Неюбилейное
РОССIЯ
«Секретные материалы 20 века» №3(389), 2014
Неюбилейное
Василий Соколов
публицист
Санкт-Петербург
1191
Неюбилейное
Блокадный Ленинград

Удивительную историю рассказало на днях петербургское телевидение! Весьма пожилую женщину возмутил счет, выставленный ей за пользование водой – как горячей, так и холодной. На первый взгляд, нет ничего удивительного в том, что «органы» ЖКХ в очередной раз поиздевались над нами, пользователями этими так называемыми услугами. Как нет ничего удивительного и в том, что опытная женщина потребовала от них разобраться и назначить справедливую (в ее понимании) плату за воду. И что же она получила в ответ?

Видимо, в этих так называемых «органах» возмущенно воскликнули: «Ах, так?!» и тут же направили на дом к старушке авторитетную комиссию. Комиссия немедленно выяснила, что установленные в ее квартире счетчики превысили нормативные сроки пользования, хотя и работали при этом вполне нормально. Ну, и вкатили старушке санкции по самое не балуйся – выставили счет за пользование своими водами не по факту, зафиксированному счетчиками, а по усредненным нормативам. Оказалось, что долг с того момента, как истекли формальные сроки пользования счетчиками, вырос до трех с лишним тысяч рублей! И старушку припугнули судом с последующим выселением из квартиры. При этом следует отметить, что ни в одной другой квартире этого дома комиссия ЖКХ не удосужилась и по сей день проверить работу счетчиков воды.

Ну и что, скажете вы, ничего удивительного. Все мы прекрасно знаем о коммунальных беспредельщиках: явление рядовое – нечего жаловаться на неубранные парадные и завышенные счета, как, мол, аукнется, так и откликнется. Да и я согласился бы с вами, уважаемые читатели, если бы только не один факт: несчастная старушка – блокадница. И вам, в первую очередь жителям Ленинграда-Петербурга, не надо лишний раз объяснять, что означает это слово. Тем более в дни, когда мы отмечаем семьдесят лет со дня снятия блокады Ленинграда. Именно так, со ДНЯ СНЯТИЯ БЛОКАДЫ, а не с канцелярско-бюрократического «Дня полного освобождения советскими войсками города Ленинграда от блокады его немецко-фашистскими войсками (1944)». Так постановили именовать наш святой день бесславные думцы, а их бессвязные малограмотные слова скрепил подписью президент (кстати, наш земляк).

Но не об этом я хочу говорить – город как на дыбы поднялся в знак протеста против бессмысленного «новодела», в соответствии с которым получается, будто нас освободили от «его немецко-фашистских войск»! Я хочу поговорить с вами о том, что означает для нас слово «блокадник» и насколько оно весомо для людей, власть предержащих, да и для солидной, увы, части нынешних «россиян». Этим псевдотолерантным словцом всячески стараются заменить гордое имя гражданина России – кому в угоду? Но вернемся к блокадникам – ветеранам армии и тыла (неужели этим словом – тыл – можно называть сражавшийся Ленинград?), к детям блокады, к тем, кто прожил в осажденном городе хотя бы несколько из восьмисот семидесяти одного дня блокады. Сколько их осталось в живых?

По очень приблизительным данным середины 2012 года, таковых было в нашем городе 225 тысяч. Из них – 32 тысячи фронтовиков, 4 тысячи – тяжелые инвалиды. При этом – по данным Комитета по социальной политике администрации Петербурга – ежегодно уходит из жизни около двадцати тысяч ветеранов и блокадников. Кстати, раз уж мы заговорили о социальной политике, то следует отметить, что в структуре упомянутого комитета нет адресного подразделения, которое занималось бы именно блокадниками. Что говорить об этом, если даже в Законе «О государственных стандартах социального обслуживания населения Санкт-Петербурга», принятом в феврале 2008 года, нет ни единого слова о так называемых «блокадниках»!

Справедливости ради следует сказать, что существует множество других нормативных документов, тем или иным способом определяющих различные льготы для тех, кого мы называем блокадниками. Но как они лукавы! Возьмем, к примеру, «вторую пенсию» для блокадников: она выплачивается инвалидам I, II и III групп (говорят, теперь ограничения по инвалидности называются иначе, но не будем вникать в такие тонкости). «Вторая пенсия» назначается для них в процентах (100, 150 и 200) от «базовой части трудовой пенсии по старости», а вовсе не от полного ее размера, как можно подумать, исходя из ее названия. А о том, что случится с этой «второй блокадной пенсией» после очередной (в который раз!) пенсионной реформы – сие нам знать не дано.

Впрочем, что это мы все о деньгах да о деньгах? Можно было бы поговорить и о квартирах, в которых живут те, кто пережил суровые дни блокады. В апреле 2013 года губернатор Петербурга заявил буквально: «В следующем году мы будем отмечать 70-летие полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады. И хочется, чтобы этот светлый праздник все наши ветераны и блокадники, которые проживают в коммуналках, встретили бы в своих собственных отдельных квартирах». Хотеть, как говорится, не вредно. Особенно когда такое хотение подкреплено обещанием выделить тысячу двести квартир в новых домах. «Дорогие наши ветераны и блокадники! Если вы живете в коммунальной квартире, пожалуйста, обратитесь в администрацию своего района. Вас поставят на жилищный учет и практически сразу предложат варианты нового жилья», – продолжил губернатор. Первый месяц 2014 года подходит к концу, и, если губернатор сдержит слово, я первым публично потребую для него высокой государственной награды.

Параллельно с заявлениями губернатора канал «ТВ 100» вместе с Балтийской медиагруппой осуществил спецпроект «Блокадники в коммуналках». Вот что говорили его участники: «По заявлениям ветеранов, в части предложений губернатора такое начинание приведет к новым обманам со стороны городских чиновников. Такой горький опыт у ветеранов уже есть... Ветераны крайне нуждаются в улучшении жилищных условий, но не в тоннах отписок, которые получают».

Видимо, ни к чему приводить многие случаи вопиющей несправедливости по отношению к тем, кто выстоял в блокаду, защищая любимый город. Достаточно привести слова Олега Басилашвили, произнесенные им во время обсуждения этой проблемы на телевидении: «Вы посмотрите, как живут солдаты Второй мировой, воевавшие на стороне Гитлера! Для них пенсия – как новая жизнь, они ездят по миру. Наши же доживают в гнилых коммуналках. Это позор страны, которая зарабатывает на нефти миллиарды, попадающие в чей-то карман. Зачем все эти яхты, футбольные клубы? Не надо воровать миллиарды на строительстве стадиона на Крестовском, купите на эти деньги квартиры блокадникам!»

Некоторые участники этого телевизионного спецпроекта высказывались просто и решительно: «А почему бы не решить так? Есть удостоверение блокадника – дать квартиру, а остальные документы не требуются». Вроде бы выход. Но... И тут надо с грустью признать: уровень честности в нашей стране за последние полтора-два десятилетия резко понизился, а уровень алчности и бессовестности непрерывно растет. Потому с горечью следует признать, что доля правды есть и в таком заявлении одного из участников дискуссии: «К сожалению, большинство блокадников (оставим утверждение о большинстве на совести участника. – В.С.) – липовые. Эвакуированные, но не выписанные, по суду якобы свидетелей находили. А есть настоящие блокадники, которые не смогли доказать это из-за гибели дома вместе с домовой книгой. Теперь хитрож...е активно участвуют во всяких советах ветеранов и за подачки помогают фальсифицировать выборы. И вот такие по нескольку раз получали квартиры. Поэтому неплохо бы изучить, как они перепрописывались, тогда и настоящим блокадникам квартиры достанутся».

Нечто подобное случилось с моим соседом. Мальчишкой его пытались вывезти из блокадного Ленинграда, но во время бомбежки на Ладоге он потерял мать и сестру, в город по малолетству вернуться не сумел и после нескольких месяцев скитаний, десяти лет от роду, прибился к партизанам, провоевав разведчиком до 1944 года. После этого прописаться в старой квартире не мог, устроился в ФЗУ (аналог более позднего ПТУ) в Сестрорецке, позже получил высшее техническое образование, долго работал на «оборонку». А выйдя на пенсию, несколько лет потратил на то, чтобы доказать свое участие в Великой Отечественной войне и законное проживание в довоенном Ленинграде. И это в те годы, когда всяческими праведными и неправедными методами возрастало количество «участников ВОВ» и блокадников! Тоже, однако, проблема...

Но вернемся к славной дате. К сожалению, мы привыкли отмечать великие памятные даты барабанным боем и звонкими трубами. Вот и теперь возникло невесть откуда предложение сделать 27 января праздничным днем для Санкт-Петербурга. Да, это праздник – праздник со слезами счастья и горечи на глазах. Это день памяти, а не «праздный день», вовсе не повод отдохнуть лишний день в практически нерабочий январь. Помнить будем и без лишнего дня отдыха, будем помнить как день великого народного подвига, а не очередного, пусть и весьма важного сражения страшной четырехлетней войны.


1 Февраля 2014


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
85095
Виктор Фишман
68465
Борис Ходоровский
60838
Богдан Виноградов
47762
Дмитрий Митюрин
33808
Сергей Леонов
31940
Роман Данилко
29778
Сергей Леонов
29620
Светлана Белоусова
16237
Дмитрий Митюрин
15883
Борис Кронер
15050
Татьяна Алексеева
14272
Наталья Матвеева
14003
Александр Путятин
13906
Наталья Матвеева
12151
Алла Ткалич
11443
Светлана Белоусова
11439