Казнокрады Первой мировой
РОССIЯ
Казнокрады Первой мировой
Александр Егоров
журналист
Санкт-Петербург
85
Казнокрады Первой мировой
На военных заказах в Первую мировую войну делались огромные состояния

Про боевые действия на фронтах войны, которую в России называли второй Отечественной, известно немало. Но что творилось в тылу? Как обстояли дела с обеспечением сражающейся армии боеприпасами, военным снаряжением, продовольствием? Ведь без всего этого армия небоеспособна.

«ЛИШЬ БЫ НЕ ВОРОВАЛИ…»

В русском языке есть пословица: «Кому война, а кому мать родна». Огромные военные расходы давали возможность подрядчикам и промышленникам завышать расценки на производимое ими военное снаряжение, получая при этом неслыханные прибыли. При этом все делалось настолько хитроумно, что судебные органы не могли привлечь к ответственности рвачей и хапуг.

Вот один только пример. Правительство приняло своевременные меры к тому, чтобы цены на нефть, которую добывали в России, не поднимались чрезмерно. Промышленники Баку, где находились основные места добычи нефти, ответили, что пуд нефти, как это было и раньше, будет стоить 42 копейки. Но перевозкой нефти по Волге занимались те же самые нефтяники — товарищество братьев Нобель, синдикат «Мазут» и Черноморско-Каспийское товарищество. И стоимость доставки нефти они повысили до 400–500%, а, например, в том же Нижнем Новгороде вместо прежних 12 копеек с пуда стоимость перевозки возросла до 70 копеек. Таким образом, в Нижнем Новгороде нефть стоила не 55–56 копеек за пуд, а 1 рубль 12 копеек.

Так было везде. И касалось не только горючего. Частные предприятия наживались на всем. В том числе и на производстве оружия и боеприпасов. Стоимость любого военного заказа на частных предприятиях ВПК превышала стоимость такого же заказа на казенных заводах в десятки, а то сотни раз. Доля их участия в общем оборонном заказе на самом деле оказалась ничтожной. Начальник Главного артиллерийского управления генерал Маниковский писал: «От военно-промышленного комитета не получил ни одного снаряда. Эти комитеты «мобилизовали» около 1300 предприятий средней и мелкой промышленности, которые выполнили за войну примерно половину полученных заказов, что составило 2–3 процента от общей стоимости заказов военного времени». А вот что говорил он о расценках на частных предприятиях. У него состоялся очень содержательный диалог с самим императором.

Николай II: «На вас жалуются, что вы стесняете самодеятельность общества при снабжении армии».

Маниковский: «Ваше величество, они и без того наживаются на поставке на 300%, а бывали случаи, что получали даже более 1000 % барыша».

Николай II: «Ну и пусть наживают, лишь бы не воровали».

Маниковский: «Ваше величество, но это хуже воровства, это открытый грабеж».

Николай II: «Все-таки не нужно раздражать общественное мнение».

НАЖИВАТЬСЯ НА ВСЕМ

Что самое интересное, воровали и хапали казнокрады, практически не стесняясь, руководствуясь девизом маркизы Помпадур: «После нас хоть потоп!»

Вот что писал о тех временах небезызвестный Лев Троцкий, тогда еще талантливый журналист, и не мечтавший стать одним из вождей революции.

«Спекуляция всех видов и игра на бирже достигли пароксизма. Громадные состояния возникали из кровавой пены. Недостаток в столице хлеба и топлива не мешал придворному ювелиру Фаберже хвалиться тем, что никогда еще он не делал таких прекрасных дел. Фрейлина Вырубова рассказывает, что ни в один сезон не заказывалось столько дорогих нарядов, как зимой 1915/16 года, и не покупалось столько бриллиантов. Ночные учреждения были переполнены героями тыла, легальными дезертирами и просто почтенными людьми, слишком старыми для фронта, но достаточно молодыми для радостей жизни. Великие князья были не последними из участников пира во время чумы. Никто не боялся израсходовать слишком много. Сверху падал непрерывный золотой дождь. «Общество» подставляло руки и карманы, аристократические дамы высоко поднимали подолы, все шлепали по кровавой грязи — банкиры, интенданты, промышленники, царские и великокняжеские балерины, православные иерархи, фрейлины, либеральные депутаты, фронтовые и тыловые генералы, радикальные адвокаты, сиятельные ханжи обоего пола, многочисленные племянники и особенно племянницы. Все спешили хватать и жрать, в страхе, что благодатный дождь прекратится, и все с негодованием отвергали позорную идею преждевременного мира».

Были и просто воры, которые создавали псевдопатриотические конторы по типу печально известных «МММ». В числе них оказались многочисленные «фонды помощи» раненым, беженцам, вдовам. Некий «Городской общественный комитет», получив от казны на благотворительные цели 312 000 рублей, выдал беженцам 3 (три) тысячи, а остальные деньги израсходовал на зарплату семидесяти служащим комитета.

Но эти расходы все же удалось документально подтвердить. А вот выяснить, куда делись сорок миллионов рублей, полученных из казны «Северопомощью», так и не удалось по причине отсутствия какой-либо отчетности. Деньги растворились, словно кусок сахара в стакане кипятка.

КОГДА ЖИЗНЬ — САХАР

Кстати, о сахаре. Во время войны под следствие угодили киевские сахарозаводчики Авель Хепнер, Израиль Бабушкин и Абрам Добрый. Вот что об этом деле писал генерал-квартирмейстер Ставки Александр Сергеевич Лукомский: «Во время войны курс нашего рубля в Персии катастрофически падал. Единственной действенной мерой, чтобы его поднять, казалось, является отправка в пределы Персии достаточного количества сахара. Сахар было разрешено отправить нескольким сахарозаводчикам Юго-Западного края… но это нисколько не изменило курса нашего рубля. При расследовании этого вопроса получили данные, что сахар через таможни в Персии прошел в сравнительно незначительном количестве, а остальной сахар куда-то исчез. Затем были получены сведения, что значительное количество сахара выгружалось на других станциях Закавказской железной дороги и переправлялось в Персию через границу вне таможенных постов…

Из Персии были получены сведения, что русский сахар в очень большом количестве проходил через Персию только транзитным путем, попадал в Турцию и направлялся в Германию».

Таким образом, господа сахарозаводчики снабжали продовольствием врагов России.

А потом грянуло дело банкира Дмитрия Рубинштейна, который был другом Григория Распутина и считал, что знакомство со «старцем», имеющим выход на самого царя, дает ему иммунитет от какого-либо судебного преследования. А занимался Рубинштейн делом, которое в военное время было похоже на государственную измену: через третьи страны он поставлял русский хлеб в Германию. Кроме того, банкир оказывал финансовые услуги по распродаже русских процентных ценных бумаг, находившихся в Германии. Также его обвиняли во взимании высоких комиссионных за сделки по русским заказам, выполнявшимся за границей, переплате заграничным агентам при заказах интендантства и в спекуляции хлебом на Волге.

Но несмотря на то, что делами киевских сахарозаводчиков и Рубинштейна занялась военная контрразведка, они сумели отвертеться от статьи, по которой в военное время им грозила виселица. Деньги и тогда творили чудеса — следствие по их делам неожиданно застопорилось, а потом все было спущено на тормозах. Рубинштейн отделался лишь ссылкой, а киевских сахарозаводчиков выпустили на свободу.

Журналист при царской Ставке в Могилеве Михаил Константинович Лемке писал: «Когда бываешь в Петрограде, Москве, вообще в тылу, видишь, что вся страна ворует… Все ворует, все грабит, все хищничает…

Аппетитам торговцев и промышленников нет границ… Торгово-промышленный класс… крепко объединился и разоряет страну, как дикарь…»

В конечном итоге все закончилось полным разорением страны. Перед началом Первой мировой войны, в августе 1914 года, золотой запас Российской империи составлял 1 миллиард и 695 миллионов рублей, что равняется 1311 тоннам благородного металла. Но во время войны возникла необходимость гарантировать Англии возврат предоставленных кредитов, необходимых для обеспечения армии военным снаряжением. Немалая часть золотого запаса была отправлена кораблями в Англию и помещена в хранилищах Государственного банка. После войны размер запаса золота оценивался в 1101 миллион рублей.

К февралю 1917 года промышленники и банкиры сказочно обогатились. И вполне закономерно, что они решили совершить военный переворот и отстранить от власти царя, который начал пока негласные переговоры с Германией о заключении сепаратного мира. Прекращение войны — это прекращение денежного потока, который лился на их счета…

Только эти господа не знали, что за Февралем грянет Октябрь и вместе с властью они потеряют и все свои богатства.


14 ноября 2020


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
89053
Виктор Фишман
71232
Сергей Леонов
65225
Борис Ходоровский
63346
Богдан Виноградов
50314
Дмитрий Митюрин
38072
Сергей Леонов
34234
Роман Данилко
32027
Борис Кронер
21909
Светлана Белоусова
20421
Наталья Матвеева
19794
Светлана Белоусова
19546
Татьяна Алексеева
18316
Дмитрий Митюрин
18275
Татьяна Алексеева
17517
Наталья Матвеева
16820