VI съезд. Перед рывком к власти
РОССIЯ
«Секретные материалы 20 века» №3(467), 2017
VI съезд. Перед рывком к власти
Дмитрий Митюрин
историк, журналист
Санкт-Петербург
202
VI съезд. Перед рывком к власти
Ленин в здании Финляндского вокзала. За его спиной – Николай Чхеидзе

Если в период Первой русской революции партийные форумы русских марксистов собирались ежегодно, то между V и VI съездами прошло десятилетие. А событий вместилось на целую эпоху.

Интернационалисты и социал-шовинисты

После прошедших в 1912 году раздельно Пражской и Венской партийных конференций, две фракции РСДРП (большевики и меньшевики) двигались по расходящимся курсам.

Меньшевики все больше скатывались к «экономизму» — то есть легальной борьбе за улучшение жизни рабочих. Большевики, формально придерживаясь легальных методов, по-прежнему нацеливались на силовое свержение существующего строя.

Выглядели такие планы утопией, но здесь многое объяснялось личными проблемами большевистских руководителей, сидевших в эмиграции и считавших, что путь на родину из-за прошлых грехов был им заказан. Конечно, в случае публичного покаяния многие из них без проблем получили бы прощение государя, но каяться перед «Николаем Кровавым» никто не собирался.

В Европе между тем собирались грозовые тучи. Еще в 1907 году на Штутгартском конгрессе входивших во Второй Интернационал социалистических партий Европы была принята резолюция о войне. Суть ее заключалась в том, что в случае общеевропейской войны марксисты обязаны использовать бедствия, которые она вызовет, для организации социалистических революций в своих странах. Трудящиеся не должны стрелять в трудящихся ради интересов капиталистов, а интересы классовые выше интересов национальных.

Аналогичные мысли повторял «Манифест о войне», принятый в ноябре 1912 года на Чрезвычайном социалистическом конгрессе в Базеле.
Однако в августе 1914 года война действительно грянула, и практически все социалистические партии поддержали собственные правительства, встав на позиции оборончества или того, что Ленин называл социал-шовинизмом.

Во Франции этой линии пытался противостоять главный трибун социалистов Жан Жорес, но был застрелен в парижском кафе националистом Раулем Вилленом. В самой влиятельной социал-демократической партии Европы — Германской — среди депутатов рейхстага «отщепенцем» оказался Карл Либкнехт. Его посадили в тюрьму по обвинению в государственной измене.

Самый впечатляющий антивоенный демарш имел место в России, и в нем приняли участие все пять большевистских депутатов Государственной думы.
8 августа 1914 года депутаты от прочих партий выразили готовность отказаться от борьбы с другом и царским правительством во имя «священного единения». И только большевики провозгласили декларацию о том, что «не может быть единения народа с властью, когда народная масса, на которую ложится все бремя войны, бесправна, когда рабочая и крестьянская печать задушена, когда рабочие организации разгромлены, когда тюрьмы переполнены борцами за свободу и счастье народа».

Большевики демонстративно игнорировали «патриотическое переименование» Петербурга в Петроград, а в ноябре попытались организовать в пригороде столицы Озерках нелегальную конференцию. Жандармский генерал Спиридович писал: «На нее съехалось 11 членов большевицких организаций и члены Думы: Петровский, Бадаев, Самойлов, Муранов и Шагов. Главную роль играл Каменев. Обсуждались знаменитые тезисы Ленина с их главным положением: «Лозунгами социал-демократии в настоящее время должна быть всесторонняя, распространяющаяся на войска и на театр военных действий пропаганда социалистической революции и необходимость направить оружие не против своих братьев — наемных рабов других стран, а против реакционных и буржуазных правительств и партий всех стран». Рекомендовалось организовать на местах и в войсках группы для пропаганды повсюду республик. Обсуждались и другие революционные вопросы».

Участники конференции были арестованы и на основании законов военного времени приговорены к каторге, вскоре, впрочем. замененной на ссылку.
Портретами большевистских депутатов пестрели тогда все российские газеты и практически везде они подавались как предатели Родины. Однако такое идущее вразрез с общими настроениями поведение принесет свои дивиденды позже, когда соотечественники от войны устанут.

Четыре подводы делегатов

Ленин встретил начало Первой мировой войны на территории Австро-Венгрии, в галицийском местечке Поронин. Местные власти арестовали его по подозрению в шпионаже, но вскоре выпустили после вмешательства австрийского депутата-социалиста Виктора Адлера.

Укрывшись в нейтральной Швейцарии, Ильич развил бурную деятельность по организации международной конференции социалистических партий, каковая состоялась 5–8 сентября 1915 года в арендованном высоко в горах помещении и получила, по близлежащему местечку, название Циммервальдской.

Участие в ней принимали лишь те, кто считался «интернационалистом» и противостоял оборончеству, а таковых было не слишком-то много — 11 стран представляли 38 делегатов. Как вспоминал Лев Троцкий: «Делегаты плотно уселись на четырех линейках и отправились в горы. Прохожие с любопытством глядели на необычный обоз. Сами делегаты шутили по поводу того, что полвека спустя после основания I Интернационала оказалось возможным всех интернационалистов усадить на четыре повозки».

Самая большая делегация прибыла от России, причем, как выяснилось, противники войны имелись не только в большевистской фракции. Помимо Ленина и Зиновьева на конференцию сам по себе прибыл Троцкий, а также меньшевики Аксельрод и Мартов. Появились даже двое эсеров Виктор Чернов и Михаил Натансон, хотя эта партия была не слишком марксистской.
И конечно, на конференции тоже образовались правые, центристы и левые.

Дискуссия шла об отношении ко II Интернационалу, который по факту прекратил свое существование. Французские, итальянские и частично немецкие делегаты возражали против такого шага. Другая часть немцев и часть русских считали, что торопиться не стоит. Ленин, как водится, оказался среди левых. Из русских с ним солидаризировался только верный подпевала Зиновьев плюс один латыш, один поляк, один немец и по одному представителю нейтральных Швеции, Норвегии и Швейцарии.

Эта группа, получившая название «циммервальдская левая», считала, что социалисты должны бороться за поражение своих стран, с тем чтобы превратить «империалистическую войну в войну гражданскую». Большинство делегатов предпочли компромиссный вариант, написанный Троцким, предусматривавший всеобщее замирение на условиях сохранения «статус-кво», или, как было сказано в документе, «мир без аннексий и контрибуций».

Для координации борьбы за такой мир была избрана Интернациональная социалистическая комиссия (ИСК) в составе четырех человек, включая единственную уроженку России — Анжелику Балабанову. Правда, на конференции она представляла итальянцев. Незадолго до этого Балабанова рассталась со своим любовником Бенито Муссолини, который оказался социал-шовинистом.

С ворчанием проголосовав за общую резолюцию, члены «циммервальдской левой» заявили, что будут гнуть свою линию, и даже ухитрились выбрать из восьми человек собственное бюро в составе Ленина, Зиновьева и шустрого журналиста Карла Радека. Радек наладил на немецком языке издание постоянного печатного органа — журнала Vorbote («Предвестник») и, будучи, как положено львовскому еврею, «уроженцем мира», решил вступить в Российскую социал-демократическую партию.
Хотя вступать фактически было некуда.

РСДРП перестала функционировать как единый организм. В условиях мировой войны сосредоточившееся в Швейцарии руководство оказалось полностью оторвано от своих товарищей на родине и в общем никак не могло донести свое мнение по текущим вопросам.

Естественно, те, кто работал в России, мало считались с таким руководством и весьма смутно представляли из кого оно состоит персонально (особенно учитывая разделение на большевистскую и меньшевистскую фракции).

Зато на слуху были фамилии витийствовавших в Думе депутатов-меньшевиков, и прежде всего Николая Чхеидзе. Относительно же сторонников подпольной борьбы, самые деятельные из них оказались отловлены и томились по тюрьмам и ссылкам.

Последний мощный удар царская полиция нанесла в середине февраля 1917 года, арестовав Петербургский комитет РСДРП — самую влиятельную партийную структуру, занимавшуюся вместо внутрипартийных склок реальной пропагандистской работой. Но арест будет недолгим…

Ленин приехал

В начале января 1917 года Ленин выступал в Цюрихе с докладом, посвященным 10-летию Первой русской революции. Аудитория, главным образом русские студенты, слушали его вполуха, а когда в соседнем зале начались танцы, молодежь и вовсе потянулась к выходу. Сообразив, что злоупотреблять терпением публики не стоит, Ленин подвел итог. Он пообещал, что «ближайшие годы приведут в Европе к народным восстаниям», но «мы, старики, может быть, не доживем до решающих битв этой грядущей революции».

Через два месяца заскочивший к Ильичу польский политэмигрант Моисей Бронский сообщил о падении самодержавия, создании Временного правительства, амнистии политзаключенных и других событиях в России. Реакция Ильича была по-детски непосредственной: «Потрясающе! Поразительно! Невероятно!» Правда, придя в себя от неожиданности, он вскоре рассказывал знакомым, что близость революции была для него «несомненной».

В Петрограде между тем шел дележ власти, и самые сочные куски достались тем, кто успел добежать до пирога первым. Помимо сформированного буржуазными деятелями Временного правительства, меньшевики и эсеры организовали в столице параллельную власть в лице возглавленного Чхеидзе Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов. Ни за что не отвечая, Петросовет не давал Временному правительству «свернуть в сторону реакции» и рассылал по городам и весям распоряжения типа печально известного «Приказа № 1», с которого начался развал армии.

Возвращавшимся из ссылок революционерам кусочки власти доставались поменьше. Из большевистских руководителей первыми в Петроград прибыли Каменев и Сталин. Имея в своем распоряжении отряды красногвардейцев, они устроили штаб-квартиру в самочинно реквизированном особняке балерины Кшесинской (находившейся за границей, бывшей любовницы Николая II, заступаться за которую в той ситуации власти не рискнули).

Возобновив выпуск газеты «Правда», Каменев и Сталин следовали в русле линии Петросовета, стоявшего на позициях оборончества.
Все резко изменилось после возвращения Ленина в пресловутом «пломбированном вагоне», который был пломбированным в том смысле, что при следовании по территории Германии его пассажирам запрещалось выходить из поезда.

Из Цюриха через Германию компания добралась до Швеции, а затем снова поездом до Петрограда. Проезд русских граждан по территории вражеской державы, впоследствии дал противникам большевиков повод обвинить Ленина и его соратников в получении от немцев денег на развал России. Однако в день прибытия в Петроград никто так вопрос не ставил. Напротив, приехавших встречала огромная толпа, реяли флаги, звучала Марсельеза, ставшая временной заменой государственного гимна.

Меньшевистские лидеры Петросовета сами обеспечили своему будущему могильщику отличную рекламу. Сильно подзабытого на родине Ленина серьезным соперником они не воспринимали. И встречали, кстати, не только его.

Помимо 29 большевиков этим же рейсом прибыли 65 меньшевиков и колеблющихся между двумя фракциями «меньшевиков-межрайонцев», 33 бундовца, 7 польских и прибалтийских социал-демократов, 17 эсеров, 14 анархистов-коммунистов и еще 21 революционер из числа не определившихся.

Но Ленин уже на Финляндском вокзале перетянул внимание на себя, а затем выступил в Таврическом дворце со своими «Апрельскими тезисами», призывая большевиков сосредоточиться на социалистической революции.

После VII (апрельской) конференции РСДРП партия стала стремительно набирать популярность. Помимо энергии и напористости успех обеспечивался правильно выбранными лозунгами. Страна устала от войны, а большевики четко и последовательно напирали на то, что ее любой ценой надо заканчивать. Насколько высокой может оказаться цена, граждане свободной (даже слишком свободной) России особенно не задумывались.

Между тем в самом большевистском руководстве продолжались споры. Внутри ЦК сложились три группировки. Правые — Зиновьев и Каменев — считали социалистическую революцию делом преждевременным. «Ястребы» в лице Сталина, Невского и Подвойского рвались в бой. И наконец, Ленин со своими единомышленниками воздерживались от атаки на Временное правительство, хотя готовы были свергнуть его при первом удобном случае. Аналогичной позиции придерживался и примкнувший наконец к большевикам Лев Троцкий.

Выступать решили под лозунгом «Вся власть Советам!», хотя и в Петросовете, и во Всероссийском центральном исполнительном комитете (ВЦИК) основную роль пока играли меньшевики и эсеры.

Полоса успехов продолжалась до 17 (4-го по старому стилю) июля, когда большевики организовали в Петрограде массовые манифестации, едва не приведшие к свержению Временного правительства. Но возглавляемое Керенским Временное правительство оказалось готово к подобному ходу событий. Выступление подавили. За большевиками, как писал Горький, охотились как за дикими зверями. Ленина обвинили в получении денег от германского Генштаба. Вместе с Зиновьевым он бежал из Петрограда и прятался в шалаше, в Разливе. Благо на улице было лето.

Троцкого арестовали, чем доставили ему большое удовольствие. В день мятежа, он вел себя очень аккуратно, так что реальная опасность ему не грозила, зато вокруг головы возникал нимб мученика за идею.

Руководят два пустых стула

Именно в такой драматической ситуации и происходил VI съезд РСДРП — первый легальный съезд на территории России. И при этом съезд в любое время мог быть разогнан властями.

Предполагая такую возможность, большевики в печати объявили о его проведении, не называя, однако, места и времени сбора. Открытие состоялось 8 августа. Разумеется, держать в тайне собрание 267 человек было весьма затруднительно, поэтому места заседаний неоднократно менялись.

При царизме в период наибольшего подъема численность большевиков никогда не достигала 15 тысяч, в то время как в августе 1917 года в рядах партии, недавно пережившей серьезный погром, насчитывалось около 177 тысяч членов. Для сравнения: меньшевиков, которых на съезд не пригласили, насчитывалось 63 тысячи.

Когда выбранные в президиум делегаты заняли места за столом, два стула остались демонстративно не занятыми: один для прятавшегося в шалаше Ленина, другой — для сидевшего в тюрьме Троцкого.

Фактически главную роль на съезде играл 32-летний Яков Свердлов. Освободившись после Февральской революции из ссылки, он был делегирован в Петроград большевиками Екатеринбурга и за отсутствием самых красноречивых лидеров вышел на первый план благодаря своим организаторским способностям.

Такими же способностями выделялся и составивший с ним гармоничный тандем Иосиф Сталин. Именно по их предложению за аббревиатурой РСДРП в скобочках теперь ставили буковку (б), чтобы не путали с меньшевиками.

Оба деятели набросали программу, крепкой рукой направляли дискуссии в нужное русло и демонстративно подчеркивали, что являются лишь местоблюстителями двух отсутствующих мэтров. С их подачи на переданный Ильичом съезду запрос, стоит ли ему сдаваться властям, делегаты ответили отрицательно, указав, что такая сдача может закончиться бессудной расправой.

Обсудив основные проблемы текущей политической жизни, съезд снял с повестки дня лозунг «Вся власть Советам!». Собственно, именно этот широко разрекламированный лозунг и дал Временному правительству повод обвинить большевиков в том, что они готовы прибегнуть к насильственным действиям. Теперь формальный повод исчез, хотя в других резолюциях съезда красными нитями проходили мысли о необходимости отстранения «контрреволюционной буржуазии» от власти, причем не как-нибудь, а путем вооруженного восстания.

С победой революции первым шагом предполагалось установить рабочий контроль над производством, централизовать банковскую систему, национализировать крупные предприятия, конфисковать и перераспределить среди крестьян помещичью землю параллельно с объявлением всей земли государственной собственностью.

Особое внимание уделялось контролю над профсоюзами, еще большее — ведущей пропагандистскую работу в армии Военной организации. Успех дальнейших планов во многом определялся позицией петроградского гарнизона, личный состав которого за «особые заслуги перед революцией» освобождался от отправки на фронт и получал усиленное довольствие. И большевики были настроены продолжать приручение этой беспокойной публики, выбивая для нее новые льготы.
Не забывали они и о подрастающем поколении, решив создать курсы подготовки инструкторов для союзов социалистической молодежи.

Идея объединения с меньшевиками была съездом отвергнута, точнее, оно приветствовалось, но по принципу, позже сформулированному генералом Моше Даяном: «Я готов пойти с вами на компромисс, если вы целиком и полностью примете мою точку зрения».

Теперь, когда партия резко выросла в численности, процедуру принятия новых членов решили ужесточить, введя правило об обязательном предоставлении двух рекомендаций-поручительств.

Для разъяснения широким массам новой политической линии съезд поручил вновь избранному ЦК подготовить манифест «Ко всем трудящимся, ко всем рабочим, солдатам и крестьянам России». Завершался этот манифест следующим пассажем: «Готовьтесь же к новым битвам, наши боевые товарищи! Стойко, мужественно и спокойно, не поддаваясь на провокацию, копите силы, стройтесь в боевые колонны! Под знамя партии, пролетарии и солдаты! Под наше знамя, угнетенные деревни!»

Помимо отсутствовавших Ленина, Троцкого и Зиновьева в состав ЦК были избраны Иосиф Сталин, Яков Свердлов, Лев Каменев, Виктор Ногин, Алексей Рыков, Николай Бухарин, Андрей Бубнов, Моисей Урицкий, Владимир Милютин, Артем (Сергеев), Николай Крестинский, Феликс Дзержинский, Матвей Муранов, Григорий Сокольников, Ивар Смилга, Степан Шаумян, Ян Берзин и единственная женщина Александра Коллонтай.

Именно эта команда вскоре придет к власти и выиграет Гражданскую. События неслись галопом, и следующий съезд пройдет очень скоро, но уже в совершено другой России.


18 Января 2017


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
84397
Виктор Фишман
67445
Борис Ходоровский
59931
Богдан Виноградов
47023
Дмитрий Митюрин
32515
Сергей Леонов
31444
Роман Данилко
28992
Сергей Леонов
24549
Светлана Белоусова
15410
Дмитрий Митюрин
14985
Александр Путятин
13488
Татьяна Алексеева
13207
Наталья Матвеева
13123
Борис Кронер
12849
Наталья Матвеева
11161
Наталья Матвеева
10777
Алла Ткалич
10404
Светлана Белоусова
10069