НАУКА
«Секретные материалы 20 века» №1(413), 2015
Есть «Контакт»!
Александр Железняков
журналист
Санкт-Петербург
316
Есть «Контакт»!
Авиационный комплекс противокосмической обороны 30П6 «Контакт».

Мы уже писали об американской противоспутниковой системе воздушного базирования F-15 / ASAT. Об этом комплексе и в зарубежной литературе, и в отечественной было написано немало. Да и в будущем историки науки и техники вспомнят о нем не раз.

А вот о советском аналоге системы ASAT – комплексе МиГ-31Д / «Контакт» – писали и пишут гораздо реже. И не удивительно! Сначала этому мешал режим секретности, окружавший работы над системой в 1980-е годы. Потом – незавершенность проекта, когда не хотелось вспоминать о «разбитых надеждах». Сегодня – реанимация системы и новый ореол закрытости, который стал окружать все наши работы в оборонной сфере.

И все-таки я хочу рассказать о комплексе «Контакт»: об истории его создания, об испытаниях, которые велись вплоть до закрытия программы, и о… перспективах, появившихся после возрождения интереса к противоспутниковым системам. Естественно, расскажу только о том, о чем можно сказать.

Итак…

НАШ ОТВЕТ США

Разработка противоспутникового комплекса воздушного базирования была инициирована решением Военно-промышленной комиссии при Совете министров СССР, принятым 6 января 1983 года. Если взглянуть на даты начала работ в нашей стране и в США, то советский комплекс действительно является «симметричным» ответом на американские разработки – за океаном работы в данном направлении были официально начаты несколькими месяцами раньше.

Но это если смотреть лишь на документы, имеющие соответствующие номера, даты, грифы секретности. Фактически проработка вопроса о размещении на борту самолета противоспутниковых ракет началась и в США, и в СССР еще во второй половине 1970-х. Именно тогда КБ «Вымпел» получило задание создать, пока что на бумаге, ракету, способную стартовать с борта истребителя МиГ-31 и поражать цели в космосе. Тогда же авиастроители получили задание проработать возможность использования серийной машины для размещения на ней противоспутниковой ракеты.

Надо отметить, что заявленные тогда работы были выполнены «качественно и в срок». Но необходимости воплощать идею в металл тогда не возникло. Она появилась спустя несколько лет.

Кстати, о необходимости. По большому счету в начале 1980-х Советский Союз мог бы и не заниматься разработкой противоспутникового комплекса воздушного базирования. К тому времени наши военные уже имели в своем арсенале спутники-истребители и достаточно эффективную систему противоракетной обороны. Чего не было на тот момент у американцев.

Поэтому для США разработка комплекса ASAT была актуальна и необходима, а вот для СССР такая работа была явно избыточной. Особенно в контексте программы «звездных войн». И соответственно, тех затрат, которые пришлось бы сделать, чтобы не остаться беззащитными перед лицом вероятного противника.

Впрочем, логика военных всегда отличалась прямолинейностью – если какая-то система вооружения есть у потенциального противника, то и у нас она должна обязательно быть. А вдруг пригодится? А коли не потребуется – ничего страшного.

Некое рациональное зерно в подобных рассуждениях есть. Но только в том случае, если такие работы ведутся не в ущерб экономике страны в целом.Тридцать лет назад мы об этом забыли и получили то, что получили.

«КРОНА» И «КОНТАКТ»

Для тех, кто не в курсе, к низкоорбитальным относятся космические аппараты, высота орбиты которых составляет до 500–600 километров. Вот с ними система и должна была вступить «в тесный контакт».

В состав противоспутниковой системы входили:

– радиолокационно-оптический комплекс распознавания космических объектов 45Ж6 «Крона» (место дислокации – объект № 2574 на площадке № 74 полигона Сары-Шаган, разработчик – ЦКБ «Алмаз»);

– система передачи команд 46И6;

– противоспутниковый авиационный комплекс 30П6 «Контакт» в составе:

а) самолет-носитель МиГ-31Д (разработчик – ОКБ МиГ);

б) ракета 79М6 «Контакт» с кинетическим перехватчиком спутника (разработчик – МКБ «Факел»).

Разработка комплекса «Крона» началась в 1974 году. Предназначался он для распознавания космических объектов военного назначения и обеспечения действий средств противовоздушной и противокосмической обороны.

Экспериментальный комплекс был развернут на полигоне Сары-Шаган в 1986 году. Всего же было развернуто три комплекса. Первый – в Казахстане, второй – в Подмосковье, а третий – в станице Сторожевая Ставропольского края.

Начало испытаний комплекса «Контакт» было «подогнано» под развертывание экспериментальной «Кроны» на Сары-Шагане.

По задумке конструкторов, система «Контакт» должна была уничтожить за 36 часов до 24 целей на околоземной орбите. Следовательно, при развертывании нескольких комплексов число пораженных спутников противника возрастало в несколько раз.

Учитывая сложную международную обстановку, перед создателями системы были поставлены весьма жесткие сроки – принятие на вооружение должно было произойти не позднее 1988 года.

Скажу сразу, что выдержать эти сроки не удалось. Сначала проекту мешали разнообразные технические, организационные и финансовые трудности. А потом мир стал стремительно меняться: враги неожиданно становились друзьями; казавшиеся незыблемыми режимы в одночасье уходили в историю; на задний план уходили идеологии; изменялась психология людей. А разработка столь «диковинных», как кому-то может показаться, систем вооружений потеряла прежнюю актуальность.

Тем не менее работы по «Кроне» и «Контакту» шли, как в целом продолжала работать и вся советская оборонка. Хотя с финансированием в тот момент дела обстояли не лучшим образом. Но уж так были воспитаны советские ученые и инженеры, что материальный фактор для них был не главным – «жила бы страна родная и был бы в стране покой». Сегодня приоритеты иные, люди иные и мир иной. Лучше или хуже, покажет будущее. Причем не такое уж и отдаленное.

ЛЕТНО-КОНСТРУКТОРСКИЕ ИСПЫТАНИЯ

В 1983 году в ОКБ имени Микояна было разработано и защищено техническое предложение по самолету-носителю противоспутниковой ракеты. А 27 ноября 1984 года вышло необходимое для создания нового комплекса постановление ЦК КПСС и Совета министров СССР.

Эскизный проект МиГ-31Д («изделие 07») был разработан и защищен у заказчика в 1985 году. В том же году была подготовлена и передана на серийный авиазавод в Горьком (Нижний Новгород) техническая документация для постройки первых самолетов данного типа.

Первая опытная машина была изготовлена в конце 1986 года и уже 17 января 1987-го впервые поднялась в небо. Пилотировали ее в тот день летчик-испытатель Авиард Фастовец и штурман-испытатель Леонид Попов.

Прототип, а именно им и являлся самолет, не имел штатной радиолокационной станции. Вместо нее был установлен 200-килограммовый массовый эквивалент. Радиопрозрачный носовой обтекатель был заменен на цельнометаллический. Ниши узлов для ракет Р-33 зашили, установив центральный выдвижной пилон для «изделия».

МиГ-31Д оснастили наплывами, как на МиГ-31М, и большими треугольными плоскостями на концах крыла, «ластами», для увеличения устойчивости в полете при подвеске на внешнем пилоне большой ракеты.

Второй прототип МиГ-31Д был изготовлен в конце 1987- го, а совершил свой первый полет 28 апреля следующего года. Этот экземпляр испытывал летчик-испытатель Анатолий Квочур. Штурманское место занял все тот же Леонид Попов.

Программа летно-конструкторских испытаний, проводившаяся на аэродроме МиГ-овского ОКБ в подмосковном Жуковском, длилась несколько лет. К 1991 году этот этап был пройден, МиГ-31Д «научился» летать и обе машины были перебазированы на полигон Сары-Шаган на западном берегу озера Балхаш в Казахстане, где традиционно проходили отработку все новые ракетные системы для противоздушной и противоракетной обороны.

Следующий этап испытаний предполагал отработку комплекса в целом с пусками ракет по условным и реальным целям. Летом 1991 года состоялось несколько десятков полетов. Был задействован экземпляр «072», к которому сначала подвешивали макет ракеты, а потом и боевую ракету 79М6 «Контакт». Испытания проводили летчик-испытатель Александр Гарнаев и штурман-испытатель Леонид Попов.

Долгое время не было известно, проводились ли пуски ракет во время этого этапа испытаний или нет. Достоверно было известно одно – никаких реальных целей в космосе наша ракета не поражала. Иначе факт испытания был бы зарегистрирован американскими средствами контроля космического пространства. И нам бы пришлось это признать.

Относительно сброса ракеты данные разнились. Одни исследователи полагали, что такие испытания велись и даже называли цифру в несколько десятков пусков. Другие полагали, что все эти пуски были условными по условным целям, а работоспособность системы оценивалась исключительно по телеметрии.

Возможно, эти споры велись бы еще долго, если бы в сентябре 2014 года в Facebook летчик-испытатель Александр Гарнаев не сообщил, что «первое (и единственное) успешное испытание [отечественных] средств поражения орбитальных объектов состоялось 26 июля 1991 года». Самолет-носитель № 072 с подвеской штатной ракеты взлетел с аэродрома в Сары-Шаган и произвел пуск. В доказательство он разместил в Интернете копию странички из своей летной книжки за тот период. И хотя никаких подробностей испытательного пуска Гарнаев не сообщил, его запись можно считать первым и пока единственным доказательством того, что в нашей стране противоспутниковую ракету успели научить летать до того момента, как распался Советский Союз.

НУ ВОТ И ВСЕ…

В конце 1991 года на огромной территории, составлявшей, как нас учили в школе, «одну шестую часть суши», возникли 15 независимых государств. Бывшие советские республики так спешили оформить «развод», что ни о каком «дележе» имущества речи даже не возникло. Каждому образовавшемуся независимому государству досталось то, что находилось на «его территории». Так, оба экземпляра МиГ-31Д достались Казахстану, где находятся и сегодня. В каком состоянии они ныне пребывают, сведений почти нет. Многие эксперты полагают, что самолеты «мертвы».

Кстати, единственным исключением при «разделе имущества» стало ядерное оружие. Вот его-то все вывезли в Россию. До «последней» боеголовки. И хорошо, что так было сделано. Случись иначе, еще неизвестно, в чьих руках сегодня они оказались бы.

В 1992 году в американском журнале AviationWeekandSpaceTechnology впервые была опубликована фотография истребителя-перехватчика МиГ-31Д с противоспутниковой ракетой под фюзеляжем.

Тогда же наши военные на официальном уровне впервые «проговорились» о наличии у нас такой системы, сказав, что она никогда не испытывалась по реальным целям, что было правдой. Но не исключили возможности испытания системы в будущем.Однако эти слова так и остались словами.

В 1990-е годы в нашей стране было закрыто множество военных программ. В том числе и программа создания противоспутниковой системы на базе МиГ-31Д. Последние работы в этом направлении были закончены в 1995 году.

В этом не было ничего удивительного – закончилась холодная война, изменилась международная обстановка, «противники» стали нашими «друзьями». К тому же российская экономика оказалась в состоянии глубокого кризиса. Поэтому заниматься «избыточной» деятельностью, когда нам никто не угрожал, было, на взгляд тогдашнего российского руководства, «нерационально».

Действительно, новые самолеты и ракеты вряд ли могли принести быструю прибыль. Гораздо проще было приватизировать то, что «плохо лежало». То есть нефть, газ, землю и так далее. Чем и занялись те, кого сегодня называют олигархами. А вопросы национальной обороны в перечень «приоритетных» тем тогда не входили.

Правда, справедливости ради надо сказать, наработки, которые были сделаны еще в советские времена, пытались использовать. Так родились проекты «воздушных космодромов» «Бурлак», «Ишим» и другие. Все они предполагали запуск легкой ракеты-носителя, в том числе созданной на основе ракеты 79М6 «Контакт», с борта самолета-носителя.

По информации тогдашнего заместителя генерального конструктора ОКБ имени Микояна Анатолия Алексеевича Белосвета работы по созданию системы выведения на околоземные орбиты космических аппаратов с помощью МиГ-31Д начались в конструкторском бюро в 1997 году, а первые запуски спутников планировалось осуществить в 1999–2000 годах.

О начале работ по проекту «Ишим», который Казахстан намеревался реализовать совместно с Россией, было объявлено в 2003 году. В качестве носителя в нем также планировалось задействовать МиГ-31Д, а ракету для вывода небольших искусственных спутников на околоземную орбиту должно было разработать КБ «Вымпел».

К сожалению, дальше прожектов дело не пошло. Уже в 2007 году правительство Казахстана объявило о закрытии проекта в связи с «экономической нецелесообразностью».

Такая же судьба постигла и альтернативные программы, где в качестве носителя хотели задействовать стратегические бомбардировщики Ту-160 и тяжелые транспортные самолеты. Значит, их время еще не пришло.

…НЕТ, ЕЩЕ НЕ ВСЕ

Между тем к концу первого десятилетия XXI века международная обстановка вновь изменилась. Интересы России и США стали все быстрее и быстрее расходиться в разные стороны. К тому же стремительными темпами развивался (и развивается до сего дня) Китай.

Поэтому не удивительно, что в нашей стране стали возвращаться к забытым или заброшенным военным разработкам. Вспомнили и о комплексах «Крона» и «Контакт».

11 августа 2009 года главком ВВС России генерал-полковник Александр Зелинпублично сообщил о реанимации системы противокосмической обороны на базе МиГ-31. «Эта система реанимируется для решения тех же задач», – сказал он.

Судя по всему, какие-то работы действительно велись в 2009– 2010 годах. Об этом говорят и данные официальных документов о госзакупках на комплексах «Крона», и публикация в газете «Известия» со ссылкой на источники в Генеральном штабе о проведенных государственных испытаниях модернизированного комплекса.

Если о наземном компоненте кое-какие сведения просачиваются, то воздушный компонент засекречен более тщательно. Известно только, что разработку новой ракеты взамен «Контакта» ведет все тот же «Факел» в подмосковных Химках.

Также нет достоверных и надежных данных о модернизации новой партии МиГ-31 взамен потерянных в Казахстане. Источники в российской оборонке заявляют лишь, что довести этот самолет до модификации «Д» не составит особых проблем.

Правда, те же источники оговариваются, что возможно использование в системе и противоспутниковой ракеты наземного базирования. Если это так, то становится понятно, почему столь засекречен воздушный компонент противоспутникового комплекса: его попросту нет.

Но это лишь предположения. Как система будет выглядеть в реальности, знают лишь «посвященные» и «допущенные».

В конце 2013 года в рекомендациях по итогам парламентских слушаний по воздушно-космической обороне члены комитета Госдумы по обороне отметили необходимость возобновить работы по наземно-воздушному комплексу «Контакт».

«Правительству Российской Федерации поручить при формировании Государственной программы вооружения на 2016–2025 годы предусмотреть осуществление необходимых мер по возобновлению НИОКР по теме «Контакт», – указано в документе комитета.

Парламентарии считают, что это позволит России сохранять позиции в космической обороне.Как заявил заместитель председателя комитета Франц Клинцевич, «Контакт» будет нужен не только для атаки спутников, но и для обороны. «Развитие высокоточного неядерного оружия может в ближайшее время свести к нулю возможности современного ядерного оружия и договоренности по стратегическому вооружению. Мы уже сегодня говорим, что создаем комплексы, которые станут перехватывать абсолютно все, что будет лететь из космоса», – заявил Клинцевич.

По словам депутата, нельзя допустить даже малейшего отставания от современных военных технологий. «Мы хотим официально сказать всем, что не дадим шанса превзойти нас в технологиях, в современных военных направлениях», – заявил Клинцевич.

НЕ ВСЕ ТАК ПРОСТО

Но чтобы воссоздать систему противоспутниковой обороны, мало рекомендаций комитета Госдумы по обороне. И даже решение правительства или президента не в состоянии это сделать.

Так считают многие эксперты, полагающие, что в прежнем виде «Контакт» не появится уже никогда. Да и другие аналогичные системы могут быть созданы лишь при выполнении ряда условий.

Например…

Экс-начальник вооружений Вооруженных сил России Анатолий Ситнов полагает, что это можно будет сделать, только подготовив предварительно предприятия электронной промышленности. «Нужно воссоздать элементную базу и научные организации», – сказал он.

Но есть ли смысл воссоздавать ту элементную базу, которой четверть века? За это время наука и техника ушли далеко вперед. И если и возобновлять такие работы, то только используя современные технологии. То есть фактически создавать новую систему, решающую ту же задачу, но иными средствами.

Впрочем, разработчикам придется столкнуться и с трудностями иного рода. По мнению Франца Клинцевича, среди проблем отечественной оборонки – недобросовестное исполнение гособоронзаказа и лоббирование интересов отдельных предприятий. Это привело, в частности, к отказу от производства МиГ-31 для войск воздушно-космической обороны.

Есть проблемы и с кадрами, и с износом оборудования. Да и многое другое может помешать работам над «Кроной» и «Контактом».

Тем не менее, как бы ни развивались события в дальнейшем, будем надеяться, что мы сможем себя защитить от любой угрозы. Хотя лучше бы такой угрозы не было. И мы продолжали бы жить под мирным небом. А космос изучали и осваивали, а не рассматривали как возможное «поле боя».


1 Января 2015


Последние публикации


1 000 руб.
200 руб.



Выбор читателей

Сергей Леонов
83488
Виктор Фишман
67054
Борис Ходоровский
59019
Богдан Виноградов
46294
Дмитрий Митюрин
31287
Сергей Леонов
30802
Роман Данилко
28309
Сергей Леонов
15371
Дмитрий Митюрин
14111
Светлана Белоусова
13853
Александр Путятин
13007
Татьяна Алексеева
12758
Наталья Матвеева
12292