Счастливое детство царя-мученика
РОССIЯ
«Секретные материалы 20 века» №9(499), 2018
Счастливое детство царя-мученика
Яна Титова
журналист
Санкт-Петербург
3326
Счастливое детство царя-мученика
Семья Александра III. Николай стоит за отцом

Мы продолжаем серию публикаций, посвященных столетию расстрела последнего российского императора и его семьи. Эта статья посвящена детству Николая Александровича. Он был первым ребенком великого князя Александра Александровича Романова (будущего императора Александра III) и его супруги Марии Федоровны, датской принцессы, до замужества и перехода в православие носившей имя Мария София Фредерика Дагмар. Еще до того, как их первенец появился на свет, они решили, что если это будет мальчик, то он будет носить имя Николай — имя умершего старшего брата Александра Александровича, за которого изначально планировалось выдать замуж принцессу Дагмар.

Воспитание — дело царское

Николай Романов появился на свет 6 мая (по старому стилю 18 мая) 1868 года. Через год у него родился младший брат Александр, проживший совсем недолго: вскоре он скончался от менингита. А в последующие годы на свет появились еще четверо детей: Георгий, Ксения, Михаил и Ольга.

Несмотря на то, что в императорской семье каждому ребенку полагались воспитатели и учителя, главным наставником этих пятерых детей был их отец, великий князь и наследник российского престола Александр Александрович, впоследствии царь Александр III. Так же как и его отец, Александр II, и дед, Николай I, он считал, что вырастить детей достойными личностями — работа не менее важная, чем управление государством, и старался каждый день уделять время этой своей «второй работе». Он много общался с детьми, играл с ними и даже поощрял небольшие шалости, но при этом строго наказывал за серьезные проступки — и дети платили ему за это огромной любовью и уважением.

Позже, когда дети Александра III уже стали взрослыми, он учил их такому же отношению к семье. «Укрепляй семью, ибо она основа всякого государства», — говорил он своему старшему сыну, который впоследствии стал таким же любящим отцом для своих пятерых детей.

Именно отец будущего императора Николая и его братьев и сестер был их главным товарищем по играм. Он любил играть с ними на свежем воздухе: зимой они все вместе строили снежные крепости и устраивали целые баталии со снежками, летом собирали грибы в лесу. Детям нравилось все, что делал их отец. К примеру, у Александра Александровича было одно совсем не царское любимое занятие — ему нравилось пилить дрова. И все его сыновья и дочери, увидев его с пилой, тоже заинтересовались этим делом и быстро научились пилить.

В царской семье вообще очень поощрялось делать что-либо своими руками. Так, на Пасху дети Александра III обязательно сами красили яйца луковой шелухой и дарили их родителям, и эти подарки были для императорской четы дороже, чем искусственные драгоценные пасхальные яйца.

Мать Николая II Мария Федоровна, в отличие от своего мужа, больше любила официальные приемы и светские развлечения, но, несмотря на это, тоже не забывала уделять внимание детям. По утрам она звонила в звонок, соединенный с детскими комнатами, и дети наперегонки спешили в ее покои, где она расспрашивала их, как они спали и что видели во сне. Если же императрице нужно было куда-нибудь уехать, то, прощаясь с детьми, она устраивала им веселое развлечение: они по очереди садились на ее шлейф, и она везла их за собой по комнате. Маленькие великие князья и княжны обожали это катание на шлейфе — оно помогало им смириться с тем, что мать покидала их на целый день.

При этом к детским шалостям Мария Федоровна относилась более строго, чем ее супруг. Их младшая дочь, великая княжна Ольга, писала в своих воспоминаниях, как однажды они с братом Михаилом поздно вечером забрались на крышу Аничкова дворца, в котором проживала семья наследника, — им захотелось полюбоваться освещенным луной парком. Александр Александрович, узнав об этом, сначала рассердился и пообещал сурово наказать своих младших детей, но потом внезапно расхохотался, и всем стало ясно, что наказания не будет. Императрица же отнеслась к случившемуся очень серьезно и довольно долго сердилась на Ольгу с Михаилом за то, что они так бездумно рисковали.

Дочери Александра III также вспоминали, что в детстве они проводили больше времени с воспитательницей, которую называли Нана, чем с матерью. Но это было обычным явлением в российских дворянских семьях, так что было бы неправильным сказать, что Мария Федоровна мало занималась своими детьми. Тем более что ее дети любили проводить время вместе с ней, даже когда сама она была погружена в какие-нибудь свои дела или разговоры. Та же великая княжна Ольга, когда была совсем маленькой, почти каждое утро прибегала в кабинет отца, где он завтракал вместе с ее матерью, забиралась под стол и сидела там между ними в обнимку с овчаркой по кличке Камчатка. В такие моменты она не общалась с родителями и мало понимала, о чем они говорят, но находиться рядом с ними было для девочки огромным счастьем — больше нигде она не чувствовала себя так уютно.

Дедушка Николая II и его братьев и сестер, император Александр II, тоже всегда старался выкроить хоть немного времени для общения с внуками. В отличие от своего сына, старавшегося быть строгим, но справедливым родителем, Александр Освободитель внуков баловал, разрешая им шалить сколько угодно. В свободные вечера он играл с ними в прятки, возил их на спине, брал их по очереди на руки и подбрасывал к потолку и под конец таких игр, страшно уставший, почти без сил падал на диван. Но ему не хотелось заканчивать игры с любимыми внуками, и он принимался играть с ними в более спокойные игры, например складывал из пальцев разные фигуры, чтобы на стене появлялись тени, похожие на животных или людей. Внуки от этого были в полном восторге и пытались повторить дедушкины «фокусы». У них не всегда это получалось, и император, видя, что малыши расстраиваются из-за этого, принимался утешать их, обещая, что когда они подрастут, то обязательно всему научатся.

Если же внуки Александра II оставались одни, они без труда сами находили себе занятие. Играть в прятки, к примеру, можно было и без взрослых — а мест, где можно спрятаться в царском дворце хватало. «Как нам было весело! — вспоминала позже великая княжна Ольга Николаевна. — Китайская галерея была идеальным местом для игры в прятки! Мы частенько прятались за какую-нибудь китайскую вазу. Их было там так много, некоторые из них были вдвое больше нас. Думаю, цена их была огромна, но не помню случая, чтобы кто-нибудь из нас хотя бы что-нибудь сломал».

Нередко оставленные без присмотра взрослых императорские внуки выходили из дворца и отправлялись гулять к расположенным неподалеку казармам. Там их тепло встречали простые солдаты, большинство из которых до прихода в армию были крестьянами, — они играли с детьми, пели им свои деревенские песни, брали их на руки и подбрасывали. Мария Федоровна была против таких «визитов» своих детей, но сами они чувствовали себя в полной безопасности среди простого народа и использовали любую возможность, чтобы тайком от нее еще раз побывать в казармах.

Рано им думать о престолах!

Нянь, воспитателей и учителей для своих детей Александр III и его супруга всегда выбирали сами. От каждого из них при этом требовалось, чтобы они относились к своим подопечным не как к будущему правителю и великим князьям, а как к обычным детям. Именно такие условия поставил Александр Александрович первой учительнице своих старших сыновей Александре Оллонгрен.

Эта женщина, жена капитана Константина Оллонгрена, в 1872 году овдовела и осталась с четырьмя детьми почти без средств к существованию. К счастью, об этом узнала начальница Коломенской женской гимназии, которая в юности училась вместе с Александрой Петровной в Екатерининском институте. Она пригласила давнюю приятельницу на должность классной дамы в гимназии, и благодаря этому семейство Оллонгрен сначала выбралось из нищеты, а потом и вовсе оказалось приближенным к царской семье.

Попечителем Коломенской женской гимназии была императрица Мария Александровна, бабушка Николая II. В 1875 году класс Александры Оллонгрен оканчивал учебу, и выпускниц должны были представить царице в Зимнем дворце. Там на Оллонгрен обратила внимание Мария Федоровна. Вскоре после этого торжественного события супруга наследника престола пригласила классную даму в Аничков дворец и предложила ей заняться первоначальным образованием своих сыновей Николая и Георгия. Александра Петровна попыталась отказаться от этого неожиданного предложения: она была уверена, что не справится с воспитанием таких высокопоставленных детей. Но Мария Федоровна стала уговаривать ее, а затем к ней присоединился Александр Александрович — он заявил, что воспитывать его детей надо без всяких скидок на их царственное происхождение. «Но ведь это же наследник престола!» — неуверенно возразила преподавательница. «Простите, наследник престола — это я, — напомнил ей сын Александра II, — а вам дают двух мальчуганов, которым рано еще думать о престоле, которых нужно не выпускать из рук и не давать поблажек. Имейте в виду, что ни я, ни великая княгиня не желаем делать из них оранжерейных цветов. Они должны шалить в меру, играть, учиться, хорошо молиться Богу и ни о каких престолах не думать».

Так у старших сыновей наследника появилась первая учительница, в обязанности которой входило обучить их азбуке, таблице умножения и молитвам. Александра Петровна переехала в Аничков дворец вместе со своим младшим сыном Владимиром, который был чуть старше Николая и который стал осваивать школьные премудрости вместе с ним и с Георгием. Двух ее старших сыновей отправили учиться в Псковский кадетский корпус, а дочь — в Павловский институт. Младшего же Александр Александрович сам предложил обучать вместе со своими детьми. Он поинтересовался у учительницы, какой характер у Владимира, и та призналась, что за тот год, когда их семья сильно нуждалась, он проводил много времени с уличными мальчишками и с тех пор любит подраться. Но наследника престола это не смутило — он заявил, что драться все любят «до первой сдачи» и что двое его сыновей «тоже не ангелы» и сумеют постоять за себя.

Но Владимир Оллонгрен и не думал драться. Вскоре он подружился с Николаем, и эта дружба сохранилась и позже, когда они стали взрослыми. Сын Александры Петровны нередко участвовал в играх царских внуков, по утрам приходил вместе с ними поздороваться с Марией Федоровной и даже катался, как и они, на ее шлейфе.

Александра Оллонгрен обучала Николая с Георгием в течение трех лет, с 1876 по 1879 год. После этого мальчики были полностью готовы к обучению по расширенной гимназической программе с другими наставниками, и их первая учительница получила новую должность — ее назначили начальницей Василеостровской женской гимназии. Там она не только преподавала, но и занималась делами Общества вспоможения нуждающимся учащимся — была заместителем его председателя. Еще в 1877 году все три ее сына получили потомственное дворянство, а после того, как Николай II стал императором, он передал Александре Петровне право собственности на здание, в котором находилась Василеостровская гимназия. В этом здании она и прожила всю оставшуюся жизнь.

Наставники светские и религиозные

После Александры Оллонгрен старшим сыновьям Александра III преподавали разные науки многие известные люди, в том числе и выдающиеся ученые. Составленная для них учебная программа была шире, чем обычный гимназический курс, и включала в себя политическую историю, военное дело, экономические дисциплины, юриспруденцию и многие другие предметы. Много внимания уделялось изучению иностранных языков — английского, который давался Николаю особенно хорошо, немецкого и французского. Лекции по естественно-научным дисциплинам будущему императору читал академик Николай Бекетов, по искусству — композитор Цезарь Кюи, по экономике — министр финансов Николай Бунге, по праву — действительный тайный советник Константин Победоносцев, а по военной науке — начальник Главного штаба генерал Николай Обручев и глава Академии Генштаба генерал Михаил Драгомиров. Занятия с ними были именно лекциями, такими же как в высших учебных заведениях, а не в гимназиях: преподаватели только рассказывали своим царственным ученикам свой предмет, но не проверяли их знания после каждого урока.

Кроме того, с 1877 года у Николая Романова появился воспитатель, которому было поручено подготовить из него наследника престола. На эту должность был назначен генерал Григорий Данилович, до этого служивший директором Второго кадетского корпуса. Этот незаурядный человек был не только военным, но еще и талантливым педагогом. В кадетском корпусе он учил не только воспитанников, но еще и занимался подготовкой новых преподавателей военных гимназий, открыв для этого при училище специальные педагогические курсы. И впоследствии во всех военных учебных заведениях Российской империи была принята именно его воспитательная система, признанная самой лучшей.

Юные кадеты побаивались Григория Григорьевича — наставником он был очень строгим. Однако этот человек, по всей видимости, был еще и хорошим психологом — он сумел завоевать уважение учеников, сделать так, чтобы даже те, кого он за что-либо наказывал, понимали, что наказание справедливо, и признавали его правоту. Его коллеги вспоминали, что ни разу не видели его рассерженным и не слышали, чтобы он повышал голос, — ему удавалось угомонить большую группу подростков всего парой спокойных тихих слов.

Вместе с Николаем Данилович обучал и его брата Георгия. После целого класса кадетов справиться с двумя внимательными и не склонными к шалостям учениками ему было нетрудно. Именно Григорий Григорьевич начал преподавать великим князьям основы военного дела, которые они позже продолжили изучать с другими учителями.

Было у Григория Даниловича еще одно любимое дело — литература. Сам он не был писателем, но состоял в комитете Литературного фонда и был знаком со многими известными авторами. Сделавшись наставником детей Александра III, он поселился в Аничковом дворце, и в его апартаментах нередко бывали Иван Гончаров, Федор Достоевский и другие писатели.

В 1892 году Даниловича за все его заслуги произвели в генералы от инфантерии, а еще через год наградили орденом Святого Александра Невского. К тому времени Григорий Григорьевич почти полностью потерял зрение и уже не преподавал, но продолжал помогать другим учителям, пришедшим ему на смену в военных гимназиях и часто обращавшихся к нему за советом.

Религиозным образованием будущего императора занимался протопресвитер Иоанн Янышев. Он хорошо знал семью Александра III, так как еще в 1864 году стал наставником его невесты принцессы Дагмар, готовившейся перейти в православие. После этого Янышев был назначен ректором Санкт-Петербургской духовной академии и основал журнал «Церковный вестник».

Николаю Романову протопресвитер преподавал историю Русской православной церкви, каноническое право и историю других конфессий и религий. Между наставником и учеником быстро установились близкие и доверительные отношения, и позже отец Иоанн стал духовником императора Николая и всей его семьи. Именно он помогал перейти в православие будущей императрице Александре Федоровне, жене Николая II, так же как в прошлом помогал его матери.

Когда закончилось детство

В свой шестнадцатый день рождения, 6 мая 1884 года, Николай Романов принес в домовом храме Зимнего дворца присягу наследника российского престола. Его детство официально закончилось, но учеба продолжалась — теперь будущему царю предстояло многому научиться на практике.

Цесаревич начал проходить военную службу в Преображенском полку и к 1892 году дослужился до звания полковника. В эти же годы, параллельно с военной службой, Николай начал вникать в государственные дела. Александр III брал его с собой на заседания кабинета министров и Государственного совета, где его сын мог увидеть, как принимаются те или иные политические решения, и даже повлиять на них.

Кроме всего прочего, образование наследника престола включало в себя еще и поездки по России и по другим странам. Будущий царь должен был собственными глазами увидеть, как живут люди в его государстве — в больших и маленьких городах, в деревнях и поселках, на севере и на юге. Николая Романов совершил несколько таких поездок вместе с отцом, посетив каждую российскую губернию. После этого, в 1890 году, Александр III отправил своего старшего сына в самостоятельное путешествие по Европе, Африке и Азии, предоставив ему для этого фрегат «Память Азова». На нем Николай со свитой побывал сначала в Австро-Венгрии и Греции, потом посетил Египет, Индию и Китай, а после этого приплыл в Японию, где на него совершил покушение фанатик-полицейский по имени Цуда Сандзо. После этого наследник вернулся в Россию — он прибыл во Владивосток, а оттуда через всю Сибирь отправился в Петербург, по дороге вновь изучая жизнь в тех городах, которые он проезжал.

В августе 1892 года цесаревич Николай прибыл в столицу. Вскоре после этого у него появилась первая «работа»: министр путей сообщения Сергей Витте предложил Александру III назначить его директором комитета по строительству Транссибирской железной дороги. Именно тогда начал строиться основной участок этой дороги, от Миасса до Владивостока.

Спустя два года после этого назначения наследника Николая скончался его отец Александр, и он занял более высокую «должность» — императора Всероссийского, царя Польского и великого князя Финляндского.


3 апреля 2018


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
107203
Сергей Леонов
94629
Виктор Фишман
76370
Владислав Фирсов
71730
Борис Ходоровский
67833
Богдан Виноградов
54480
Дмитрий Митюрин
43683
Сергей Леонов
38590
Татьяна Алексеева
37611
Роман Данилко
36681
Александр Егоров
33816
Светлана Белоусова
32925
Борис Кронер
32838
Наталья Матвеева
30819
Наталья Дементьева
30360
Феликс Зинько
29811