Деза для Наполеона
СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
«Секретные материалы 20 века» №24(410), 2014
Деза для Наполеона
Игорь Горолевич
член-корреспондент Петровской академии наук
Калуга
1116
Деза для Наполеона
Переправа Наполеона через Неман. Раскрашенная гравюра. Ок. 1816 год

1812 год. Минуло пять лет со встречи в Мемеле Александра I и генерала Барклая де Толли, на которой в основных чертах была принята концепция будущей войны с Наполеоном. Барклай стал военным министром и вел кропотливую работу по реформированию армии, одновременно прорабатывая детали тайной стратегической операции.

ГОТОВЯСЬ К БОЛЬШОЙ ВОЙНЕ

Еще в 1810 году для осуществления сбора информации о противнике и его дезинформации новым военным министром были образованы Военно-ученый комитет, Военно-топографическое депо, типография и Особенная канцелярия, которая занималась разведкой и контрразведкой. Деятельность Особой канцелярии курировалась лично императором.

И тогда же Наполеон развернул против России тайную войну. В течение последующих двух лет его разведывательные службы собирали необходимую информацию, создавали агентурные сети в Прибалтике, Белоруссии, Украине, Грузии и в самой России, всевозможно противодействовали заключению мирных договоров России с Турцией и Швецией.

Агенты, действовавшие под руководством посла Франции в России Лористона, развернули активную деятельность: секретарь посольства Прево собрал статистические данные о западных русских губерниях, другой сотрудник посольства добыл с «большими трудностями» гравировальные доски «столистовой» карты России, ловким адъютантом посла капитаном де Лонгрю были подготовлены краткие, но очень интересные характеристики 60 русских генералов. Даже к главнокомандующему Дунайской армией Михаилу Кутузову, в период его работы над подготовкой проекта мирного договора с Турцией, была «введена» французским консулом «некая француженка, которая красотой и ловкостию своей приобрела отличное уважение графа Кутузова и имеет великую власть над ним».

К деятельности французской разведки относят и «смятение в Грузии» с целью выхода ее из состава России и восстановления правящей царской династии Багратионов. Восстание возникло в феврале и продолжалось с перерывами до ноября 1812 года, охватив Кахетию, в том числе владения царского грузинского дома. Кроме этого, МИД Франции перед началом войны представил Наполеону подробные характеристики на 30 генералов и 79 полковых командиров и другую информацию.

О деятельности шпионов французской разведки в военной кампании 1812 года можно узнать из секретного предписания главнокомандующего Министерства полиции калужскому гражданскому губернатору «О принятии мер осторожности против французских эмиссаров»: «Секретно. Господину калужскому гражданскому губернатору. О принятии мер осторожности против французских эмиссаров.

Возмутитель спокойствия целой Европы, в теперешнем его положении, по своим вероломным правилам, без сомнения, прибегнет к злоумышленному средству через эмиссаров своих рассеивать повсеместно ложь, подстрекать на дерзкие поползновения и разглашениями буйства и безначалия действовать на дух людей слабоумных. Сие обстоятельство, подкрепляемое прежними примерами, когда в 1812 году задержаны были присланные для разведывания шпионы, имевшие даже отставных наших офицеров, действительно бывших прежде в российской службе. Указы, данные совсем другим лицам, о чем в октябре месяце 1812 года по высочайшему повелению состоялось циркулярное всем господам начальникам губерний предписание, обязывает меня теперь вновь обратить внимание вашего превосходительства на сей предмет… обо всем, до сего относящемся, доводить до сведения Министерства полиции».

РАЗВЕДКА ДОЛОЖИЛА ТОЧНО

Деятельности наполеоновских разведывательных служб противостояли российские дипломатическая разведка и сформированная Барклаем де Толли в 1810 году контрразведка. В преддверии войны ими была собрана исчерпывающая информация о военном и экономическом потенциале Франции, сделан анализ стратегии ведения войны Наполеоном и созданы агентурные сети в Европе.

Так, еще с Эрфуртской встречи в 1808 году один из самых выдающихся дипломатов своего времени министр иностранных дел Франции Шарль Морис Талейран (1754–1838) оказывал русскому императору Александру I «весьма полезные» услуги. Вернувшийся в 1810 году из Франции князь Петр Волконский, ставший одним из организаторов службы Генерального штаба русской армии, представил военному министру отчет «О внутреннем устройстве французской армии Генерального штаба». В том же году с секретными миссиями отбыли за границу первые офицеры русской разведки, или, как их называли, военные агенты (атташе), прикомандированные к русским посольствам за границей. Александр Чернышев быстро развернул агентурную сеть в Париже, Федор Тейль фон Сераскеркен — в Вене, роман Ренни и Григорий Орлов — в Берлине, Виктор Прендель — в Дрездене, Петр Граббе — в Мюнхене, Петр Брозин — в Касселе, потом Мадриде. Уже 23 декабря того же года Чернышев доносил: «Наполеон уже принял решение о войне против России, но пока что выигрывает время из-за... его дел в Испании и Португалии». Об этом же в 1810 году писал Александру I Талейран: Наполеон готовится к нападению на Россию и даже назвал конкретную дату — апрель 1812 года.

Не менее важную роль сыграли и сведения, полученные будущим канцлером и министром иностранных дел в правительстве Николая I Карлом Васильевичем Нессельроде. Его письма из Парижа, написанные по всем правилам конспирации, стали интереснейшими документами русской дипломатии накануне войны 1812 года. Все главные действующие лица были зашифрованы. Наполеону, например, было присвоено русское имя и отчество Терентий Петрович, иногда Нессельроде называл его на английский манер — Софи Смит. Александр I именовался Луизой, а сам Нессельроде скрывался под псевдонимом Танцор.

Имени Давида Савана мы не найдем среди известных и признанных героев войны 1812 года. Люди, подобные ему, выполняющие специфичные секретные поручения, вообще редко выходят из тени при жизни, чаще всего их фамилии становятся известными через десятилетия и века, а чаще навсегда остаются тайной. Таков удел разведчиков, работающих во вражеском стане. Лишь узкий круг лиц, посвященных в операции с участием Савана, знали, кем являлся отставной ротмистр и насколько велики были его заслуги в провале честолюбивых планов Наполеона.

Перед войной для сбора нужной информации французской разведке удалось создать на российской территории целую сеть тайных агентов. Географическое положение герцогства Варшавского, максимально отдаленного на восток из всех французских сателлитов, давние исторические связи, этническая и языковая близость с народами России, а также наличие значительного числа поляков, особенно шляхты, проживающей на Украине, в Белоруссии, Литве, и распространение в ее среде антирусских настроений предопределили роль Варшавы как центра разведывательной деятельности. Территория герцогства стала базой для заброски агентуры в Россию и одновременно ареной противоборства европейских разведок.

С помощью Савана русская военная контрразведка выловила большинство французских лазутчиков и агентов, а французская разведка постоянно получала от барона Биньона, руководившего секретной службой «передового базирования», «раздобытую» им информацию, вызывавшую огромный интерес у французов и заранее подготовленную в штабе 1-й русской армии. Через него Барклай де Толли передавал противнику ложные сведения, переплетенные с правдивыми, но не представляющими никакой тайны фактами. Руководя подготовкой агентов для засылки в Россию, Саван, используя заранее оговоренный канал связи, разоблачил всех французских шпионов-резидентов, служивших в 1-й русской армии.

Только перечисленные заслуги русского разведчика в борьбе с врагами России уже заслуживали самой высокой оценки. Но он сумел сделать гораздо больше — ввести в заблуждение Наполеона и его генералов относительно стратегии, избранной русскими полководцами, и до того спутать все их планы, что свой промах они осознали только в Смоленске, ставшем «тактической ловушкой» для Наполеона.

КАРТА-«ОБМАНКА»

Еще одной из значимых операций по дезинформации Наполеона стали добытые с «большими трудностями» гравировальные медные пластины «столистовой» топографической карты Российской империи и близлежащих заграничных владений. Столистовая карта России была издана в 1805 году на двух языках (французском и русском). Полное ее название: «Подробная карта Российской империи и близлежащих заграничных владений». Листы карты покрывала территория России от границ Польши на западе до меридиана Тобольск — Хива на востоке. Для Наполеона наличие точных топографических карт предполагаемого театра боевых действий являлось главным предвестником победы.… Наполеон дал указание перегравировать полученное «сокровище» и перевести русские названия на французский язык.

Была проделана титаническая и довольно дорогостоящая работа, но великий корсиканец даже предположить не мог, что его «удача» была блестящим, тщательно подготовленным секретным мероприятием Особой канцелярии и Военно-топографического депо Барклая де Толли. Русской контрразведкой был подготовлен «специальный» комплект гравировальных медных пластин столистовой карты с искажениями, скрывшими от противника стратегически важные объекты: населенные пункты, дороги, переправы через реки, места сосредоточения стратегических запасов вооружения, фуража, продовольствия и так далее.

В частности, неприятель не имел достоверной информации о дорогах от Смоленска на Калугу — главную тыловую базу русской армии. Собственно, все коммуникации, все «планируемое» наступательное движение Великой армии на Москву было привязано русской контрразведкой именно к главной дороге Вильно — Полоцк — Витебск — Смоленск — Москва. Все остальные обозначенные на карте направления не соответствовали реальности, а некоторые вели в болотистые места, прохождение которых в последствии давалось наполеоновской армии с большим трудом.

По существующей информации, русская контрразведка еще до войны задержала и обезвредила 39 военных и гражданских лиц, работавших на иностранные спецслужбы, и «ослепила» наполеоновскую армию, оставила ей, надо понимать, только один ясный маршрут — дорогу в никуда, ставшую «ловушкой для Наполеона».

«ДЕЛАТЬ… ПРОТИВОПОЛОЖНОЕ ТОМУ, ЧТО НЕПРИЯТЕЛЬ ЖДЕТ»

Военный министр Барклай де Толли был опытным полководцем и хорошо сознавал, что Наполеон двинет против России огромную армию, отразить вторжение которой на границе будет просто невозможным. Чтобы избежать разгрома армии на «спорной» территории «русской» Польши, какое-то время придется отступать, но требовалось обратить этот вынужденный маневр во вред врагу и на пользу себе. Так, еще в 1807 году родился проект стратегического замысла, идею которого военный министр излагал следующим образом: «Завлекши неприятеля в недра самого Отечества, заставить его ценой крови приобретать каждый шаг, каждое средство к подкреплению и даже к существованию своему, а наконец истощив силы его, с меньшим, сколько можно, пролитием своей крови нанести ему удар решительнейший».

Известно, что по прямому распоряжению Барклая де Толли разрабатывалось несколько планов действий русских армий как в наступательной, так и в оборонительной концепциях. Окончательные варианты планов были представлены Барклаем на утверждение прибывшему в Вильно 14 апреля 1812 года Александру I. Наступательный план действий русской армии императором был сразу отвергнут с мотивировкой, что он «первым никогда не нарушит условий договора», подписанного в Тильзите. Но Александр лукавил, поскольку совсем недавно, в конце октября 1811 года, уже был готов выставить пять корпусов против Наполеона для совместных действий с Пруссией… Главным доводом отказа от плана ведения наступательной войны и перехода границы герцогства Варшавского являлась угроза со стороны австрийцев, выставивших в помощь Наполеону более чем 200-тысячну. армию. Австрия была связана с Наполеоном кабальным договором, учитывающим подобное развитие событий.

Александр I утвердил единственно возможный на тот момент времени оборонительный план на предстоящую военную кампанию с Наполеоном, который недавно был обнаружен в Государственном военно-историческом архиве. Невозможно представить, что основополагающий документ Отечественной войны 1812 года, способный пролить свет на многие неясные вопросы, находился «без движения» в Государственном архиве почти два века!!!

В целом обнаруженный план Барклая де Толли — это объемистый документ, в котором собственно плану действия предшествует аналитический анализ состояния и боеспособности наполеоновских войск и русской армии, оценка излюбленных приемов Наполеона, предлагаемая тактика боевых действий против неприятеля, который на первом этапе будет обладать преимуществом в силах.

«Оборонительная война, — говорится в документе, — есть мера, необходимая для России. Главнейшее правило в войне такого роду состоит: предпринимать и делать совершенно противоположное тому, что неприятель ждет. Вести против Наполеона такую войну, к которой он еще не привык, успехи свои основывать на свойственной ему нетерпеливости от продолжающейся войны, которая вовлечет его в ошибки, коими должно без упущения времени воспользоваться, и тогда оборонительную войну переменить в наступательную».

Следует четко уяснить, что в те времена переход некоей территории из русской во французскую юрисдикцию вовсе не означал варварского обращения с населением и полного экономического разорения, поэтому нет основания считать, что Барклай де Толли планировал отдать русские земли на растерзание врагу. При этом завоевания французов обширностью не поражали — узенькая полоска вдоль Старой Смоленской дороги, а вокруг леса, леса, дремучие леса. Потери же в войсках у французов на этом пути оказались значительными, да и измотаны они были основательно… В документе излагаются и основные рекомендации, как лишить французов их основного преимущества. Они сведены в четыре пункта:

«1-е. Уклоняться до удобного случая от Генерального сражения с главной силой.

2-е. Не упускать случая, коль скоро Наполеон отделит какую-либо часть своих войск, сосредоточить против них превосходящее число своих и истребить сию часть прежде, чем он подаст помощь.

3-е. Беспрестанно развлекать внимание неприятеля, посылая сильные партии иррегулярных войск, беспокоя его денно и нощно, в чем мы имеем неоспоримое и важное преимущество.

4-е. Иметь несколько отдельных летучих отрядов по одной или две тысячи человек, которые должны поручены быть отважнейшим офицерам из регулярных войск. Дело их есть прорывать беспрестанно операционную линию и действовать на флангах и в тылу неприятеля истреблением того, что им по силам и возможности».

Даже не будучи глубоким знатоком истории войны 1812 года, читая эти рекомендации, можно увидеть, что в них перечисляются все те приемы, которые позже широко применялись в борьбе с войсками Наполеона и были необоснованно приписаны ангажированными историками деятельности нового главнокомандующего Михаила Кутузова. Такое изображение реальных событий военной кампании 1812 года сформировало на века у россиян искаженный взгляд на вклад в победоносный исход войны обоих русских главнокомандующих.

ПЛАН ПФУЛЯ — ОТВЛЕКАЮЩИЙ МАНЕВР?

В целом наполеоновские разведывательные службы до начала войны не сумели выявить реальные планы русского командования, в ходе кампании не смогли оперативно представлять императору точные сведения о противнике и информацию военно-политического характера, что привело Наполеона к тактическим и стратегическим ошибкам.

Сегодня уже становится ясным, что в России еще не написано объективной истории войны 1812 года, не возвращены из небытия имена истинных героев Отечества, многих архивов еще не касалась рука исследователя. В то же время не вызывает сомнений то, что самым главным перед началом войны было спутать планы французских генералов и заставить их распылить силы Великой армии. Разведывательными службами Барклая де Толли была осуществлена специальная операция по дезинформации противника. В результате неожиданно для самого Наполеона в горящем Смоленске перед лицом объединенной русской армии он осознал, что начатая им превентивная война с Россией, официально получившая название Второй Польской кампании, переросла в крупномасштабный русский поход с непредсказуемыми последствиями.…

План Барклая де Толли на предстоящую военную кампанию был столь секретным, что кроме императора в него был посвящен очень ограниченный круг лиц, что и объясняет полное отсутствие информации по соответствующему вопросу.

Тогда, в 1812 году, в российском обществе обсуждались и другие планы. О них, в частности, сообщает в своих «Записках» генерал, участник Наполеоновских войн, затем шеф жандармов и приближенный императора Николая I Александр Христофорович Бенкендорф.

В начале кампании флигель-адъютант полковник Бенкендорф состоял в штате Императорской главной квартиры, что-то знал об общем плане действий высшего командования. Эта осведомленность видна из рассказа о т. н. «плане Багратиона». Суть его заключалась в нанесении противнику превентивного удара 1-й армией, вторгнувшейся в Польшу с целью отдаления театра военных действий от рубежей России. 2-я армия должна была поддерживать тыл и фланги 1-й армии, обеспечивая ее наступательное движение, и угрожать по возможности флангам и тылу противника.

Но формально к исполнению был принят план генерала Пфуля. Его суть заключалась в действиях двух основных армий. 1-я должна была принять на себя удар противника в специально сооруженном укрепленном лагере в Дриссе, а 2-й, меньшей, следовало действовать во фланге и тылу основных сил неприятеля. Укрепленный лагерь занимал фланговую позицию по отношению к двум главным направлениям — на Москву и на Санкт-Петербург. Пфуль предполагал, что численность неприятельской армии вторжения будет сопоставима с численностью русской армии. При равенстве сил театр военных действий окажется ограничен бассейном Западной Двины. Это был классический образец сугубо кабинетного плана, не учитывающего возможные действия противника. В реальности соотношение сил было удручающим — почти тройное в пользу неприятеля. Поэтому «план Пфуля» был «принят» только с целью дезинформации противника.

«Записки» Бенкендорфа помогают определить многие проблемы русского стратегического планирования начального этапа войны, по-новому взглянуть на вопрос о его реализации и «авторстве». И чуть ближе подобраться к пониманию той огромной роли, которую российские спецслужбы сыграли в подготовке грандиозной победы, на десятилетия определившей судьбы Европы.


1 ноября 2014


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
106981
Сергей Леонов
94606
Виктор Фишман
76353
Владислав Фирсов
71688
Борис Ходоровский
67814
Богдан Виноградов
54461
Дмитрий Митюрин
43660
Сергей Леонов
38571
Татьяна Алексеева
37575
Роман Данилко
36663
Александр Егоров
33788
Светлана Белоусова
32907
Борис Кронер
32784
Наталья Матвеева
30783
Наталья Дементьева
30339
Феликс Зинько
29791