Штаб-офицеры «с характером»
РОССIЯ
«Секретные материалы 20 века» №7(393), 2014
Штаб-офицеры «с характером»
Сергей Кривенков
журналист, историк
Санкт-Петербург
277
Штаб-офицеры «с характером»
Парк Александрия в Петергофе. Архитектор — Адам Адамович Менелас. 1825 г.

Военно-техническую разведку в России иногда называют «разведкой по линии икс – игрек». Поскольку секреты устаревают не скоро, в публикациях о событиях последних пятидесяти лет не часто используют подлинные архивные документы. Зато неизвестные широкой публике примеры можно при желании найти даже в XIX веке.

СМОТРЕТЬ «ВНИМАТЕЛЬНЫМ ВЗОРОМ»

В свое время автор искал в фондах Российского государственного исторического архива материалы о наследниках российского архитектора британского происхождения Адама Менеласа, известного такими сооружениями, как Шапель, «Белая башня» и Египетские ворота в Царском Селе, Фермерский дворец в Петергофе. И оказалось, что его старший сын, офицер Корпуса инженеров путей сообщения Александр Менелас, был командирован в 1824 году в Англию вместе с майором Каулингом для выполнения задач, которые ныне относят к сфере военно-технической разведки.

Инициатором отправки двух штаб-офицеров на берега «коварного Альбиона» был, судя по всему, главноуправляющий корпуса герцог Александр Вюртембергский. Командированным предстояло изучить множество военно-инженерных новинок. Проект инструкции офицерам изложен в отношении, составленном графом Алексеем Аракчеевым. Предлагалось обратить внимание на внутреннее судоходство, дороги и мосты, производство инженерно-строительных работ. И далее: «Если, кроме сих предметов, заключающих главнейшую надобность, вы найдете возможность ознакомиться с другими изобретениями, полезными, новыми и малоизвестными, могущими доставить промышленности и земледелию Российской империи значительные выгоды, то приобретете еще большее право на признательность высшего начальства». Предлагалось провести экономический анализ проектов, связанных со строительством судоходных путей (инвестиции, сборы, пошлины), а также проследить их влияние на развитие хозяйства. Также следовало изучать конкретные каналы, мосты, собирать сведения о железных дорогах и дорожно-строительных механизмах, закупать «все сочинения, планы, рисунки, даже модели, как почтете вы необходимыми, не выходя, впрочем, из ассигнованных вам для сего от 6 до 8 тысяч рублей». Рекомендовалось изучить, кого можно пригласить на русскую службу, не выдавая при этом денежных сумм и четких обязательств. Определить, насколько удачными были испытания по замене на кораблях деревянных мачт мачтами из железных и цилиндрических труб. Осмотреть с особенным вниманием лабораторию знаменитого химика Деви. Одним словом, «от наблюдательного взора ничто не должно укрыться».

За Александра Менеласа, как тогда было принято, лично поручился его отец-архитектор. Однако последующие события показали, что характер у поручика был, прямо скажем, несколько вздорным и мелочным. Он был склонен к импульсивным поступкам, временами груб, а также ленив. Интересно, что графологи того времени могли бы подтвердить данную характеристику, анализируя автограф офицера. Однако их никто не просил о такой консультации.

Тревожным симптомом было то, что сама отправка офицеров в Англию задержалось из-за того, что поручик Меналас никак не мог сдать документы по своему прежнему месту службы.

В конце концов Каулинг и Менелас все же отбыли 15 июня 1824 года из Кронштадта в Англию на российском военном фрегате «Проворный». Им предписывалось возвратиться не позднее мая следующего года. Дополнительные предписания герцога Вюртембергского майору Каулингу (с копией послу в Лондоне графу Ливену) содержали задания по изучению дорог в гористых местах Шотландии, мола в Плимуте, дорог и канала через Алленские болота в Ирландии.

РАСТРАТЧИК КАУНИНГ

«Честь имею доложить Вашему Королевскому Высочеству... благополучно пристали к Английским берегам...» – писал в своем рапорте к герцогу майор Каулинг.

Штаб-офицеры познакомились с британскими изобретателями Мак-Адамом и Чеймберсом – авторами привилегий (патентов), интересовавших российскую сторону.

Все шло по плану, но вот уже через год тон писем герцога послу Ливену меняется. «Его Королевское Высочество приказать изволил, чтобы Вы дали знать майору Каулингу и г. Менеласу о возвращении их в Россию».

Появилось отношение от управляющего Временным счетным комитетом (аналог нынешней Счетной палаты) о том, что в бытность Каулинга ответственным за строительство канала вокруг Белого озера он допускал ошибки в отчетности.

Ревизоры требовали вычесть у Каулинга половину оклада, но герцог распорядился начать удержания по возвращении офицера в Россию. Вот майор и не торопился. Он послал в Санкт-Петербург курьером поручика Менеласа, которому, кстати, несколько месяцев не выплачивал денег (вследствие чего напарники крепко поругались). А сам еще на год остался в Англии.

И вот уже главноуправляющий корпуса требует от российского посла в Лондоне «учинить… распоряжения к немедленной высылке сего штаб-офицера в С.-Петербург, не учиняя от него каких бы то ни было отговорок...».

Майор Каулинг не приехал, а рапорты герцогу стал писать... на английском языке, которого адресат, видимо, не знал, поскольку чиновники прилагали переводы. Все же в 1827 году посол сумел отправить строптивого разведчика в Россию, выдав ему деньги только на уплату долгов и дорогу, а остальные выслал герцогу для позднейшей выдачи майору. Багаж офицера в Кронштадте дважды опечатывала таможня. Отправили майора служить в Николаев. Денег ему так и не выплатили, но, правда, и ревизия прежних упущений еще и через семь лет не завершилась.

Тогдашняя бюрократия могла бы дать нынешней фору! Далее Каулинг служил в Архангельске, стал полковником и через 13 лет после отъезда из Англии получил все же невыплаченные ему посольством деньги. Как раз к отставке.

СТРОПТИВЫЙ МЕНЕЛАС

Он был направлен для продолжения службы в корпусе. В 1831 году его знаменитый отец-архитектор умер. Менелас-сын (уже дослужившийся до майора) был прикомандирован к Корпусу инженеров путей сообщения при квартировавшей в царстве Польском Главной армии и отвечал за строительство шоссе Ковно – Динабург (современные Каунас и Даугавпилс).

С ноября 1833 года на него было заведено дело «О нерадении к службе и небрежении к предписаниям начальства...».

Суть – «не представил проект о построении моста», «не представляет объяснений на возникшую жалобу от подрядчика на то, что он его рабочих людей бил», «не представляет рапорты о состоянии работ на его дистанции», «не выдает своевременно подрядчику протоколы для получения им денег».

Новый командующий корпусом генерал-адъютант граф Карл Толь отписал «начальнику царства Польского генерал-фельдмаршалу и кавалеру князю Варшавскому графу Паскевичу Эриванскому», прося «поступить по закону».

В итоге Менеласа отрешили от должности и предписали ему явиться на военный суд при штабе 4-й пехотной дивизии в Белостоке. Тот не торопился (как ранее Каулинг не торопился уезжать из Англии), но в конце концов все же предстал перед заседателями.

Еще год он жил на свободе, без должности, получая уполовиненный оклад.

Тут надо сказать, что Менелас-архитектор был видным масоном, посему покровители у сына все же оставались. Дело тянулось, затем его направили на повторную проверку, поскольку и фельдмаршал Паскевич не принял окончательного решения.

В конце концов князем Варшавским было признано, что «упущения сделаны как бы без всякого умысла и никаких от того вредных последствий не произошло».

Посему последовало предписание: майора Менеласа «арестовать на месяц, с положением на гауптвахту, без внесения его штрафования в формулярный список, потом употребить на службу по усмотрению начальства Корпуса инженеров путей сообщения».

Отсидев на гауптвахте положенный срок, майор Менелас выехал к графу Толю в Петербург. И вскоре получил назначение в Вышний Волочек, в систему судоходства, известную ранее как Мариинская, а ныне как Волгобалт, где дослужился до полковника. Характер его не улучшился.

В 1843 году он отправился на воды, в Мариенбад. Проживал в гостинице «Русский трактир», где внезапно и умер. О возможных детективных подробностях история умалчивает, но смерть инженера полковника Менеласа вызвала переписку вице-канцлера графа Карла Нессельроде (в те годы ведавшего иностранными делами) с представителями австрийского внешнеполитического ведомства.

Из архивного дела следует, что Менелас к тому времени овдовел, из близких родственников у него остались две сестры, девицы Изабель и Марианна, проживавшие в доме по Фонтанке близ Обухова моста в Петербурге и воспитывавшие малолетнюю дочь полковника. Сестрам переслали драгоценности. А от продажи через российское посольство в Вене менее ценных вещей они через три года (опять тогдашняя бюрократическая медлительность) получили 123 рубля 58 копеек.

Для самых дотошных автор приводит образец подписи Александра Менеласа.

Считают, что в сочетании с почерком такой автограф может говорить о бездеятельности, вздорности, грубости, мелочности, жадности, импульсивности поступков. Увы, жизнь персонажа дала соответствующие примеры.

Будучи упрямым человеком со сложным характером, Александр Менелас, хотя и сумел продвинуться по службе, не оставил после себя ни состояния, ни учеников, ни личного архива. Возможно, только память о важной роли его отца-архитектора в масонских кругах оберегала его от серьезных неприятностей.

В целом обрисованные здесь две судьбы достаточно ярко отражают ситуацию, когда при яркой индивидуальности тяжелый характер осложнял взаимоотношения с окружающими. «Обезличивание» столь же плохо, но в разведке-то чаще встречается индивидуализм. В то же время замечу – дворяне иностранного происхождения служили в данном случае все же Российской империи. Не правда ли, подлинная история весьма отлична от шпионских детективов?


1 Апреля 2014


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
84305
Виктор Фишман
67414
Борис Ходоровский
59888
Богдан Виноградов
46983
Дмитрий Митюрин
32445
Сергей Леонов
31420
Роман Данилко
28933
Сергей Леонов
24284
Светлана Белоусова
15236
Дмитрий Митюрин
14930
Александр Путятин
13395
Татьяна Алексеева
13159
Наталья Матвеева
13043
Борис Кронер
12570
Наталья Матвеева
11079
Наталья Матвеева
10756
Алла Ткалич
10339
Светлана Белоусова
10027