Рыцарь Белого континента
НАУКА
«Секретные материалы 20 века» №22(538), 2019
Рыцарь Белого континента
Татьяна Алексеева
журналист
Санкт-Петербург
1056
Рыцарь Белого континента
Офицеры на корме барка «Дискавери». Второй слева - Эрнест Шеклтон, Роберт Скотт - пятый справа

Большинство людей на вопрос о том, кто был самым крупным британским исследователем Антарктиды, не задумываясь, назовут Роберта Скотта. И ошибутся — гораздо больше для изучения Белого континента сделал другой англичанин по имени Эрнест Генри Шеклтон. Это, к слову, признают и сами британцы.

После открытия Антарктиды в 1820 году русскими путешественниками Михаилом Лазаревым и Фаддеем Беллинсгаузеном этот материк заинтересовал многих ученых из разных стран. Но суровые полярные условия долгое время не давали исследователям как следует развернуться на нем. Многие экспедиции в Антарктиду оканчивались неудачей, в лучшем случае их участникам удавалось собрать немного информации о самом южном континенте. На их фоне первую экспедицию, в которой участвовал Эрнест Шеклтон, можно назвать намного более успешной: несмотря на то что полярникам не удалось выполнить все, что было задумано, они сделали множество открытий и получили бесценный опыт выживания в полярных условиях, который потом смогли использовать другие исследователи. Больше того, после этой антарктической экспедиции Шеклтон участвовал еще в двух, теперь уже в качестве руководителя, а незадолго до смерти организовал третью.

И хотя под его руководством случались и серьезные неудачи, Эрнст Генри, в отличие от Роберта Скотта, сумел сберечь всех своих спутников. Он не раз бывал вместе с ними в опасных ситуациях, но все эти случаи закончились благополучно: никто не погиб и даже серьезно не пострадал.

Мечты о далеких землях

Эрнест Шеклтон родился в 1874 году в обедневшем поместье своего отца недалеко от Дублина. Его отец был ирландцем, а мать — англичанкой, так что Эрнест Генри и девять его братьев и сестер с детства знали, каково быть между двумя враждующими народами и получать с обеих сторон за свое происхождение. В школе будущий первооткрыватель откровенно скучал, особенно, как ни странно, на уроках географии: ему было неинтересно читать о других странах и континентах, ему хотелось самому побывать в разных уголках земного шара и увидеть все собственными глазами. Так что, окончив школу, Эрнест объявил родителям, что хочет стать моряком, и устроился простым матросом на парусный корабль под названием «Башня Хогтон».

За четыре года этот корабль совершил рейсы в Перу и Чили, а также кругосветное путешествие. Затем он перевелся на другой пароход, на должность помощника капитана, и побывал в Сингапуре, а в 1898 году сдал экзамен на звание капитана и стал командовать большим пассажирским судном, курсировавшим между Англией и ЮАР. Его мечта увидеть разные далекие страны сбылась даже с избытком, но к тому времени Шеклтон уже начал грезить о другом. В 1895 году он узнал о первой удачной зимовке в Антарктиде, которую осуществила норвежская экспедиция под руководством Карстена Борхгревинка, и загорелся новой идеей. Теперь ему хотелось побывать на почти не исследованном южном материке и самому открыть на нем какие-нибудь новые земли. Но пока попасть на этот материк у него не было возможности: началась Англо-бурская война, и Эрнеста отправили служить на один из британских военных кораблей.

Как оказалось, это назначение приблизило молодого человека к осуществлению его новой мечты. На новом корабле он познакомился с лейтенантом Седриком Лонгстаффом, и тот рассказал ему, что его отец спонсирует экспедицию в Антарктиду, которая планируется в первые годы ХХ века. Позже Шеклтон через обоих Лонгстаффов познакомился с организатором этой экспедиции Клементсом Маркэмом, который согласился внести его в число ее участников. И в 1901 году Эрнест Генри в первый раз отправился в Антарктиду на корабле «Дискавери».

Под началом у Скотта

Начальником этой экспедиции и капитаном «Дискавери» был Роберт Скотт, а Шеклтона назначили всего лишь его третьим помощником. Но он не особо переживал из-за такого понижения в должности, посчитав, что лучше быть последним в таинственной Антарктиде, чем первым на привычных и ничем не примечательных рейсах.

9 января 1901 года корабль «Дискавери» сделал первую остановку на южном материке — на мысе Адэр, расположенном на Земле Виктории, где сохранилось жилище, в котором зимовала экспедиция Борхгревинка. Затем полярники двинулись вдоль побережья Антарктиды в поисках места для собственной зимовки, исследуя по пути лед и горные породы под ним. Зимовать было решено на берегу залива Мак-Мердо, и там был построен дом, хотя команда «Дискавери» должна была жить на судне. Первая зима прошла благополучно, хотя и не совсем спокойно: между исследователями нередко вспыхивали ссоры. Шеклтон в это тяжелое время развлекал своих спутников тем, что издавал рукописный журнал South Polar Times, для которого писали заметки и рисовали карикатуры все участники экспедиции.

Весной 1902 года, когда наступил полярный день, группа исследователей под руководством Роберта Скотта, в которую входил и Шеклтон, выдвинулась вглубь континента, собираясь пройти как можно дальше не юг, изучая все, что встретится им на пути.

Изначально путешественники не планировали достичь Южного полюса, но в первые дни пути им удавалось пройти довольно большие расстояния, и решено было все же попытаться совершить это открытие. Однако позже погода ухудшилась, и оказалось, что они плохо подготовились к такому серьезному походу. Скотт взял с собой мало собак и не взял лыжи, поскольку и то и другое использовали норвежские полярники, с которых он не хотел брать пример. В результате ему и его спутникам пришлось самим тащить сани с палаткой и другими вещами, и они быстро выбивались из сил, с каждым днем проходя все меньшее расстояние. И в конце концов, после того, как они прошли примерно треть пути до полюса, им пришлось повернуть назад, а на обратном пути еще и застрелить ослабевших от голода и не способных сделать и шага собак.

Под конец пути назад Эрнест Шекл­тон настолько ослабел от голода и цинги, что почти не мог идти. Их отношения с Робертом Скоттом с тех пор были очень напряженными, и Шекл­тон решил непременно превзойти Скотта в следующей антарктической экспедиции, которой он сам стал бы начальником.

В тени других событий

После возвращения из Антарктиды Шеклтон женился на своей старой знакомой Эмили Мэри Дорман. Он пробовал заниматься бизнесом и участвовал в выборах, но в обоих случаях потерпел неудачу. Зато ему удалось составить план следующей экспедиции в Антарктиду и найти спонсоров для него, и в 1907 году он вернулся на Белый континент. Он надеялся, что в этот раз дойдет до Южного полюса, но эта попытка не удалась. Эрнесту и его спутникам пришлось повернуть назад, когда до полюса оставалось 180 километров, установив новый рекорд по продвижению в глубине материка.

Зато в остальном эту экспедицию можно назвать весьма успешной. Товарищи Шеклтона первыми в истории добрались до южного магнитного полюса, поднялись на вершину вулкана Эребус и перебрались через цепь Трансантарктических гор. Зимовка на этот раз прошла в дружной атмо­сфере: руководитель экспедиции учел все ошибки Роберта Скотта и научился разрешать конфликты между полярниками в самом их начале.

В 1909 году полярники вернулись в Англию, и Эрнест Шеклтон получил орден Виктории и был посвящен в рыцари. А еще через год Роберт Скотт отправился на Белый континент со своей экспедицией и не вернулся оттуда, из-за чего об успехах Шеклтона надолго забыли.

Посещение Южного полюса Руалом Амундсеном стало плохой новостью для большинства других путешественников — это означало, что все главные географические открытия уже сделаны. Эрнест Шеклтон оказался одним из немногих, кто не стал впадать в мрачность по этому поводу и дал мечтающим об открытиях коллегам новую надежду прославиться. Он объявил, что полярники могут теперь попробовать пересечь всю Антарктиду от одного берега до другого через Южный полюс и что это будет еще более грандиозным делом, чем «просто» дойти до полюса. С этой целью он организовал в 1914 году Имперскую трансантарктическую экспедицию, в которую записались 56 воспрянувших духом полярников.

Достичь поставленной цели Шекл­тону и его товарищам не удалось. Во время первой зимовки сдвинувшиеся льдины раздавили корабль «Эндьюранс», на котором в Антарктиду приплыл основной отряд полярников с Эрнестом во главе. Значительная часть снаряжения и припасов утонула, и путешественникам пришлось идти пешком по льдинам к необитаемому острову Элефант, откуда Шеклтон с четырьмя помощниками поплыл на шлюпке на остров Южная Георгия, где находилась китобойная база. Они благополучно добрались туда, но не сразу смогли забрать с острова Элефант оставшихся там людей, так как китобойные суда не были приспособлены для плавания сквозь лед. Но в конце концов полярники были эвакуированы в Чили.

Опыт выживания в экстремальных условиях, который приобрел Эрнест Шеклтон и его спутники, был бесценным. Но в то время, когда они путешествовали по Антарктиде, на другом полушарии шла Первая мировая война, так что все их заслуги опять были быстро забыты.

Последнее путешествие

Вернувшись в Англию, Шеклтон попытался попасть в армию, но у него обнаружились проблемы с сердцем, и на войну его не пустили. В 1917 году он был послан в Чили и Аргентину, чтобы уговорить правительства этих стран вступить в войну на стороне Британии, но эта миссия завершилась неудачно. Позже полярник посетил США, Россию и многие страны Европы, читая лекции об Антарктиде. И все это время он мечтал еще раз вернуться на Белый континент — эта вечно холодная ледяная земля не отпускала его.

Он отправился туда еще раз в 1921 году, основав третью экспедицию вместе со своим школьным другом Джоном Роуэттом. Но ему не суждено было снова увидеть Антарктиду: когда судно «Квест», на котором Шекл­тон плыл со своей командой, сделало остановку на полярном острове Южная Георгия, у него случился сердечный приступ — и он умер.

Командование экспедицией взял на себя старший помощник Эрнеста Фрэнсис Уайльд, и под его руководством «Квест» добрался до острова Элефант, но продвинуться дальше полярники не смогли из-за плохой погоды. Весной 1922 года они вернулись на Южную Георгию, где был теперь похоронен их первый предводитель Шеклтон.

После этого имя Эрнеста Шекл­тона надолго было забыто, и лишь в середине ХХ века, когда в Антарктиде стали одна за другой появляться полярные базы, о нем снова стали говорить, писать книги и снимать телепередачи. А когда в 2002 году в Англии провели опрос о самых выдающихся британцах, Шекл­тон оказался на 11-м месте, оставив далеко позади занявшего 54-е место Роберта Скотта.


15 Октября 2019


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
84094
Виктор Фишман
67358
Борис Ходоровский
59740
Богдан Виноградов
46841
Дмитрий Митюрин
32291
Сергей Леонов
31345
Роман Данилко
28886
Сергей Леонов
23618
Светлана Белоусова
15021
Дмитрий Митюрин
14775
Александр Путятин
13347
Татьяна Алексеева
13104
Наталья Матвеева
12864
Борис Кронер
12235
Наталья Матвеева
10877
Наталья Матвеева
10674
Алла Ткалич
10273
Светлана Белоусова
9824