Что ждет Россию, по Гумилеву?
РОССIЯ
«Секретные материалы 20 века» №22(486), 2017
Что ждет Россию, по Гумилеву?
Павел Ганипровский
журналист
Санкт-Петербург
408
Что ждет Россию, по Гумилеву?
Лев Гумилев — провидец исторических катаклизмов

Положения сформулированной великим историком и мыслителем Львом Николаевичем Гумилевым Пассионарной теории этногинеза (ПТЭ) дают возможность понять, в каком именно этническом возрасте находится сегодняшняя Россия и чего нам ждать дальше.

По Гумилеву, понятие этноса не совпадает ни с биологическим понятием расы, ни с социальным понятием нации. Новый этнос может возникнуть из разных национальных и расовых субстратов.

Этносы рождаются, развиваются, стареют и исчезают. В активных фазах этнос проявляется в деяниях, остающихся в истории.

Но исторические свершения невозможны без затрат людьми реальной энергии. Для этой энергии Лев Гумилев предложил понятие пассионарности. Именно она поддерживает жизнедеятельность и устойчивость этноса, но тратится в процессе этногенеза.

Этногенез начинается в результате мутации — пассионарного толчка. В его ареалах появляется все больше людей с признаком пассионарности — наличием идеала и желанием его достичь, даже вопреки инстинкту самосохранения. По мере увеличения числа пассионариев они объединяются и в конечном счете образуют новый этнос.

Начальные фазы его существования протекают весьма бурно, именно тогда народ оставляет свое имя в истории чредой войн и завоеваний. С уменьшением числа пассионариев, однако, интенсивность этногенеза идет на убыль, пока не достигнет равновесия с природным ландшафтом. Тогда этнос прекращает активную деятельность и только самовоспроизводится. Весь процесс этногенеза, если не обрывается извне, идет 1200 –1400 лет.

Фазы этногенеза:

1. Подъем. Стабильное повышение уровня пассионарного напряжения этнической системы. Активная экспансия этноса.

2. Акматика. Колебания пассионарного напряжения в системе на предельном для нее уровне. Период междоусобных войн и смут.

3. Надлом. Резкое снижение уровня пассионарного напряжения, сопровождающееся расколом этнического поля. Гражданские войны, от этноса отделяются большие группы, желающие жить отдельно.

4. Инерция. Плавное снижение пассионарного напряжения системы. Период стабильности, благополучия и укрепления государственности.

5. Обскурация. Резкое снижение пассионарного напряжения, сопровождающееся либо исчезновением этноса как системы, либо превращением его в реликт.

После этих фаз бывают, хоть и не всегда, еще регенерация, когда этнос на некоторое время вновь становится активным, и мемориальная фаза — когда отдельными представителями этноса сохраняется историческая память и культурная традиция.

ПЕРЕХОД К ИНЕРЦИИ

Гумилев утверждал: «Пассионарный толчок нашего суперэтноса... произошел на рубеже XIII века. Следовательно, сейчас наш возраст — около 800 лет. Общая модель этногенеза свидетельствует, что на этот возраст падает один из наиболее тяжелых моментов в жизни суперэтноса — фазовый переход от надлома к инерции».

Возможно, этот переход должен был совершиться несколько раньше — в 1960–1970 годах, когда, после страшной убыли пассионариев в ходе революции, Большого террора и Великой Отечественной войны, выросло первое «мало поротое» поколение. Тогда и проявились признаки инерции — сильная держава, международные успехи, относительное экономическое благополучие населения, зыбкая, но стабильность.

Однако переходу препятствовала укоренившаяся во власти, хотя и изрядно к этому времени выдохшаяся антисистема. «Коммунисты изначально представляли собой специфический маргинальный субэтнос, комплектуемый выходцами из самых разных этносов. Роднило их всех не происхождение, а негативное, жизнеотрицающее мироощущение людей, сознательно порвавших всякие связи со своим народом», — писал Гумилев. Большая часть пассионариев, находящихся во власти, была заражена этой негативной идеологией. С другой стороны, пассионарии, этой идеологии противостоящие, часто сами обладали негативным мироощущением — например, диссиденты-западники.

В замедлении перехода играл роль и другой фактор, отмеченный Гумилевым: «Энергичных пассионарных людей с каждым поколением становится все меньше и меньше, но, увы, социальная система, созданная людьми, не успевает за этими переменами». То есть для фазового перехода необходим был демонтаж советской государственной машины, управляемой КПСС. Это произошло в начале 1990-х и, в силу упомянутых обстоятельств, носило характер, по выражению Владимира Путина, «геополитической катастрофы».

То есть сейчас российский суперэтнос находится в самом начале инерционной фазы. Хотя, поскольку это именно ее начало, многие этнические процессы четко не выражены. Кроме того, они во многом подвергаются смещению — из-за противодействия геополитических противников и деятельности множества антисистемных сообществ внутри этноса. Однако основные признаки, сформулированные Гумилевым для инерционной фазы, имеют место.

СМЕНА СТЕРЕОТИПА ПОВЕДЕНИЯ

В каждой фазе у этноса свой стереотип поведения, олицетворяющийся в его идеальном носителе. «Достаточно лишь измыслить или вообразить идеального носителя наилучшего стереотипа поведения, пусть даже никогда не существовавшего, и потребовать от всех, чтобы они ему подражали», — писал Гумилев.

По всей видимости, в фазе инерции у нас будет преобладать идеал «эффективного менеджера». Хотя запущен он поклонниками Сталина, через определенное время он включит в себя множество исторических деятелей, якобы ему соответствующих. Это тип прагматичного, дисциплинированного, работящего, умеренного, патриотично (но без жертвенности) настроенного человека. Этот идеал уже сейчас широко распространен среди молодых людей.

ЦЕНТРОСТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ

«Признак пассионарности в ходе этногенеза как бы дрейфует по территории страны от центра к окраинам. В итоге к финальным фазам этногенеза пассионарность окраин этнического ареала всегда выше, чем пассионарность исторического центра... А затем начинается обратный процесс — их дети и внуки, сделав карьеру «на местах», едут в Москву или Петербург хватать фортуну за волосы. Таким образом, в центре власть оказывается в руках тех же провинциалов. Много ли среди политических лидеров последних лет коренных москвичей или петербуржцев?» — говорил Гумилев.

Разумеется, наряду с пассионариями это движение захватывает и большой процент субпассионариев — людей с недостатком пассионарности, для этноса являющихся вредным балластом. Однако в последние годы идет интенсивный процесс вытеснения их из власти. Эти факты объясняет следующий пассаж Гумилева: «И тут-то место, освобожденное пассионариями, занимают «торгаши» — флорентийские менялы, услужливые дипломаты, интриганы, авантюристы... Но почему это так легко удалось? Только потому, что, говоря фигурально, «вода остыла и замерзает». Определение «торгаши» прекрасно можно отнести к нынешним олигархам, бандитам и коррумпированным чиновникам. К счастью, похоже, отнюдь не вся «вода остыла», о чем говорят определенные действия нынешней верховной власти, направленные против коррупции.

ОТКАЗ ОТ АГРЕССИВНОСТИ

«После пережитых потрясений люди хотят не успеха, а покоя. Они уже научились понимать, что индивидуальности, желающие проявиться во всей оригинальности, представляют для соседей наибольшую опасность», — писал Гумилев.

Декларации российской власти последних лет о «многополярном мире», отсутствии у России территориальных претензий к кому-либо и о желании войти в «общечеловеческую семью» говорят о том, что наступательный порыв суперэтноса иссяк.

НАКОПЛЕНИЕ КУЛЬТУРНЫХ ЦЕННОСТЕЙ

«Те, кто в XVI веке хватался за шпагу, в XVIII веке сидел дома и писал трактаты — ценные, если автор был талантлив, и бессмысленные, если он был графоманом. А так как последних всегда больше, то создались огромные библиотеки, наполненные книгами, которые некому и незачем читать», — писал Гумилев.

Действительно, писателей сейчас чуть ли не больше, чем читателей. В Интернете размещены гигабайты текстов, большую часть которых почти никто не прочитает. То же самое происходит и в других областях искусства. Однако произведения искусства разного качества продолжают производиться людьми, которые 80 лет назад ходили бы в штыковые атаки, а сто лет назад убивали бы друг друга в гражданской войне.

НАСИЛИЕ НАД ЛАНДШАФТОМ

«В фазе этнической инерции способность к расширению ареала снижается и наступает пора воздействий на ландшафты собственной страны. Растет техносфера, то есть количество нужных и ненужных зданий, изделий, памятников, утвари — разумеется, за счет природных ресурсов».

Хищническая добыча полезных ископаемых, вырубка лесов, строительный бум… Стоит ли перечислять дальше?..

Похоже, фаза инерции — не идеальное время для жизни. Но Гумилев никогда и не утверждал обратного. Однако времена не выбирают.


27 октября 2017


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
87746
Виктор Фишман
70229
Борис Ходоровский
62475
Богдан Виноградов
49707
Сергей Леонов
47913
Дмитрий Митюрин
36632
Сергей Леонов
33441
Роман Данилко
31233
Борис Кронер
19061
Светлана Белоусова
18807
Дмитрий Митюрин
17455
Светлана Белоусова
17350
Татьяна Алексеева
16906
Наталья Матвеева
16158
Наталья Матвеева
16097
Александр Путятин
14809
Татьяна Алексеева
14623