От шулера до министра юстиции
РОССIЯ
«Секретные материалы 20 века» №15(531), 2019
От шулера до министра юстиции
Наталья Дементьева
журналист
1217
От шулера до министра юстиции
Портрет Гавриила Державина из Третьяковской галереи

Чиновников на Руси всегда недолюбливали. Известный русский поэт назвал чиновников «канцелярской крючкотворной дружиной». И это не было поэтической вольностью, он знал, о чем говорил. Ведь Гавриил Романович Державин сам был чиновником более тридцати лет...

«Повеса, мот, буян, картежник»

Гавриил Державин родился в Казани, от благородных родителей, 3 июля 1743 года. В 1762 году, после окончания гимназии, юный Державин приехал в Петербург и поступил в Преображенский полк рядовым гвардейцем. Обычно дворяне записывали своих новорожденных сыновей солдатами в гвардейские полки. Юнец, не нюхавший пороха, впервые являлся в полк, будучи уже в офицерском чине, а в двадцать один год нередко становился полковником. Однако для такого «надомного» прохождения службы нужны были деньги и связи, которых у Державиных не было. Нищета в семье была такая, что когда Роман Николаевич Державин умер, то не нашлось пятнадцати рублей, чтобы заплатить оставшийся после него долг. Вот и пришлось Гавриилу начать службу с самых низов.

Никто не знал, что солдат Державин пишет стихи и ему уготована слава великого русского поэта. Потом однополчане все же узнали, что Державин балуется стихами, и некоторые его произведения стали «гулять» по полку. Особой популярностью пользовались фривольные стишки.

В январе 1767 года Державин получил чин сержанта и отпросился в отпуск в Казань. Матушка Фекла Андреевна с великим трудом скопила немного денег, чтобы сынок купил себе деревеньку и тридцать душ крепостных. Необходимые бумаги следовало оформить в Москве. Державин поселился в доме двоюродных братьев. Родственники предложили сыграть в карты, и Державин проиграл все матушкины накопления.

«Попав в такую беду, ездил с отчаяния день и ночь по трактирам искать игры», – вспоминал Державин. Он присоединился к компании шулеров. Два года Гавриил Романович вел в Москве разгульную жизнь, а в Петербурге полковой писарь Неклюдов из дружеского расположения в рапортах писал, что сержант Державин причислен к московской команде.

В конце 1769 года мать некоего прапорщика Дмитриева подала в полицию жалобу, что Державин обманом выиграл в карты у ее сына 800 рублей. Началось следствие. Державин свою вину не признал, но понял, что надо бежать из Москвы, пока не поздно. Весной 1770 года он занял пятьдесят рублей и помчался в Петербург. В Твери повстречал старого приятеля и проигрался, занял пятьдесят рублей и в новгородском трактире вновь спустил все до копейки. У него остался только серебряный рубль, подаренный матерью. Он хранил его до конца жизни. Гавриил Романович в стихотворении «Раскаяние» вынес себе строгий приговор:

Повеса, мот, буян, картежник очутился.

И, вместо чтобы талант мой в пользу обратил,

Порочной жизнию его я погубил.

Но если вы подумала, что Державин зарекся играть в карты, то ошибаетесь. Он играл и дальше, но благоразумно и умеренно. 

Как медвежонок оскорбил власть

Державин называл взяточничество «язвой, которая свирепствует в нашем Отечестве». Он участвовал в подавлении восстания Пугачева и по-своему понял причины народного недовольства: «Надобно остановить грабительство, или, чтоб сказать яснее, беспрестанное взяточничество, которое почти совершенно истощает людей».

После пугачевского мятежа за верную службу Державин ожидал наград и повышения в чине, но, поскольку он частенько ссорился с начальством, его перевели на статскую должность.

Державин негодовал, но оказалось, что он нашел свое настоящее призвание. В 1784 году он был назначен олонецким губернатором. Державин провел ревизию местных учреждений, которые подчинялись наместнику Олонецкой и Архангельской губерний Тутолмину. Наместник Тутолмин был непосредственным начальником Державина. Подчиненный проверил работу начальника, выявил многочисленные нарушения и доложил о них императрице Екатерине II. «Тутолмин был позван во дворец, где ему прочтено было губернаторское донесение, и он должен был на коленях просить милости у императрицы». 

Тутолмин затаился и выжидал, когда Державин совершит ошибку, чтобы ему отомстить. И такой случай представился. В доме Державина жил ручной медвежонок. Однажды судебный заседатель Молчин, устав от однообразия канцелярской службы, заманил медвежонка в зал суда.

– Вот вам, братцы, новый заседатель, Михайла Иванович Медведев, – смеясь, сказал Молчин чиновникам. 

Заседатель Горлов усмотрел в этих словах неуважение к суду и «велел сторожу выгнать четвероного гостя и при этом ударил мишку палкой. Молчин вступился за обиженного, напомнив, что медведь губернаторский».

Наместнику доложили, что медвежонка привели в суд по приказу Державина, который хотел высмеять Тутолмина. Тот раздул пустяковый случай до преступления, подпадающего под статью об оскорблении власти. Жалоба на медвежьи проделки была передана в высший государственный орган Российской империи, в Сенат.

Державин указал сенаторам, что они сами себе сделают медвежью услугу, если императрица узнает, какими пустяками в Сенате занимаются. Сенаторы призадумались и поступили проверенным способом: дело положили под сукно. Медвежонок вырос и убежал в лес, а Державина перевели на должность тамбовского губернатора.

Слишком ревностно служил

За три года губернаторства в Тамбове Державин упростил судопроизводство, облегчил условия содержания заключенных, приказал построить народное училище, богадельню, сиротский дом, театр, создал типографию, учредил народные школы. К несчастью, в своем усердии он вновь перегнул палку. Державин вмешивался в дела своего начальника рязанского и тамбовского наместника Гудовича. Во время одной из ревизий Державин обнаружил «утрату знатных сумм казны» и множество других упущений. Спор Гудовича и Державина тоже рассматривался в Сенате.

Екатерина II рассудила, что принципиальный и честный чиновник должен стать ее глазами и ушами в важных государственных делах. В декабре 1791 года Державин был назначен статс-секретарем императрицы с обязанностью наблюдать за законностью решений Сената. Гавриил Романович работал тщательно и делал такие подробные отчеты, что «целая шеренга гайдуков и лакеев вносила в кабинет государыни огромные кипы бумаг». Державин часами читал толстенные отчеты, но императрица быстро теряла терпение.

Державин не умел сдерживать эмоции и обличал нечестных чиновников, не глядя на чины и звания. Однажды Гавриил Романович так увлекся, что схватился за конец накидки, лежавшей на плечах государыни. Он машинально стал стягивать накидку, не замечая, что лицо императрицы покраснело, а скулы затряслись. Екатерина позвонила в колокольчик и попросила пригласить статс-секретаря Василия Степановича Попова.

– Василий Степанович, побудь здесь, – попросила императрица, – а то Державин много воли своим рукам дает, пожалуй, еще прибьет меня.

Державин только теперь увидел, что держит в руках накидку императрицы. Немыслимое, недопустимое нарушение приличий! «Императрица приказала Державину прибыть на другой день, приняла его милостиво и даже извинилась за то, что вчера горячо поступила, но обвинила Державина в том, что он сам горяч и все спорит с ней». Державин продолжил чтение записки, сколько чиновники получили бюджетных средств и не вернули. Первым назвал князя Потемкина, всесильного фаворита императрицы. Князь одолжил астрономическую сумму в 800 000 рублей. Императрица сказала, что князь часто тратит свои деньги на казенные нужды, поэтому его долг погасит государственное казначейство. Небольшие долги императрица приказывала простить, другим придворным велела заплатить все до копейки. Наконец, Державин произнес, какую сумму задолжал сын Екатерины, великий князь Павел Петрович. Императрица сына терпеть не могла и гневно начала говорить, что великий князь бессмысленно мотает деньги.

– Просто не знаю, что с ним делать! – возмущалась Екатерина.

«Императрица ждала поддержки, но Державин, не умея играть роль хитрого царедворца, потупив глаза, не говорили ни слова.

– Что ты молчишь? – спросила императрица.

– Сына с императрицей я судить не могу, – сказал Державин и захлопнул папку с бумагами.

– Поди вон! – закричала Екатерина»

Когда он окончательно утомил Екатерину II, она заявила, что Державин нарушает главный принцип государственной службы: «чин чина почитает».

В сентябре 1793 года Державин получил звание сенатора. Это было почетной отставкой от службы при императрице. А в январе 1794 года он был назначен президентом Коммерц-коллегии. Это учреждение можно сравнить с нынешним Министерством торговли. Императрица приказала ему возглавлять коллегию, но никакими делами впредь не заниматься и «ни во что не вмешиваться». Поистине соломоново решение: и Державин не обижен, и таможне дано добро.

Упоминая в дневнике о кончине императрицы, Державин заметил, что «Екатерина не безусловно служила правде», но он был бесконечно благодарен, «что она при всех гонения не дала задушить его».

Император Павел I мечтал урегулировать все на свете. Казалось, что такой человек, как Державин, будет ему необходим. Однако горячность вновь подвела Гавриила Романовича. Павел задал Державину вопрос, на который любой придворный ответил бы лестью, а поэт сказал правду и вылетел из царских покоев. Правда, через некоторое время Павел простил Державина, и он исполнял много ответственный поручений.

Державин служил и при молодом императоре Александре I. В сентябре 1802 года была создана система министерств. Державин получил пост министра юстиции. «Каждый вторник и каждую пятницу одного за другим изобличал он министров перед лицом государя: в самовольном распоряжении казенными миллионами, в заключении контрактов без торгов и публикаций, в поблажках откупщикам, в раздаче наград и чинов по прихотливой воле каждого министра». Сконфуженный государь выгораживал и покрывал своих ставленников». Неудивительно, что Александр I нашел повод отправить Державина в отставку.

– Ты очень ревностно служишь, – сказал император, прощаясь.

– Государь, я иначе служить не могу. Простите, – ответил Державин.

Как жаль, что Державина сегодня редко вспоминают и еще реже читают его стихи, не потерявшие актуальности.



8 июля 2019


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
88919
Виктор Фишман
71164
Сергей Леонов
63662
Борис Ходоровский
63276
Богдан Виноградов
50238
Дмитрий Митюрин
37922
Сергей Леонов
34161
Роман Данилко
31935
Борис Кронер
21537
Светлана Белоусова
20211
Наталья Матвеева
19463
Светлана Белоусова
19348
Дмитрий Митюрин
18189
Татьяна Алексеева
17935
Татьяна Алексеева
17435
Наталья Матвеева
16758