Космические технологии Великой Отечественной
НАУКА
«Секретные материалы 20 века» №10(292), 2010
Космические технологии Великой Отечественной
Антон Первушин
историк
Санкт-Петербург
415
Космические технологии Великой Отечественной
Маршал Михаил Тухачевский поддерживал проекты космических самолетов с ракетными двигателями

Победу в Великой Отечественной обеспечили много факторов и ни в последнюю очередь талант инженеров, созидавших в тылу совершенно невероятное оружие, отдельные образцы которого надолго опередили свое время. Эти механизмы были еще очень несовершенны, многие из них так и не выполнили боевую задачу, но они задавали вектор развития на десятилетие вперед.

ПРЫЖОК К ЗВЕЗДАМ

Одним из тех, кто еще до войны активно поддерживал модернизацию Красной армии и работу над созданием оружия будущего, был «красный маршал» Михаил Тухачевский. Он собирался уничтожать неприятеля, используя для этого ракеты с боевой химией, бесчисленные армады танков и скоростную высотную авиацию.

Будучи в Ленинграде, Тухачевский познакомился с местными ракетчиками, собравшимися под крышей ГДЛ (Газодинамическая лаборатория), и взял над ними «шефство». Именно эти энтузиасты впервые в Советской России осуществили испытания самолетов с пороховыми ракетными ускорителями, которые проводились под руководством Вячеслава Дудакова. Использование таких ускорителей позволило бы сократить разбег тяжелого самолета, и соответственно, взлетно-посадочную полосу, а это немаловажно в прифронтовой зоне.

Работы начали в 1927 году с запуска моделей. Затем в качестве основы для экспериментов был выбран учебный биплан «У-1», на нижнем крыле которого устанавливались два пороховых ускорителя. Первые взлеты «форсированного» «У-2» состоялись в марте 1931 года на Комендантском аэродроме в Ленинграде. Всего было сделано около ста взлетов. Время разбега перед отрывом от взлетно-посадочной полосы удалось сократить до полутора секунд.

У таких взлетов имелись свои особенности. Достаточно только представить себе ощущения пилота, сидящего в открытой кабине, когда сбоку под ногами с ревом извергаются струи бешеного огня. Мало кто согласится испытать подобное. Первым смельчаком, решившимся на «ракетные» полеты, был летчик Сергей Мухин, который втянулся в эту работу и занимался ею до своей скоропостижной кончины в 1934 году. Иногда в кабину забирался сам Дудаков. Других желающих в то время не нашлось.

После получения положительных результатов с учебным самолетом «У-1» работы были перенесены на тяжелые бомбардировщики «ТБ-1» («АНТ-4»).

Самолет «ТБ-1» конструкции Андрея Туполева был первым в мире цельнометаллическим тяжелым двухмоторным бомбардировщиком-монопланом. Интересно, что копирование схемы самолета «ТБ-1» началось на Западе лишь в 1930 году, после прилета его образца под именем «Страна Советов» из Москвы в Нью-Йорк

Конструкторы всячески исхитрялись, стремясь расширить возможности бомбардировщика и его летно-технические характеристики. Вот и группа Дудакова решила внести свою посильную лепту, установив на бомбардировщик пороховые ускорители. Над и под крыльями в местах разъема консолей разместили по три ускорителя — следовательно, на самолет приходилось шесть ракет. Взлеты с испытателями состоялись в октябре 1933 года. Благодаря ускорителям летчик Николай Благин сумел сократить время разбега этой семитонной машины до нескольких секунд, а длину разбега — до 77%.

В 1935-м по предложению того же Благина хотели испытать пороховые ускорители на истребителе «И-4», но 8 мая летчик погиб — во время выполнения пилотажа его «И-5» столкнулся в воздухе с самолетом-гигантом «Максим Горький».

Конечно же, самолеты с пороховыми ускорителями еще не могли достичь космических высот и скоростей. Однако появление таких ракетопланов было единственным направлением развития военной космонавтики того времени.

Следующим шагом должно было стать создание высокоскоростного боевого истребителя с жидкостным ракетным двигателем (например, работающим на кислороде и керосине), но его появление все откладывалось. Дело в том, что ракетопланы с ускорителями уже летали, а двигатель создать не удавалось. Ни сотрудники ГДЛ, ни сотрудники московской ГИРД (Группа изучения реактивного движения) не смогли быстро справиться с этой сложнейшей задачей — а потому первый ракетоплан с жидкостным двигателем «РП-318-1» разработки будущего отца советской космонавтики Сергея Королева взлетел под управлением летчика Владимира Федорова только 28 февраля 1940 года. Самолет очень хорошо показал себя в воздухе, однако с началом войны работы над ним были прекращены, уникальную машину разобрали, а в августе 1941 года сожгли.

Впрочем, задел не пропал. В ходе войны ракетные ускорители на жидком топливе приспосабливали к самолетам «Пе-2», «Пе-3», «Ла-7», «Ла-120», «Як-3», «Су-6» и «Су-7». Создавались и специальные ракетопланы: истребитель «302» и перехватчик «БИ». Ни одна из этих машин так и не попала на фронт. Больше других повезло самолету «Ла-120Р» — он принял участие в воздушном параде, состоявшемся 18 августа 1946 года в Тушино. Управлять этим скоростным самолетом доверили ветерану Александру Давыдову.

Идею подхватили американцы. В середине 1950-х по заказу ВВС США компания «North American» спроектировала и изготовила три ракетоплана «Х-15» с жидкостным ракетным двигателем, который стартовал с подвески бомбардировщика «B-52».

Первый испытательный полет «Х-15» состоялся 8 июня 1959 года. Уже на этом этапе испытаний удалось реализовать планы, которые ставили перед собой конструкторы: была достигнута скорость, превышающая скорость звука в 6 раз, а достигнутая ракетопланами высота превысила 75 километров.

Полеты «Х-15» продолжались и в 1960-е. 22 августа 1963 года ракетоплан поднялся до космической высоты в 108 километров. 3 октября 1967 года была достигнута рекордная скорость — 7273 км/ч.

За девять лет испытаний «Х-15» пилотировали 12 пилотов. Среди них был и Нейл Армстронг — человек, первым ступивший на Луну. Стал космонавтом и Джо Энгл, совершивший два полета на «Space Shuttle». Через отряд космонавтов прошли и некоторые другие участники полетов на «Х-15».

Несовершенство жидкостных ракетных двигателей и необходимость таскать на самолете баки с жидким кислородом или другими окислителями в конечном итоге привели к закрытию этого направления в авиастроении — предпочтение было отдано турбореактивным двигателям, которые берут свой окислитель прямо из воздуха.

Впрочем, в XXI веке высотные ракетопланы обретают жизнь в космическом туризме. К примеру, американская компания «Scaled Composites LLC» представила публике уже два туристических ракетоплана, которые способны совершать прыжки в космос: «SpaceShipOne» и «SpaceShipTwo». Первый был экспериментальным и в 2004 году совершил два успешных полета. На участие в полетах второго продаются билеты, однако цены пока «кусаются» — далеко не всякий землянин готов выложить 200 тысяч долларов за шесть минут в космическом пространстве.


20 мая 2010


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
116592
Сергей Леонов
95640
Владислав Фирсов
90814
Виктор Фишман
77667
Борис Ходоровский
68796
Богдан Виноградов
55220
Дмитрий Митюрин
44680
Татьяна Алексеева
40586
Сергей Леонов
39469
Роман Данилко
37506
Светлана Белоусова
35729
Александр Егоров
34931
Борис Кронер
34535
Наталья Дементьева
33252
Наталья Матвеева
33120
Борис Ходоровский
31999