армии в 28-й армейский корпус за подписью лейтенанта графа фон дер Шуленбурга вносит незначительное дополнение, касающееся экипажа сбитого самолета: «1-й пехотной дивизией из пулемета был сбит на Ладоге русский самолет, при этом застрелили одного комиссара».

Исходя из приведенных выше документальных источников следует, что 10 апреля 1942 года на Ладоге еще стоял лед, У-2 произвел вынужденную посадку неподалеку от берега, где на бровке Новоладожского канала держал оборону немецкий 412-й пехотный полк, солдаты которого и попытались захватить советский самолет и его пассажиров.

У-2 представлял собой советский многоцелевой биплан, созданный под руководством Николая Поликарпова в 1927 году. В его конструкции преобладали дерево и полотняная обшивка. Бензобак в 125 литров обеспечивал беспосадочный полет на расстояние 350–400 км. Максимальная скорость биплана от 130 до 150 км/ч, а крейсерская скорость 100–120 км/ч, максимальная высота полета – 3800 м.

Маршруты летавших в Ленинград и обратно самолетов проходили над южной частью Ладожского озера. Эти полеты всегда были связаны с преодолением больших трудностей, поскольку летать приходилось в очень сложных метеорологических условиях – стоявшие пеленой дожди, туманы, низкая облачность. Дополнительной проблемой были действия немецких истребителей, которые стремились прервать связь Ленинграда с Большой землей. От экипажей наших самолетов требовалось высокое летное мастерство и большое мужество.

Расстояние от Ленинграда до Шлиссельбурга по прямой всего 40 км. Самолет У-2 мог его пролететь за 30–40 минут, но 10 апреля в Ленинграде была температура +2 и шел сильный дождь, который прекратился только к 12 часам дня.

У-2, как отмечается в немецких документах, «был сбит 10 апреля 1942 года пулеметным огнем в условиях ограниченной видимости в прибрежной зоне Ладожского озера. После того как он совершил на берегу вынужденную посадку, была предпринята попытка взять экипаж в плен. Однако летчик взорвал самолет, погибнув при этом сам…».

Из имеющихся документов следует, что из-за сильного дождя в момент полета у летчика сержанта госбезопасности Анатолия Киселева, который находился в открытой кабине самолета, видимость была минимальная. Как следствие, приблизившись к береговой полосе, которая являлась ориентиром, он попал под огонь немецкого пулемета и совершил вынужденную посадку на лед. При попытке захвата самолета немецкими солдатами Киселев произвел его подрыв, пытаясь таким образом уничтожить сам самолет и находящиеся в нем документы и карты. Но поскольку в бензобаке оставалось много неизрасходованного топлива, взрыв оказался настолько сильным, что погиб и сам летчик. Поскольку в конструкции У-2 преобладали дерево и полотняная обшивка, от самолета мало что могло остаться, кроме рамы, двигателя и других металлических деталей. Оставшийся один на льду у горящего самолета старший лейтенант госбезопасности Борис Гук вступил в перестрелку с немецкими солдатами и погиб в бою.

Пропажа самолета У-2 с двумя офицерами Управления НКВД ЛО, направленными со спецзаданием в Тихвин, не могла остаться не замеченной руководством управления. В личных делах офицеров госбезопасности информации о их вылете на спецзадание не имелось. Поэтому автором была проведена поисковая работа в архиве УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, где и удалось найти документ с недостающей информацией.

20 апреля 1942 года начальник Управления НКВД по Ленинградской области комиссар государственной безопасности 3-го ранга Петр Кубаткин направил в НКВД СССР Лаврентию Берии спецсообщение о том, что: «10 апреля в 9 час. 45 мин. по маршруту Ленинград – Тихвин вылетел для проверки работы и инструктажа работников радиостанций восточных районов области заместитель начальника 2-го спецотдела УНКВД ЛО ст. лейтенант госбезопасности ГУК Борис Федорович с пилотом – сержантом госуд. безопасности КИСЕЛЕВЫМ Анатолием Георгиевичем.

Вылет произведен с разрешения дежурного ВВС Комендантского аэродрома г. Ленинграда на самолете типа У-2 № 00-7, вылетной № 0190.

Согласно проложенного маршрута, самолет должен был приземлиться в районе Тихвина до 12 час. 10 апреля. В намеченном для посадки пункте самолет не приземлился.

Нами были приняты меры розыска самолета через ВВС Лен. фронта, ВВС КБФ, аэродромы, находящиеся на трассе, а также аэродромы Волховского фронта и 7-й армии…

Все принятые меры розыска до 20 апреля результатов не дали. Предполагается, что самолет потерпел аварию на участке трассы, так как 10 апреля в районе Тихвина был снегопад.

Через ВВС Лен. фронта и ВВС КБФ приняты меры дальнейшего розыска посылкой специальных самолетов по трассе.

О результатах сообщим дополнительно».

Дополнительного сообщения автору найти не удалось, но собранная из трех архивов России, Германии и США документальная информация позволяет нам восстановить события, произошедшие 10 апреля 1942 года.

Офицеры-чекисты не «пропали без вести», а с честью выполнили свой долг перед Родиной и погибли в неравном бою.


22 мая 2021


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
122327
Владислав Фирсов
114801
Сергей Леонов
96247
Виктор Фишман
78337
Борис Ходоровский
69309
Богдан Виноградов
55675
Дмитрий Митюрин
45348
Татьяна Алексеева
42106
Сергей Леонов
39974
Роман Данилко
37992
Светлана Белоусова
37051
Александр Егоров
35592
Борис Кронер
35464
Наталья Дементьева
34794
Наталья Матвеева
34471
Борис Ходоровский
33151