Кем был Рюрик?
РОССIЯ
«Секретные материалы 20 века» №26(386), 2013
Кем был Рюрик?
Михаил Пазин
журналист
Санкт-Петербург
816
Кем был Рюрик?
Рюрик – одна из загадочных фигур русской истории

Фигура легендарного Рюрика, который, согласно «Повести временных лет», стал первым русским князем, окутана ореолом таинственности и загадочности. Что это был за человек, откуда пришел и кем был до своего «призвания» на Русь?

Отечественная историческая наука с момента своего зарождения проделала большой путь, однако эти вопросы остались не выясненными до сих пор. Произошло это потому, что русскую историю начали писать немцы, такие как Шлецер, Миллер и другие, приглашенные Петром I в Петербургскую академию наук. Многие из них даже не знали русского языка! Естественно, им импонировало летописное сообщение о призвании на княжение в Россию иноземцев – варяга Рюрика с братьями Трувором и Синеусом. Так появилась норманнская теория, доказывавшая, что эти персонажи сыграли решающую роль в становлении Российской государственности. Противники этой теории, русские ученые – Шахматов и другие, доказывали, что хоть варяги и были призваны княжить, но никакого значительного влияния на государственное развитие Руси не оказали. Поразительно, но и те, и другие пользовались одним источником – «Повестью временных лет» 1113 года киевского монаха Нестора. Словно бы других источников и не существовало! Еще более удивительно то, что сообщение о призвании варягов все безоговорочно приняли на веру, даже не попытавшись критически переосмыслить его! Между тем, если взглянуть на эту проблему шире и привлечь другие источники, версия о призвании варягов принимает совершенно другой смысл, а заодно и раскрывает личность Рюрика.

Итак, что же сообщает нам летописец Нестор? «…Варяги из заморья взимали дань с чуди, и со славян, и с мери, и с веси, и с кривичей…» Уточним, что варяги – это профессиональные грабители и разбойники, иногда – наемные солдаты. В Западной Европе их называли викингами. Национальный состав варяжских отрядов всегда почему-то учеными связывается со странами Скандинавии, хотя у грабителей и бандитов, как известно, национальности нет. В разбойных шайках варягов участвовали, кроме скандинавов, и многие другие народности. Из этого летописного сообщения 859 года следует, что какая-то банда варягов «из заморья» занималась банальным рэкетом среди местных племен. Поверим этому сообщению, ибо в большинстве случаев бандиты именно так и поступают.

Далее киевский монах Нестор на своем пергаменте записал самое важное сообщение, принятое всеми на веру и считающееся каноническим: «В лето 6370 (862). Изгнали варяг за море, и не дали им дани, и начали сами собой владеть, и не было среди них правды, и встал род на род, и была у них усобица, и стали воевать друг с другом. И сказали себе: «Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по закону. И прошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие назывались шведы, а иные – норманны и англы, а еще иные готландцы – вот так и эти. Сказали руси чудь, славяне, кривичи и весь: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами». (Перевод академика Д.С.Лихачева.)

Что в первую очередь бросается в глаза в этом сообщении? Сначала, не вытерпев поборов и рэкета варягов, их изгоняют за море, а три года спустя сами идут к ним на поклон и зовут управлять собой! Налицо явный парадокс. Отметим эту несуразность и обратимся к той части фрагмента, где речь идет о том, к кому конкретно обратились уставшие от усобиц племена. А обратились они «к варягам, к руси», то есть к профессиональным воинам из племени русь. Летописец совершенно определенно говорит, что помимо руси варягами были также шведы, норманны, англы и готландцы. Почему именно к руси обратились наши племена, а не к шведам или готландцам? Запомним и эту избирательность депутатов. Наших историков этот вопрос интересовал мало, поскольку с подачи немецких учителей XVIII века племя русь они однозначно считали или германским, или скандинавским, так что большого значения это для них не имело. Отсюда вывод – славяне призвали себе на княжение чужаков, которые и основали Русское государство.

Однако, если такое германское или скандинавское племя когда-либо существовало в Европе, то о нем должны были сохраниться хоть какие-нибудь сведения. Но о германской руси ни до Рюрика, ни в его эпоху во всей западноевропейской литературе вообще никаких сообщений нет. Все, что нам известно о руси, взято исключительно из русских источников.

Вместе с тем арабы хорошо знали купцов из племени русь, однако всегда относили их к славянам. И еще мусульманские авторы говорили о том, что «руссы состоят из трех родов: 1) руссов… 2) славян… 3) артанцев…». Под славянами следует понимать словен – жителей новгородской земли. И если западноевропейские источники, и скандинавские саги тоже, ничего не говорят о германском или шведском (норвежском) племени русь, то они прекрасно знают славянское племя русь! Оно издревле располагалось на юго-западном побережье Балтийского моря и было завоевано германцами только в 1168 году! Античные и средневековые хроники называли этих людей ругами (иначе – рутенами, русинами, россами). Современный немецкий остров Рюген тогда назывался «Ругин» и был населен ругами, то есть русами. Существует множество свидетельств, что ругов (русов) всегда причисляли к славянам. Так, например, княгиню Ольгу сами же немцы называли «регина ругорум», то есть «княгиня ругов», добавляя при этом, что она происходит из славянского племени кривичей. В целом же, помимо поляков, чехов, сербов, хорватов и болгар, славянские племена в I тысячелетии нашей эры широко населяли Европу – от Балтики до Средиземного моря, лишь позже были ассимилированы германцами. От них остались только древние наименования городов. Так, Лейпциг тогда назывался Липском, Дрезден был Дроздянами, Ростов стал Ростоком, Мишны – Мейсеном, Межибор – Мерзебургом, а Бранибор – Бранденбургом. Это в границах Германии. А в Австрии (Острии) стояли славянские города Виндебож (современная Вена), Светла (Цвель), Ракоусы (Кремс) и другие. На берегу Дуная вплоть до XV века существовали славянские города Вышеград и Новгород! Названия Женева, Генуя происходят от славянского слова «жена», а Венеция и Венссен – от слова «венок».

Таким образом, становится понятным, почему ильменские словене, а вместе с ними их соседи – меря, чудь и весь, обратились именно к русам, а не к шведам или англам с просьбой прислать им князя. Племя русов было родственным им славянским образованием. И в том, что они обратились за помощью «к варягам, к руси» нет ничего парадоксального. Сами же русы, втянутые в орбиту грабительских походов викингов, тоже, конечно, промышляли разбоями, поэтому их и называли варягами. Средневековый хронист Саксон Грамматик прямо говорит, что на Англию нападали шайки, состоявшие из данов и славян. Поведем итог: одно племя, попав в затруднительную ситуацию, когда «восстал род на род и была усобица», пригласило себе из родственного племени авторитетного человека, который бы «владел нами и судил по закону». Все логично.

Но вот почему ильменские словене оказались в такой ситуации, в «Повести временных лет» не говорится. Со слов Нестора следует, что до Рюрика у них своих князей никогда не было. «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами», – якобы заявили словене варягам-руси. Здесь мы сталкиваемся с некорректным переводом летописи. В подлиннике повести говорится: «…а наряда в ней нет». Согласитесь, это не одно и то же – «порядка нет» и «наряда нет». Наряд в тогдашнем понимании – это приказ, власть, управление. Мало того, в других летописях прямо сказано: «а нарядника в ней нет», то есть нет управляющего, нет человека – главы государства, издающего приказы – наряды.

Подавляющее большинство историков, как мы уже говорили, принимает на веру текст монаха Нестора, сочиненный им в 1113 году в Киеве в угоду местной династии. В то же время существует более древнее, новгородское летописание. В нем довольно подробно объясняется ситуация, в которую попали ильменские словене, вынужденные призвать себе князя со стороны. Это, прежде всего, Иоакимовская летопись. Она до нас не дошла, но в свое время основная ее часть попала в руки русского историка XVIII века Татищева и была им освещена в труде «История Российская…». Древнейшие же новгородские летописи не опубликованы до сих пор. «Почему?» – спросите вы. Да потому, что они противоречат официальной точке зрения на историю призвания варягов. Ко всему прочему Иоакимовская летопись объявлена «баснословной», тогда как сочинением басен, а вернее подтасовкой исторических фактов, как раз рьяно занимался Нестор-летописец.

И говорится в этой летописи о том, что у новгородских славян до Рюрика существовала целая династия князей из девяти поколений! Один из князей, по имени Буривой, вел долгую борьбу с варягами – грабителями и рэкетирами, но однажды был разбит ими на реке Кюмени и бежал в глубь страны. В итоге новгородцы вынуждены были платить дань варягам (что и зафиксировал Нестор). Очевидно, вследствие поражения Буривой отошел от дел, и на княжеском столе воссел его сын Гостомысл. Во главе с новым предводителем новгородцы восстали и прогнали варягов. Гостомысл правил долго и мудро, однако в старости у него не оказалось наследника. В свое время у него было четверо сыновей и три дочери. Но сыновья или умерли от болезней, или же были убиты в сражениях еще молодыми, неженатыми. Дочери же, как повелось, были выданы замуж за заморских властелинов. Еще при жизни Гостомысл решил передать власть одному из внуков. По правилам, это должен был быть сын старшей дочери, однако новгородцы не согласились принять его. Очевидно, потому, что она была замужем за неславянином. А вот средняя дочь Гостомысла – Умила была как раз жената на вожде племени русов (или по-другому ругов). Сначала новгородцы решили «володети сами по себе», а когда у них начались междуусобные распри, то послали к родственному им славянскому племени русь за внуком своего умершего князя. Аргумент железный и начисто отвергает все умозаключения о призвании на княжение чужака-иностранца!

«Избраша три брата с роды своими и пояше по собе всю русь, приидоша», – гласит летопись. Сыновей-то у Умилы оказалось сразу трое: «И сел старший Рюрик в Новгороде, а другой – Синеус – на Белозере, а третий, Трувор – в Изборске. И от тех варягов прозвались новгородцы – Русская земля. Новгородцы же… прежде были словене». Стало быть, по праву наследования три внука Гостомысла разделили дедовы земли между собой, что вполне понятно. Поскольку они были из племени русь, да еще привели с собой многочисленных родичей – «пояша по себе всю русь», то и подвластные им теперь новгородские словене стали называться русскими. Через два года после смерти братьев Рюрик унаследовал уже все земли и стал единовластным правителем, тогда как до того он владел лишь частью территории (судя по всему, с центром в Ладоге), что опять же понятно и логично.

По Нестору, Рюрик умер в 879 году, ничем особым на унаследованных землях не прославившись. Очевидно, он уже был в преклонном, как и его братья, возрасте. А вот что он делал в молодости? Раз он был призван в Новгород с Запада, то не осталось ли его имя в средневековых хрониках? Осталось, да еще какое! Наш Рюрик, оказывается, был страстным воителем! В Европе его хорошо знали под именем Рорика Датского, или Фрисландского. Он был одним из сыновей ютландского конунга Хальвдана (за которым, очевидно, и была замужем дочь Гостомысла Умила). У Рорика было два брата – Харальд и Хемминг, которым на Волхове дали прозвища Синеус ( то есть имевшего синие, а скорее, седые усы) и Трувор (трубач). Около 782 года их отца Хальвдана почему-то выгнали из своей страны. Тот подался к императору франков Карлу Великому на службу и получил от него во владение страну фризов – Фрисландию. В 826 году Рорик принимает участие в крещении своего брата Харальда, происходившее в городе Ингельгейме на Рейне. Возможно, в этот день был крещен и сам Рорик. После смерти отца братья унаследовали от него округ Рустринген во Фризии и виноградники на Рейне. В 840 году Рорик теряет свои владения во Фрисландии и предается грабежам и разбою.

Это было время самых жестоких набегов викингов на Западную Европу. В Англии ими был взят и разрушен Кент, опустошено побережье между Лондоном и Рочестером, нападению подверглись Гамбург и Париж. Самое деятельное участие в этих набегах принимал наш Рорик. Во главе флота из 600 судов в 845 году он грабил берега Эльбы, а в 850 году на 350 судах штурмом берет Лондон, где чуть не погибает. Заслужив чем-то милость Лотара, внука Карла Великого, в 850 году Рорик получает обратно свои владения во Фрисландии. Условие – верность и защита империи от нападений, то есть, как и отец, он нанялся на службу франкскому королю. Однако фортуна не долго сопутствовала ему – в скором времени король Лотар разделил империю между своими сыновьями, и у Рорика опять отобрали Фризию. Но он не унывал: в то же самое время внезапно умирает Эрик Датский, и Рорик, используя угрозы и шантаж, получает от Эрика Младшего бывшие владения своего отца в Ютландии. После этого имя Рорика исчезает из средневековых хроник. Причина понятна: в 862 году этого храброго воина позвали к себе новгородцы, чему он наверняка был рад – кто откажется провести старость в «великой и обильной стране», не раздираемой смутами и бесконечными войнами?

Вклад Рюрика в отечественную историю неизмерим: он основал прочную династию, которая пресеклась лишь в 1598 году со смертью сына Ивана Грозного царя Федора Ивановича, а также дал свое родовое имя нашей стране – великой и могучей России.


6 декабря 2013


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
107203
Сергей Леонов
94629
Виктор Фишман
76370
Владислав Фирсов
71730
Борис Ходоровский
67833
Богдан Виноградов
54480
Дмитрий Митюрин
43683
Сергей Леонов
38590
Татьяна Алексеева
37611
Роман Данилко
36681
Александр Егоров
33816
Светлана Белоусова
32925
Борис Кронер
32838
Наталья Матвеева
30819
Наталья Дементьева
30360
Феликс Зинько
29811