Киевом вдохновленные
РОССIЯ
«СМ-Украина»
Киевом вдохновленные
Анна Василенко
журналист
Киев
199
Киевом вдохновленные
В Киеве на Подоле Николай Лесков познакомился с главной любовью своей жизни Екатериной Бубновой

Для большинства любителей литературы Киев — это прежде всего город Михаила Булгакова. Но в разные годы в прекрасном древнем городе над Днепром жили и трудились очень многие из признанных классиков. Наш сегодняшний рассказ только о нескольких из них.

НИКОЛАЙ ЛЕСКОВ (1831–1895)

На шестом десятке лет, уже будучи признанным писателем, Николай Лесков обратился к воспоминаниям своей юности, проведенной в Киеве, и написал книгу «Печерские антики».

В Киев Лесков попал 18-летним юношей. Его дядя по матери, врач Сергей Алферьев, был профессором Киевского университета и не мог особенно заниматься племянником. Большую часть времени тот оказался предоставлен сам себе и, конечно, познавал жизнь во всем ее многообразии.

Интеллектуальное общение с университетскими преподавателями, изучение украинского и польского языков периодически перемежались драками с хлопцами с окраин и посещением борделей на Андреевском спуске. Так промелькнули четыре года.

Но желание иметь семью, детей, налаженный быт приводят Николая к решению жениться. Он сватается к дочери киевского коммерсанта Ольге Смирновой, толком не узнав невесту. И вскоре семейная жизнь превращается в ад. Жена оказалась амбициозна, лишена материнских чувств и вообще психически неуравновешенна (под старость она вовсе выжила из ума).

К великому горю молодого человека, их первенец-сын умирает, но и рождение дочери не смогло примирить супругов.

В 1861 году Николай Семенович уезжает из Киева, чтобы не жить в одном городе с ненавистной женой. Однако к родне Лесков периодически приезжал.

И в один из таких приездов на Подоле он случайно познакомился с красавицей Екатериной Бубновой. Эта женщина принесла большую любовь писателю и некоторое время жила с ним в Петербурге гражданским браком. Их сын Андрей впоследствии стал биографом отца.

Улица вблизи Печерского рынка Киева названа именем Николая Лескова не случайно: это — бывшая Большая Шияновская улица, на которой и происходило действие бессмертных «Печерских антиков».

ВЛАДИМИР КОРОЛЕНКО (1853–1921)

Владимир Галактионович Короленко приехал в Киев в качестве журналиста 11 октября 1913 года по делу обвинения киевского еврея Менделя Бейлиса в ритуальном убийстве христианского мальчика Андрея Ющинского и оставался в городе до конца процесса.

«Нахожусь в Киеве, собственно, потому, — писал он Ф. Д. Батюшкову, — что не мог бы себе во время этой подлости найти место в Полтаве. Нашел ли место здесь? Не скажу. Но все-таки хоть вижу собственными глазами».

Начиная с 20 октября в столичных газетах стали появляться корреспонденции В. Г. Короленко, посвященные происходящему процессу. Они привлекли к «Делу Бейлиса» огромное напряженное внимание всей России. За одну из статей, опубликованную под названием «Господа присяжные заседатели» и разоблачавшую фальсификацию состава присяжных, писатель был привлечен к суду. Судебное преследование по этому делу угрожало Владимиру Галактионовичу вплоть до 1917 года и было отменен Февральской революцией.

Возглавлял процесс симпатизировавший черносотенцам председатель киевского окружного суда В. А. Болдырев. В качестве «ученых экспертов» суд привлек зоологических антисемитов, которые настаивали на том, что у евреев якобы существуют ритуальные убийства. Истинные виновники смерти мальчика — преступники из воровской банды — были приглашены в качестве свидетелей. Суд пытался отвести от них любой намек вины. «Все это волнует, раздражает, печалит… Это прямо какая-то Лысая гора, а не суд», — писал Короленко близким.

Процесс закончился 28 октября. Черносотенные организации, ожидавшие обвинительного приговора, готовились к погрому. Он должен был начаться немедленно после обвинения Бейлиса. Все ждали решения присяжных.

«Присяжные ответили…» — так называлась последняя корреспонденция Короленко по «Делу Бейлиса». «Среди величайшего напряжения заканчивается дело Бейлиса. Мимо суда прекращено всякое движение. Не пропускаются даже вагоны трамвая. На улицах — наряды конной и пешей полиции, на четыре часа в Софийском соборе назначена с участием архиерея панихида по убиенном младенце Андрюше Ющинском. В перспективе улицы, на которой находится суд, густо чернеет пятно народа у стен Софийского собора. Кое-где над толпой вспыхивают факелы. Сумерки спускаются среди тягостного волнения.

Становится известно, что председательское резюме резко и определенно обвинительное. После протеста защиты председатель решает дополнить свое резюме, но Замысловский возражает, и председатель отказывается. Присяжные ушли под впечатлением односторонней речи. Настроение в суде еще более напрягается, передаваясь и городу.

Около шести часов стремительно выбегают репортеры. Разносится молнией известие, что Бейлис оправдан. Внезапно физиономия улиц меняется. Виднеются многочисленные кучки народа, поздравляющие друг друга. Русские и евреи сливаются в общей радости. Погромное пятно у собора сразу теряет свое мрачное значение. Кошмары тускнеют. Исключительность состава присяжных еще подчеркивает значение оправдания».

Дочь писателя, Софья Владимировна, вспоминала, что из зала суда Владимир Галактионович с женой возвращались в гостиницу, где они остановились, на бричке. Ликующая толпа выпрягла бричку и несла ее на руках в гостиницу. Трамвайное движение было перекрыто на несколько часов.

ШОЛОМ-АЛЕЙХЕМ (1859–1916)

Еврейский писатель Шолом-Алейхем, чье настоящее имя Шолем Рабинович, черпал из киевского периода своей жизни самые интересные сюжеты произведений.

Начиналось все как в настоящем дамском романе. Еще в 1877–1879 годах он был домашним учителем в семье богатого арендатора Лоева в местечке Софиевка Киевской губернии. Полюбив свою юную ученицу, Ольгу Лоеву, Шолем посватался к ней, но получил отказ и потому уехал в Переяславль.

В 1881–1883 годах юный Рабинович служит казенным раввином в городе Лубны, где занимается общественной деятельностью, пытаясь обновить жизнь местной еврейской общины. Одновременно он публиковал статьи в ивритском журнале «Ха-Цфира» и газете «Ха-Мелиц». Писал Шолем и по-русски, посылал рассказы в различные периодические издания, но получал отказы. Лишь в 1884-м был опубликован его рассказ «Мечтатели» в «Еврейском обозрении» (СПб).

В мае 1883 года Шолом-Алейхем женился на Ольге Лоевой, оставил место казенного раввина и переехал в Белую Церковь близ Киева. Некоторое время работал служащим у сахарозаводчика И. Бродского. В 1885 году после смерти тестя Шолем стал наследником большого состояния, завел коммерческие дела в Киеве. Играл даже на бирже, но неудачно... что привело его в скором времени к банкротству, однако дало бесценный материал для многих рассказов, в частности для цикла «Менахем-Мендл».

В Киеве Шолом-Алейхем жил до 1890 года, после чего, скрываясь от кредиторов, путешествовал: побывал в Одессе, Черновцах, за границей — в Париже и Вене. В 1893 году он вернулся в Киев после того, как его теща собрала остатки состояния покойного мужа и помогла вернуть долги.

Бурные события первой русской революции вынудили Шолом-Алейхема покинуть Киев и поселиться в Америке.

В день 150-летия со дня рождения Шолом-Алейхема в Киеве был открыт его литературный музей. А памятник писателю был установлен еще в 1997 году.

АЛЕКСАНДР КУПРИН (1870–1938)

Как указывает источник: «1894 году, уйдя в отставку в чине поручика, в Киев прибыл тогда еще малоизвестный литератор Александр Куприн. Он попросил отвезти его с вокзала в самые дешевые меблированные комнаты. Ехали долго и наконец, спустившись с крутого спуска, оказались на Подоле, на нынешней улице Сагайдачного. В конце XIX века здесь находились дешевые гостиницы «Днепровская гавань» (дом № 4) и «Сербия» (дом № 2, ныне снесенный)».

Оставив вещи в комнате, Куприн пошел к Днепру, где помог разгрузить баржу с арбузами и заработал полтора рубля. Этого хватило на обед и ужин. Так началась киевская жизнь знаменитого писателя. В номерах, подобных комнате Куприна, часто останавливались купцы и ремесленники, жили чиновники, студенты, артисты, инвалиды. Именно они стали героями рассказов литератора из его первых книг «Киевские типы» и «Миниатюры». На этом материале написана и знаменитая его повесть «Яма».

В одном из писем тех лет Куприн признавался: «Самое тяжелое было то, что у меня не было никаких знаний — ни научных, ни житейских. С ненасытной и до сей поры жадностью я накинулся на жизнь и на книги». И Киев вполне можно назвать самой главной академией писателя.

Не имея специальности и образования, Александр Иванович зарабатывает на жизнь где придется и кем придется. Журналистскую деятельность он перемежает с писательской. А когда заказы на статьи найти не удается, Куприн работает на заводе, грузчиком, зубным врачом, землемером, актером, рыбаком, управляющим имением и т. д., что и дало ему огромный и интереснейший материал, основываясь на котором он написал и после отъезда из Киева множество замечательных рассказов.

ЯРОСЛАВ ГАШЕК (1883–1923)

В самом центре Киева, на доме, что по улице Владимирской, 36, висит мемориальная доска в память о пребывании в этом здании создателя легендарного солдата Швейка — писателя Ярослава Гашека.

Юморист Гашек сам себе напророчил Киев. Еще в 1915 году он зарегистрировался в одном из отелей Праги как «Лев Николаевич Тургенев. Родился 3 ноября 1885 года в городе Киеве. Живет в Петрограде. Православный. Частный служащий. Приехал из Москвы. Цель приезда — ревизия австрийского генерального штаба». И, понятное дело, его тут же под усиленной охраной как русского шпиона доставили в полицию, где хохмач получил пять суток ареста.

С началом Первой мировой войны непригодный к службе Гашек оказался на фронте. 24 сентября 1915 года в ходе контрнаступления русской армии на участке 91-го полка Гашек вместе с денщиком Лукашем Франтишеком Страшлипкой, с которого он потом списал многие черты для Йозефа Швейка, добровольно сдались в плен.

Как военнопленный № 294217 Гашек содержался в лагере под Киевом в Дарнице. Затем был лагерь в Тоцком в Самарской губернии с эпидемией тифа и вступление в Чехословацкий легион. Так Гашек снова оказался в Киеве и поселился в отеле «Прага» по улице Владимирской, 36, где прожил до 1918 года.

А в соседнем доме под № 34 располагалась редакция газеты «Чехословакия», в которой Гашек работал сразу под несколькими именами — фельетоны он подписывал настоящим именем, а статьи иного жанра — псевдонимом Владимир Станко.

Именно в Киеве в 1917 году увидела свет книга «Швейк в плену».

КОНСТАНТИН ПАУСТОВСКИЙ (1892–1968)

«Москвич по рождению и киевлянин по душе», — говорил о себе Константин Георгиевич Паустовский, проживший в Киеве четверть века и написавший с большой любовью о нем книгу в нескольких томах «Повесть о жизни».

В 1898 году семья Паустовских переезжает из Москвы в Киев. В автобиографической книге «Далекие годы» Константин Георгиевич Паустовский с нежностью вспоминает о том, как его семья счастливо жила на Святославской (ныне Чапаева) улице до переезда на Никольско-Ботаническую два года спустя.

Сразу поступить в Первую киевскую гимназию не удалось. Только после года упорных занятий с репетиторами 11-летний Костя стал гимназистом, закончив обучение в 1912 году.

Тогда же под впечатлением о поездке в Полесье Паустовский написал и отдал в редакцию альманаха «Огни», издававшегося Киевским религиозно-философским обществом, рассказ «На воде». К полному удивлению начинающего литератора, рассказ напечатали и заплатили гонорар.

Студентом Киевского университета Святого Владимира Паустовский совмещал учебу с литературным трудом и активно публиковался в различных киевских изданиях.

Как пишет Александр Анисимов: «1918–1919 годы ввергли Киев в самое пекло. То, что пережил Константин Георгиевич в то время, подробнейшим образом описано на страницах блестящей автобиографической книги «В начале неведомого века». Она, безусловно, входит в золотой фонд литературы о нашем городе, как, впрочем, и другие произведения писателя, где Киев присутствует, так или иначе, едва ли не на каждой странице».

«Киев он любил всю жизнь, — писал известный киевский литературовед Леонид Хинкулов, — хорошо его изучил, знал все его окрестности и нередко изображал их пейзажи в разные времена года. Паустовский чувствовал Киев, его специфический колорит, своеобразие его природы... Киев навсегда остался в биографии писателя городом его молодости, о котором Паустовский всегда говорил с нежностью, который хорошо знал и до конца жизни любил».

Именем Паустовского в Киеве названа тихая и зеленая улица в районе Караваевых Дач.

МАРК АЛДАНОВ (1886–1957)

Для Марка Алданова, чье настоящее имя Марк Александрович Ландау, Киев всегда был по-настоящему родным городом. Именно здесь он появился на свет в семье крупного сахарозаводчика.

В 1905 году Марк окончил классическую гимназию в Киеве, овладев немецким, французским, английским и получив золотую медаль за древнегреческий и латинский языки. В 1910 году он блестяще окончил Киевский университет одновременно по двум факультетам: юридическому и физико-математическому.

Ученый-химик Марк Ландау опубликовал работы по физической химии в Киеве, Петербурге, Париже, где продолжил свое образование, окончив Парижскую Ecole des Sciences Sociales.

Первые публикации Марка Алданова пришлись на 1915 год. Дебютировал он книгой «Толстой и Роллан».

В память о Киеве Алданов героев почти всех своих литературных произведений так или иначе связывал с этим городом.

Музыковед Леонид Сабанеев, хорошо знавший Алданова, писал о нем: «Среди крупных русских писателей Алданов был одним из немногих, которые могли считаться действительно «глубоко образованными» людьми»: «…во всем он был не поверхностно, не на лету, а глубоко и тщательно осведомлен. Я думаю, что другого русского писателя с такой эрудицией в стольких областях совершенно разных и не существовало… не зря он говорил, что треть своей жизни просидел в библиотеках за чтением книг».

АННА АХМАТОВА (1889–1966) И НИКОЛАЙ ГУМИЛЕВ (1886–1921)

На вопрос, правда ли, что легендарные поэты Серебряного века Анна Ахматова и Николай Гумилев венчались в Киеве, известный исследователь киевской старины Михаил Кальницкий отвечает: «Как ни странно, на этот вопрос одинаково правильно будет ответить и «нет», и «да». Дело в том, что в официальной записи о бракосочетании Анны Горенко (Ахматовой) и Николая Гумилева 25 апреля 1910 года место венчания указано так: Николаевская церковь села Никольская Слободка Остерского уезда Черниговской губернии. То есть не то что не в Киеве, но даже и не в Киевской губернии.

Однако с тех пор, как был заключен брак между двумя поэтами, границы Киева существенно изменились. Город, который в дореволюционные времена сосредотачивался на правом берегу Днепра, с 1920-х годов уверенно шагнул на левый, прежде относившийся к Черниговской губернии. И теперь Никольская слободка уже не село, а жилой комплекс в Днепровском районе столицы.

Церковь же, о которой идет речь, стояла возле шоссе (нынешний Броварской проспект), примерно там, где теперь станция метро «Левобережная». К сожалению, до нынешнего времени она не сохранилась».

Согласие на брак Анна дала после трех отказов и попыток Гумилева покончить с собой. В вечности остались стихи Николай Гумилева:

Из логова змиева,
Из города Киева,
Я взял не жену, а колдунью.
А думал — забавницу,
Гадал — своенравницу,
Веселую птицу-певунью.

А много лет спустя после трагической гибели Николая Степановича никак не склонная к сентиментальности Ахматова признала: «Моя судьба быть его женой».


29 Июня 2020


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
86015
Виктор Фишман
69284
Борис Ходоровский
61614
Богдан Виноградов
48844
Сергей Леонов
35968
Дмитрий Митюрин
35152
Сергей Леонов
32596
Роман Данилко
30503
Светлана Белоусова
17025
Борис Кронер
16680
Дмитрий Митюрин
16612
Татьяна Алексеева
15305
Наталья Матвеева
14989
Александр Путятин
14199
Светлана Белоусова
13686
Наталья Матвеева
13563
Алла Ткалич
12606