РОССIЯ
«СМ-Украина»
Спецназ Петра Великого
Виктор Шестаков
журналист
Полтава
504
Спецназ Петра Великого
«Полтавская баталия» фрагмент мозаики М.В. Ломоносова

Применять особые подразделения армии для особых мероприятий и операций начинали еще в древности. Потом это стало превращаться в традицию. Свои первые операции русский спецназ проводил и в период рождения русской регулярной армии в Северную войну. И особенно во время ее главного события – боев под Полтавой.

МИННАЯ ВОЙНА

Оборона Полтавы может войти в любое пособие первоклассной работы и взаимодействия различных оборонительных подразделений, включая мирных жителей города. Однако, обороняя Полтаву от шведов и мазепинских предателей, комендант крепости Алексей Келин и его подчиненные были вынуждены отработать ряд действий «особого назначения», и в первую очередь в деле противодействия шведам в минной войне.

Проведение осадных работ король Карл XII поручил начальнику штаба опытному генералу Гилленкроку. Генерал внимательно изучил подходы к крепости и решил вести минные работы в районе Мазуровского вала, ибо валы здесь были ниже, а в случае успеха шведы могли захватить главный источник питьевой воды – протекавший по Мазуровскому яру ручей Полтавку.

В своих мемуарах «Современное сказание о походе Карла XII в Россию» Гилленкрок писал: «…Король пришёл ко мне с полковником Зигротом посмотреть изготовленный мною план и признал местность вполне удовлетворительной. Я сказал, что хочу повести атаку прежде всего на пригород, на ту сторону, где стоит высокая деревянная башня над городскими воротами, ибо… в русском городе только один колодец, а в пригороде много и русские берут из них воду. Король спросил меня: «Каким образом думаю я составить апроши?». Я ответил, что хочу составить только три параллели с простою между ними коммуникационною линиею, дабы в первую ночь дойти до рва…». Напомним, что главная цель минной войны – разрушение укреплений противника посредством мощных взрывов, проведенных при помощи пороховых зарядов (мин), которые закладывались под укреплениями в подземных отсеках.

Уже в апреле 1709 года шведы приступили к созданию минных галерей, причем для рытья которых они использовали своих мазепинских союзников – запорожцев. Ряд историков пишут, что когда мазепинцы отказывались копать, намекая на свое «лыцарство», их либо заставляли силой, либо просто давали деньги.

В качестве противодействия специальные группы обороняющихся стали рыть контрминные галереи, для чего часто использовались и подземные ходы, которых в городе было достаточно много (в Полтаве и сегодня можно встретить провалы – следы подземных ходов прошлого). Через галереи, обороняющиеся обезвреживали неприятельские мины и пороховые закладки.

Минная война велась практически каждый день. В «Дневнике военных действий Полтавской битвы» 23 апреля было отмечено: «…При Полтаве усмотрено подведенной подкоп; из камор подкопных порох вынули и ожидали приступу. Желательный пролития крови Король Карл того ж числа приуготовя 3 000 человек к приступу велел подкопа рукав зажечь, и по зажжению рукава неприятель спешно из апрошей бросился, хотя вскоре по взорвании вбежать в крепость. Но как подкопу не взорвало, а приступные были вблизости, и не имея лестниц вспять возвратились; тогда несколькими залпами были провожены и 60 человек побитых оставили, от войска Царского Величества не убит не один…».

Гарнизон крепости отвечал беспрерывными работами в контргалереях. Команды слухачей и наблюдателей искали места шведско-мазепинских работ и тут же здесь начинали рыть встречную траншею. «Войска Царского Величества бывшие в осаде Полтавской, усмотрев веденые неприятелями мины под вал Полтавской крепости, перерыли и до исполнения действа не допустили…», – отмечалось в «Дневнике».

Шведские закладки обнаруживались и обезвреживались, более того, когда в крепости возникла проблема с запасом пороха, именно шведские мины становились источником пополнения полтавских запасов. Гилленкрок пишет об одном таком случае: «…Когда мину подвели до вала, капитан Кронтедт заметил, что и неприятель, со своей стороны, вёл работы. Тотчас уведомил об этом фельдмаршала Рёншильда, и спросил, позволено ли будет уничтожить неприятельскую мину, ибо иначе нельзя продолжать свою мину. Фельдмаршал позволил. Окончив мину, капитан зарядил её. Но неприятель вытащил из нашей мины порох и таким образом предприятие не осуществилось». 

Полтавский историк Юрий Погода, основываясь на десятках исторических источников утверждает, что ни одна из семи (!) заложенных противником мин так и не взорвалась под валами Полтавы. Об этом говорят и шведские источники. Стало быть, противодействие шведским минерам было отменным.

ЧУДО-ОРУЖИЕ ПОЛТАВЧАН

Помимо минной войны, умельцы коменданта Келина применяли против шведов и отменное средство – некую машину, которую историк К. Осипов в книге «Разгром шведских интервентов войсками Петра I», называет «остроумной и весьма пугающей шведов».

Аппарат представлял собой некое подобие крана с рычагом, цепью и большим крюком. Приспособление устанавливали на валу или стене. Стрела неожиданно опускалась в траншеи шведов. На крючок, как на удочку ловили захваченных врасплох шведских драбантов за одежду или ремни и мгновенно уносила его за стену.

В упомянутом «Дневнике военных действий Полтавской битвы» говорится: «При Полтаве проходящих сапами земляной вал сделанной машиной с крюком вынуто из сапов 11 человек без сапах вала найдено тем же инструментом побитых до 24, а протчие убежали. Таким образом, неприятель сапами доставать крепости отменил…»

Подобные средства наши предки использовали и ранее. Когда в 1581-1582 годах войска польского короля Стефана Батория осаждали Псков и пытались подкопаться под крепостную стену, псковичи весьма успешно пользовались «крюками». Что-то подобное применяли донские и малороссийские казаки, обороняясь в 1641 году в осаждённом Азове от наседавших турецких войск, называя подобные устройства «очепами». В.И. Даль в своем знаменательном словаре приводит синонимы «очепа» – «журавец» или «перевес». 

Насколько эффективной было действие этой машины, можно судить по «Запискам Крекшина. Год из царствования Петра Великого 1709» – только за один день 25 апреля ею было «вынуто из сап» (подкопов) 11 шведов, и 24 человека были найдено в подкопах убитыми! Так что «полтавский крюк» смело может быть записан в «историю русского спецназа».

КОРВОЛАНТЫ И ДИВЕРСАНТЫ

Классическим приемом обороны города являются вылазки его гарнизона с целью захвата пленных или выполнения спецопераций. Но кроме действий гарнизона, ему помогали и русские войска извне.

До прихода основных сил русских, этими операциями помощи Полтаве занимался А.Меншиков и его «летучие корволанты» (от франц. corps volant – летучий корпус) – войсковое соединение из конницы, пехоты, перевозимой на лошадях, и легкой артиллерии, впервые созданное Петром I в 1701 году.

Попытки шведов оттеснить русские войска дальше от Ворсклы окончились для них неудачей. Более того, в первых числах апреля 1709 года два полка русской кавалерии генерал-поручика Ренне целиком отбросили неприятеля на правый берег и заняли важный в стратегическом отношении район в междуречьи Ворсклы и Орели, надёжно закрепившись у небольшой крепости Соколке. Против них выступил крупный шведский отряд под командованием генерал-майора Круза.

12 апреля шведы скрытно подошли к Соколке. Но их передвижения вычислили русские разведчики, действовавшие на днепровских переправах, в районе Переволочной и по течению Ворсклы.

Драгуны Ренне подпустив шведов, дали залп и лавой врубились в их строй. Уже первые потери Круза были весьма значительны – свыше 800 убитых, среди них много полегло офицеров. Скандинавы потянулись назад, но драгуны продолжили атаку и вырубили почти всех, часть шведов утонула в Ворскле. Общие потери шведов в деле у Соколки составили порядка полутора тысяч только убитыми.

Получив известие о том, что шведы начали систематические штурмы Полтавы, Меншиков собрал совет и решил «сильную какую подвесть под неприятелем диверсию и оной крепости отдых учинить».

В ночь на 7 мая его корволант переправился через Ворсклу выше Полтавы в районе Опошни и атаковал шведский редут, где был сооружен наблюдательный пункт. Редут взяли почти без стрельбы – в штыковом бою. Генерал Росс попытался выбить русских с двумя полками пехоты и полком драгун, но успеха не достиг и «не дождавшись шпажного бою, с великой конфузией и стыдом» отступил. Диверсия Меншикова оттянула от города шведские силы, которые сам король Карл повел мстить под Опошню.

«Светлейший» счел, что задача не была выполнена и решил действовать мелкими наскоками, используя партизанские отряды и шайки местных жителей, которые без приказа резали шведов всю зиму. 7 мая русские войска под командованием Меншикова атаковали гарнизон захваченной шведами Опошнянской крепости. В бою противник потерял убитыми 600 солдат и офицеров, около 170 их было взято в плен. Из крепости, ставшей по сути тюрьмой, освободили несколько сотен малороссов – жителей из окрестных деревень, которых шведы принудительно использовали на своих фортификационных работах.

Тем не менее, в окружении врагов, в обстановке постоянных штурмов, комендант Келин отдавал приказы совершать вылазки и диверсии. При необходимости совершить вылазку за пределы крепости гарнизон использовал сутеренги – скрытые проходы в земляном валу. Юрий Погода считает, что использовались три сутеренга с напольной стороны: возле Чернецкого углового бастиона, на отрезке стены между ним и Спасской башней; следующий – возле Басмановской башни, и последний – между этой и Мазуровской башнями.

Помимо того, вылазки совершались с помощью подземных ходов снабженных вентиляционными отверстиями. Результаты вылазок были различными. Но чаще всего внезапность и натиск давали неплохие результаты. Уже перед самой битвой. После того, как из Полтавы отпустили прибывшего парламентера, предлагавшего сложить оружие, комендант решается на еще один бросок. «…По отпуску из крепости барабанщика, – говорится в «Дневнике военных действий…», – не умедлив и часу послана из Полтавской крепости вылазка в 1000 мушкетеров с пристойным числом офицеров на нижние неприятельские шанцы от реки Ворсклы к болоту в которых было неприятельского войска 700 и 6 пушек. По выходе из крепости с великим поспешением, к неприятельским шанцам в скоре пришед, из оных неприятеля выбили и гнали к реке Ворскле в весма топкое болото, где всех чуть не побили, если бы не поспешил в немалом числе неприятельский сикурс. Высланные на вылазку, взяв 4 медные пушки, а у двух железных заклепав запалы, возвратились в крепость благополучно…». 5 июня в ночное время 1500 солдат и офицеров полтавского гарнизона совершили новую вылазку, снова выбили шведов из окопов и захватили ещё две медные шведские пушки…

СПЕЦНАЗ ГОЛОВИНА

Одним из самых легендарных эпизодов действия российских отрядов специального назначения под Полтавой стала экспедиция бригадира Головина.

Когда русской армии стало известно. Что в Полтаве практически закончились запасы пороха, командование решило отправить в город отряд с боеприпасами. Выполнить операцию взялся бригадир Алексей Головин. Вечером 8 мая, когда шведский король повел силы на Опошю, Головин повел сводный отряд через топи и заводи. В деле участвовали три батальона Пермского, Апраксина и Фихтенгейма полков – 900 солдат и офицеров. Солдаты и офицеры переоделись в шведскую форму и взвалив на плечи мешки с порохом двинулись через болото на шведский лагерь аккурат в час смены караулов. Брод показали местные малороссияне.

Шведские караульные заметили передвижение, и часовой окликнул идущих. Головин, владевший немецким языком, ответил, что это идет команда для рытья траншей. «Набравшиеся наглости» русские прошли прямо через лагерь и безболезненно достигли линии осадных траншей. Уже здесь шведский офицер понял в чем дело и поднял тревогу, но было поздно. Солдаты сошлись в штыки, резали и рубили шведов саблями и тесаками. В рукопашной они перебили 200 шведов, и потеряв 33 человека, прорвались в Полтаву. А.Д. Меншиков отписал киевскому генерал-губернатору Д.М. Голицыну, что «так сей гарнизон удовольствован», что может теперь не бояться вражеской осады «хотя б неприятель сколько бытности своей ни продолжал», хотя реально пороха было не так много. Однако Полтаве продемонстрировали, что она не забыта.

Бригадир А.А. Головин стал одним из главных помощников коменданта крепости в организации ее обороны. Он лично принимал участие во многих вылазках против неприятеля. В одной из них он был пленен шведами. Победа 27 июня возвратила ему свободу. Головин продолжил свою службу в армии и в 1712 году сопровождал Петра I в поездке за границу.

Потери самого гарнизона и населения города во время осады составили 1186 человек убитыми и 1 728 ранеными. Всего на подступах к Полтаве шведы потеряли только убитыми 6 176 своих солдат и офицеров, а это составляло почти пятую часть армии Карла XII. Множество их, в том числе и сам король, были ранены в период осады. А в генеральной битве потери шведов убитыми составили 8 619 человек. То есть так можно реально оценить значение обороны города для дальнейшей победы.


21 Октября 2019


Последние публикации


1 000 руб.
200 руб.



Выбор читателей

Сергей Леонов
83488
Виктор Фишман
67054
Борис Ходоровский
59019
Богдан Виноградов
46294
Дмитрий Митюрин
31287
Сергей Леонов
30802
Роман Данилко
28309
Сергей Леонов
15371
Дмитрий Митюрин
14111
Светлана Белоусова
13853
Александр Путятин
13007
Татьяна Алексеева
12758
Наталья Матвеева
12292