Лейб-гвардии «Захары»
РОССIЯ
«Секретные материалы 20 века» №24(384), 2013
Лейб-гвардии «Захары»
Борис Антонов
писатель
Санкт-Петербург
279
Лейб-гвардии «Захары»
Александр Суворов

При преемниках Петра Великого установилась особенно тесная связь между гвардией и императорским двором. Гвардия стала главной силой в дворцовых переворотах. Из школы военной выучки она превратилась в привилегированную часть армии с большими льготами. В 1741 году было приказано ежегодно каждому рядовому гвардейцу выдавать по три рубля именинных денег, а позднее еще по одному рублю крестильных – на детей. С июля 1743 года всем гвардейцам, несшим караулы в комнатах императрицы, выдавали по десять рублей в день…

5 сентября 1742 года, в день поминовения святых Захария и Елизаветы, то есть в день тезоименитства императрицы, Елизавета Петровна прибыла в Преображенскую слободу. По этому поводу в полку было устроено пышное застолье, на котором преображенцы ее восторженно приветствовали и поздравляли. В разгар застолья государыня обратилась к присутствующим с вопросом: «Есть ли среди вас именинники, носящие имя Захар?» На это преображенцы дружно ответили: «Матушка, мы все сегодня именинники, ибо наша благодетельница делит сегодня с нами эту трапезу!» Елизавета Петровна рассмеялась и сказала: «Так вы, выходит, все Захары». С этого времени всех преображенцев стали звать «Захарами». Название это сохранялось за ними, пока существовал полк.

И Елизавета Петровна, и Екатерина II в дни гвардейских торжеств посещали полки и приглашали гвардейцев на торжества во дворец, дорожа их хорошим к себе расположением, поскольку через них осуществлялась тесная связь с дворянством.

В царствование Александра Павловича преображенцы на полях сражений доказали, что в полку живы славные боевые традиции. Они участвовали в сражениях с наполеоновской армией начиная с 1805 года, а также в войне со Швецией в 1808–1809 годах. Из боевых походов они возвращались в столицу, где их с нетерпением ожидали родные, близкие, друзья, да и сам город без них выглядел сиротливо. Полк участвовал в Бородинском сражении, а особо отличился при Кульме 16–17 августа 1813 года. За это сражение преображенцам было пожаловано Георгиевское знамя.

Подлинный героизм полк в полном составе проявил в Русско-турецкую войну 1877–1878 годов. За бой под деревней Ташкисен преображенцы получили на головные уборы почетную надпись: «За Ташкисен 19 декабря 1877 года». По окончании боевых действий 8 сентября 1878 года они торжественно вошли в Петербург через Московские триумфальные ворота. Это событие великолепно описано в поэме Блока «Возмездие»:

За ними – снежные Балканы,
Три Плевны, Шиnка и Дубняк;
Незажuвающие раны
И хитрый и не слабый враг…
Разрежены их батальоны,
Но уцелевшие в бою
Теперь под рваные знамена
Склонили голову свою.

Преображенский полк известен многими замечательными людьми. По окончании Николаевского кавалерийского училища в 1856 году здесь начал службу великий русский композитор Модест Петрович Мусоргский. Вот как описывает юного прапорщика-преображенца, собрата по музыкальному творчеству военный врач и композитор Александр Порфирьевич Бородин: «Мусоргский был в то время совсем мальчонком, очень изящным, точно нарисованным офицериком; мундирчик с иголочки, в обтяжку; ножки вывороченные, волоса приглажены, припомажены, ногти точно выточенные, руки выхоленные, совсем барские. Манеры изящные, аристократические; разговор такой же, немножко сквозь зубы, пересыпанный французскими фразами, несколько вычурными. Некоторый оттенок фатоватости, но очень умеренной. Вежливость и благовоспитанность – необычайные. Дамы ухаживали за ним. Он садился за фортепьянами и, вскидывая кокетливо ручками, играл весьма сладко, грациозно и пр. отрывки из «Троваторе» («Трубадура»), «Травиаты» и т. д., И кругом него жужжали хором: «charmant», «delicieux» (прелестно, восхитительно) и пр.».

В этой несколько ироничной характеристике чувствуется легкая зависть армейского офицера к гвардейцу. Сама же характеристика дает достаточное представление о преображенском офицере. Здесь уместно процитировать другого автора – офицера гвардии князя Владимира Трубецкого: «Гвардия давала «положение в свете». В смысле карьеры там были лучшие перспективы. Главное же, в гвардию принимали людей с разбором и исключительно дворян. Гвардейский офицер считался воспитанным человеком в светском смысле слова. В армии же такой гарантии не могло быть. Армейский кавалерийский шик, конечно, не нравился матери именно потому, что это был шик. Раз шик, что стало быть уже дурной тон (мать ненавидела даже само слово). Если хотите, в гвардейских полках тоже был известный шик, но уже более утонченный и «благородный», и это, конечно, тоже было не совсем хорошо. Только два полка в глазах матери были вне всякого шика и были действительно настоящими порядочными полками – знаменитый исторический лейб-гвардии Преображенский пехотный полк и Кавалергардский. У них был сверхшик, заключавшийся во всяком отсутствии «шика». Это было уже какое-то «рафин» джентельменства... В оба эти полка поступал цвет высшего дворянского общества. Это были действительно исключительные аристократические полки, куда принимали офицеров с особенным разбором. Носить громкую старинную дворянскую фамилию и обладать средствами и придворными связями было далеко недостаточно, чтобы поступить в один из этих рафинированных полков. Туда мог попасть только безупречно воспитанный молодой человек, о репутации и поведении которого полком собирались тщательные справки».

С 1891 по 1900 годы полком командовал великий князь Константин Константинович – известный поэт, творивший под псевдонимом «К. Р.». В 1899 году он написал стихотворение «Полк»:

Наш полк! Заветное, чарующее слово
Для тех, кто с молоду и всей душой в строю.
Другим оно старо, для нас – все так же ново
И знаменует нам и братство и семью.
О, знамя ветхое, краса полка родного
Ты, бранной славою венчанное в бою!
Чье сердце за твои лоскутья не готово
Все блага позабыть и жизнь отдать свою?
Полк учит нас терпеть безропотно лишенья
И жертвовать собой в пылу святого рвенья.
Все благородное: отвага, доблесть, долг,
Лихая удаль, честь, любовь к отчизне славной,
К великому Царю и вере православной
В едином слове том сливается: наш полк!

В лейб-гвардии Преображенском полку в разное время служили многие выдающиеся военачальники, политики, деятели культуры. Не требуют комментариев имена таких преображенцев, как Меншиков, Суворов, Румянцев, Державин, Аракчеев, Воронцов, Остерман-Толстой, Ольденбургский, Шувалов, Потемкин, Паскевич, Мусоргский и многие другие.

Солдат-преображенцев петербуржцы легко узнавали не только по мундиру и особой выправке, но и по внешнему виду. В Преображенский брали высоких шатенов с удлиненными носами. Две роты полка носили бороды. В 1-ю роту Его Величества принимали солдат ростом не менее 2 аршинов и 10 вершков (186,74 сантиметра), на их погонах красовались царские вензеля. На богослужение солдаты Роты Его Величества ходили в дворцовую церковь. Царь называл преображенцев «братцами», хотя других гвардейцев именовал по названиям полков – семеновцы, измайловцы, конногвардейцы и так далее. Жалование гвардейские солдаты получали гораздо большее, чем солдаты армейских полков. Кормили их сытно, но однообразно: щи и каша на каждый день.

Особое место у преображенцев занимало несение караулов в Петербурге. Они стояли на постах в государственных учреждениях, во дворцах великих князей и сановников, охраняли Госбанк, Казначейство, Департамент полиции. Сменившись, солдат едва успевал отдохнуть и снова отправлялся на очередной пост. Особо усиленные наряды выставлялись в Зимнем дворце – на подходах, на лестницах, в коридорах, у покоев, кабинетов. За службу во дворце солдат каждый раз получал 25 копеек – деньги для того времени весьма неплохие.

Полковой оркестр использовался при Высочайшем дворе в торжественные дни. К началу ХХ столетия в полку было два оркестра – духовой и струнный. Последний играл на дворцовых балах. Он был одним из лучших в Петербурге, несколько раз давал концерты за границей, на всемирных выставках, конкурируя с лучшими европейскими коллективами. По штату в лейб-гвардии Преображенском полку полагалось иметь 101 музыканта.

Первая мировая война для преображенцев началась 17 июля 1914 года, когда они, находясь на маневрах в Красном Селе, получили приказ о мобилизации в СанктПетербургском военном округе. Затем были боевые действия на фронтах Северо-Западном и Юго-Западном. В той войне гвардейская пехота использовалась на самых ответственных участках. Огромные потери обескровили гвардию.

Когда грянула революция 1917 года, запасной батальон полка, находившийся в Петрограде, одним из первых присягнул Временному правительству. С 25 октября до 1 ноября запасные преображенцы охраняли Зимний дворец от разграбления «революционными массами». В это время основной полк находился на Украине. В марте 1918 года оба полка были расформированы. Последним командиром полка на фронте был известный генерал Александр Павлович Кутепов.

Санкт-Петербург хранит память о Преображенском полку. Преображенская площадь названа по расположению полкового храма. До 1923 года улица Радищева называлась Преображенской, а переулок Радищева назывался Церковным – по расположению здесь Спасо-Преображенского собора. С 1808 года улица, проходящая от Литейного проспекта до Потемкинской улицы, носит название Фурштатской, по располагавшемуся здесь на участке дома № 21 фуражному двору. От этого же двора произошло название Фуражного переулка, расположенного между Госпитальной и 9-й Советской улицами. Госпитальная улица, проходящая между Парадной улицей и Суворовским проспектом, получила свое название в 1828 году от полкового госпиталя. Она также называлась Преображенская Госпитальная. Официально получила свое название в 1849 году Парадная улица, расположенная между Кирочной улицей и Виленским переулком (с 1810-х годов до 1858 года – Госпитальный переулок) и называвшаяся до этого еще и Плац-Парадной – от Парадного двора, примыкавшего к главным корпусам Преображенского полка. На Парадном дворе проходили строевые учения и смотры преображенцев. Солдатский переулок, расположенный между улицами Восстания и Радищева, получил свое название в 1826 году. Преображенской Полковой улицей назывался с 1739 по 1753 годы участок нынешней улицы Марата от Невского проспекта до Разъезжей улицы. Здесь еще в первой четверти ХVIII столетия размещался полковой двор. С 1780 по 1790-е годы нынешний Манежный переулок, проходящий от Преображенской площади до улицы Восстания, назывался 1-й Ротой Преображенского полка; Гродненский переулок между улицей Рылеева и Саперным переулком с 1778 года до начала XIX столетия именовался 3-й Ротой Преображенского полка, улица Некрасова с 1776 по 1849 годы называлась 9-й Ротой Преображенского полка. Эти названия напоминают о расположении рот в полковой слободе.

Представить жизнь Петербурга в период XVIII – начала ХХ столетий невозможно без императорской гвардии и ее старейшего полка.


23 ноября 2013


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
91792
Сергей Леонов
85651
Виктор Фишман
73882
Борис Ходоровский
65508
Богдан Виноградов
52380
Дмитрий Митюрин
40952
Сергей Леонов
36408
Роман Данилко
34438
Александр Егоров
27761
Борис Кронер
27686
Татьяна Алексеева
26937
Светлана Белоусова
26721
Наталья Матвеева
25547
Светлана Белоусова
24173
Наталья Дементьева
24141