РОССIЯ
«Секретные материалы 20 века» №10(396), 2014
Банкиры, не ставшие баронами
Дмитрий Зенченко
журналист
Санкт-Петербург
285
Банкиры, не ставшие баронами
Самуил Соломонович Поляков

Уже два десятилетия отделяют нас от эпохи лихих 90-х, времени, когда в стране сформировался класс супербогатых, класс миллиардеров и олигархов. Практически с момента своего появления они стали героями бизнес-новостей, светских хроник и бульварных сплетен. Общественность отреагировала на это двояко. Одна часть населения приняла сложившуюся ситуацию как должное, другая по-прежнему считает все это дикостью.

Однако история движется по кругу. Вторая половина XIX века в России также была временем бурных экономических перемен, когда вчерашние крестьяне становились богатейшими людьми страны. Одними из наиболее ярких промышленников и предпринимателей дореволюционной России стала династия банкиров Поляковых. В те далекие годы они гремели на всю страну не меньше, чем Абрамович сегодня, и было трудно найти человека, равнодушного к представителям этой фамилии. Одни обожали их, другие ненавидели, презирали и боялись, называя позором России.

Так или иначе, все разговоры общественности того времени сводились к трем братьям: Якову Соломоновичу, крупному таганрогскому банкиру, Самуилу Соломоновичу – железнодорожному магнату, построившему более половины дорог страны, и Лазарю Соломоновичу – московскому банкиру, контролировавшему большую часть проходящих через страну денежных потоков.

История предпринимательской династии берет свое начало в Орше. В семье Соломона Лазаревича Полякова родилось трое сыновей – Яков (1832), Самуил (1837) и Лазарь (1842). Отец семейства был преуспевающим купцом первой гильдии, занимавшимся винным откупом, в то время одним из немногих доступных еврейским предпринимателям видов бизнеса.

В 1859 году император Александр Второй издал указ, разрешавший евреям селиться за чертой оседлости, в частности в обеих российских столицах. Первым покинул черту оседлости средний брат Самуил. Приобретенный в работе с отцом опыт и хорошее знание основ спиртопроизводства помогли ему сделать первые шаги в бизнесе. Когда министр почты и телеграфа граф Толстой приобрел недалеко от Орши винокуренный завод, компетентные в вопросах этого бизнеса люди посоветовали ему сделать управляющего предприятием Самуила.

Прекрасно зарекомендовав себя в этой должности, Самуил вскоре получил от графа генподряд на строительство Козлово-Воронежской железной дороги. Магистраль построили в рекордные сроки, да и грамотный управляющий не остался внакладе. Еще до открытия магистрали он создал общество по ее эксплуатации, взяв в свои руки большую часть акций. Граф Толстой получил лишь номинальный пакет ценой в полмиллиона рублей.

Заработав приличную сумму, Самуил переселился в Петербург, купив роскошный особняк на Английской набережной (ныне здание РГИА), и всерьез занялся железнодорожным строительством, не забывая при этом делиться прибылью с Толстым. К концу 60-х годов XIX века Самуил Поляков становится одним из признанных лидеров железнодорожного бизнеса страны. Воспользовавшись раздачей концессий, он сумел сколотить приличное состояние, построив Курско-Харьковскую, Харьково-Азовскую, Орловско-Грязскую, Фастовскую и Бендеро-Галацкую магистрали.

Не чужд был предприниматель благотворительности и меценатству. В 1867 году он основал железнодорожное училище в Ельце, послужившее образцом для других учебных заведений подобного рода, а чуть позже учредил первое на юге России частное горное училище при Корсунской каменноугольной копи. В общей сложности им было пожертвовано свыше двух миллионов рублей на различные образовательные проекты (лицей цесаревича Николая, училище барона Дельвига. женские гимназии, еврейские земледельческий и ремесленный фонды).

Вслед за средним братом решил попробовать себя в бизнесе и старший – Яков. В 1864 году он получает свидетельство оршанского купца первой гильдии, а в ноябре 1868-го решением Екатеринославской казенной палаты переводится в таганрогские купцы, открывает торговый дом и контору буксирного пароходства. Несколько позже Яков Соломонович учреждает Донской земельный банк, финансирует строительство в Таганроге комплекса зданий железнодорожного вокзала. До конца своих дней он жил в этом городе, представляя семейный бизнес на юге страны.

Но наиболее успешным оказался самый младший из братьев – Лазарь. Заниматься бизнесом он начал примерно в середине 60-х годов XIX века. Первоначально принимал деятельное участие в делах Якова и тоже перешел из оршанских купцов в таганрогские.

В марте 1870 года Лазарь Поляков принимает участие в строительстве Курско-Харьковской железной дороги, за что получает свою первую правительственную награду – орден Святого Станислава третьей степени. Его награждение – случай уникальный: до этого в Российской империи ордена купцам, тем более еврейского происхождения, вообще не присваивались.

Спустя еще пять месяцев Лазарь Поляков, имевший к тому времени десятилетний стаж работы в первой гильдии, обращается в городскую управу Таганрога с просьбой о присвоении звания почетного гражданина. Городские чиновники посчитали претензии 28-летнего предприниматели, мягко говоря, необоснованными. В ответ Лазарь Соломонович представил документы, подтверждающие его членство в Рязанском губернском попечительстве детских приютов и в Арбатском попечительстве бедных в Москве. После этого члены управы просто не смогли ему отказать. Вскоре соответствующий указ был подписан императрицей Марией Федоровной, почитавшей любого благотворителя, независимо от национальности и сословия, за своего личного друга и сподвижника.

Имея столь солидные рекомендации, можно было заняться более серьезными проектами. На одолженные ему Самуилом пять миллионов рублей Лазарь в конце 1870 года открывает свою первую банковскую контору в Москве и становится московским купцом первой гильдии. В 1871 году он основывает Московский земельный банк, ставший первым российским ипотечным финансовым учреждением. В следующем году учреждаются Рязанский и Орловский коммерческий банки, а 1 января 1873-го в Москве создается «Банкирский дом Поляковых», осуществлявший управление созданными ранее финансовыми структурами. Также Лазарь Поляков принимает активное участие в учреждении ряда коммерческих и земельных банков, строительстве железных дорог и лесной торговле.

Наиболее успешной оказалась деятельность Московского земельного банка. Ипотека в пореформенной России была чрезвычайно прибыльным бизнесом. Разорявшиеся помещики закладывали свои имения, в то время как вчерашние крестьяне, ставшие миллионерами, на льготных условиях приобретали земельные угодья и особняки. Со всех такого рода операций Лазарь Поляков имел свой процент, который в какой-то момент показался ему слишком маленьким. Для увеличения доходности предприниматель учреждает два новых акционерных общества – Московское лесопромышленное товарищество и Московское домовладельческое общество.

До создания этих обществ невыкупленные залоги выставлялись на аукцион и обычно продавались по самой высокой цене. Теперь в аукционах почти всегда участвуют только компании Полякова и две-три подставные фирмы, так что продаваемые имения уходят практически по цене залога к лесопромышленному товариществу, а особняки – к домовладельческому обществу.

К началу ХХ века Московское лесопромышленное товарищество владело земельными угодьями общей площадью 270 тысяч гектаров стоимостью в 7,7 миллиона рублей. Во владении Московского домовладельческого общества находилось 7,5 тысячи десятин стоимостью около 1,5 миллиона рублей. Акционерные общества использовались Лазарем Поляковым и для других целей. Когда их владельцу требовались деньги, он продавал что-нибудь из принадлежавшей им недвижимости по самому высокому курсу, по цене значительно выше рыночной. Ну а плату за них Поляков получал векселями, которые также обслуживались в его банках на самых выгодных условиях.

К началу 1890-х финансовая империя Лазаря Полякова находилась на пике своего успеха. Рязанский коммерческий банк был переведен в Москву и преобразован в Московский международный торговый банк, ставший к началу ХХ века крупнейшим в столице. Вскоре были образованы Южно-Русский промышленный, Петербургско-Московский, Азовско-Донской и еще целый ряд банковских учреждений по всей стране. К этому времени состояние их владельца исчислялось десятками миллионов рублей. Но ему хотелось большего, и банкир решил выйти на международную арену. Объектом его экспансии становится финансово богатая, но технически отсталая Персия. С правителем страны шахом Насер эд-Дином братья смогли наладить дружеские отношения.

Благодаря этому в 1890 году Лазарь Поляков становится генеральным консулом Персии в Москве, а Яков занимает пост генерального консула в Таганроге. Персия предоставляет банкирам широчайшие перспективы для обогащения. Лазарь Соломонович открывает в Тегеране представительства своих банков, получает концессию на строительство дороги Энзели-Казвин, которую позже продолжает до Тегерана и Хамадана, а также учреждает страховое и транспортное общество. Спустя некоторое время российский премьер Витте путем многочисленных махинаций и спекуляций выкупает у Поляковых наиболее успешные предприятия в государственную собственность. Примерно в это же время Лазарь Соломонович проворачивает на территории Персии самую интересную комбинацию, известную как афера со «спичечным товариществом».

Она началась с нелепой промашки. В 1889 году Лазарь Поляков купил у бельгийца Дэни за несколько тысяч франков концессию на монопольное производство спичек в Персии, где лес всегда являлся дорогим импортным товаром. Когда вскрылась невыгодность сделки, деньги уже были заплачены. Чтобы получить прибыль, Лазарь Поляков пошел на хитрость. Сначала под купленную концессию было учреждено «Товарищество промышленности и торговли в Персии и Средней Азии» с капиталом в четыреста тысяч рублей. В свою очередь, российская сторона оценила стоимость концессии в триста двадцать тысяч. Разница была отнесена акционерами в долг на счет Полякова. Затем еще за двести тысяч в Тегеране была построена спичечная фабрика. Кредит на постройку предприятия выдал Московский международный банк. Эти суммы Поляков не собирался возвращать. И возникает вопрос: зачем банкиру брать заведомо невозвратный кредит в собственном банке?

Причиной такого решения было то, что банк не был собственностью Полякова, а являлся акционерным обществом, в котором Лазарь Соломонович владел контрольным пакетом акций. Используя свое положение, он с легкостью получал кредит на самых льготных условиях, в котором основную часть средств составляли деньги более мелких акционеров. Ну а подрядчиком при строительстве предприятия выступила его собственная строительная фирма. Так в результате проделанной комбинации банкир положил в карман еще несколько десятков тысяч рублей.

В 1892 году пайщикам товарищества стала очевидна убыточность проекта, и они потребовали от Полякова свернуть производство. Однако Лазарь Соломонович, наоборот, увеличил его капитал до миллиона рублей. Приехавшие на собрание акционеров вкладчики увидели вместо одного Полякова массу миноритарных акционеров. Распределив свой пакет среди нескольких десятков подставных лиц, банкир обеспечил себе абсолютное большинство на собрании.

Укрупненное товарищество теперь переключилось на ведение операций по обмену русских товаров на персидские с целью их последующей продажи. Специально для финансирования торговых мероприятий фирмы в Тегеране открыли представительство Международного банка. Деньги для этого выделили и банк, и товарищество. В отличие от своих партнеров, Лазарь Поляков прекрасно знал об убыточности предприятия. Поэтому он заложил свой пай под крупную сумму в том же банке, еще раз пополнив свой личный счет.

Практически сразу товарищество понесло убыток суммой более трехсот тысяч рублей, и в 1893 году пайщики переключились на торговлю хлопком, продав спичечную фабрику страховому обществу, также принадлежавшему Полякову, расплатившемуся своими облигациями. Впоследствии выяснилось, что ценные бумаги были выпущены неправильно, сделку аннулировали, товарищество понесло убытки в размере шестидесяти тысяч рублей, записанных на счет Полякова. Однако последний не собирался отдавать долги, а его реальный счет потяжелел еще на 30 тысяч.

Но торговля хлопком оказалась еще более убыточной, чем производство спичек. В скором времени убытки достигли трехсот тысяч рублей. Только уйдя из Персии и переключившись на Среднюю Азию, товарищество смогло извлечь прибыль, став одной из крупнейших хлопковых компаний страны. Но на Полякове висел долг в пятьсот тридцать тысяч. Чтобы избавиться от долговых обязательств банкир придумал новую комбинацию. Через своих людей в правительстве Лазарь Соломонович добился утверждения устава Перновой (ныне Пярну, Эстония) мануфактуры, существовавшей только на бумаге, продав ей свои хлопкоочистительные предприятия и накопившиеся долги.

И все же главным стимулом для банкира были не деньги. Значительную часть своего состояния он тратил на благотворительность: организовывал дома попечительства, строил школы и образовательные учреждения, покровительствовал искусствам, на его деньги и под его руководством была построена знаменитая Московская хоральная синагога. Впрочем, банкир занимался благотворительностью, преследуя корыстные цели. Каждое пожертвование он обставлял таким образом, что не наградить его после этого было черной неблагодарностью. Именно банкир Поляков становится для Льва Толстого в его «Анне Карениной» прообразом жестокого нувориша Болгаринова.

Ну а власть реагировала на меценатство Полякова вполне адекватно. За свои заслуги он стал полным кавалером орденов Святого Станислава и Анны трех степеней, Владимира четвертой и третьей cтепеней, кавалером персидского ордена Льва и Солнца. В 1883 году банкира произвели в действительные статские советники, а в следующем году турецкий паша утвердил его в звании турецкого генерального консула в Москве. Однако аппетиты Лазаря и его братьев были намного больше.

Все они жаждали власти и поклонения. Их заветной мечтой было получение баронского титула. К концу XIX века им обладали многие видные предприниматели еврейского происхождения, такие как Гинцбург, придворный банкир Штиглиц, варшавский банкир Френкель и железнодорожный подрядчик Флейзен.

Первым попытался получить заветный титул Самуил Поляков. Еще в 1871 году через своего покровителя министра просвещения графа Толстого он попытался добиться заветного баронства, пообещав внести в фонд министерства акции Елецко-Орловской железной дороги по номинальной цене на сумму в двести тысяч рублей. Император дал положительную резолюцию на прошение, но Сенат ответил отказом, наградив предпринимателя только орденом Святого Владимира третьей степени. После пришел черед Якова и Лазаря. В 1894 году персидский шах пожаловал братьям баронский титул. В 1896-м они подали прошение российскому императору, но получили отказ. Им не оставалось ничего, кроме как продолжить заниматься бизнесом.

Значительную часть огромных капиталов братьев Поляковых, особенно Лазаря Соломоновича, удалось сколотить на разного рода сомнительных операциях. Подобные финансовые трюки были возможны только в условиях стабильной финансовой системы. Однако в 1900 году в стране разразился экономический кризис. Серьезная угроза нависла и над банками Полякова. Проведенная в конце 1901-го ревизия показала, что сумма долгов банкирского дома вдвое превысила стоимость его активов.

Учитывая исключительную важность банков Полякова для финансовой системы страны, правительство начинает операцию по спасению трех крупнейших. В 1908 году Орловский коммерческий, Международный торговый и Московский земельный были слиты в один Соединенный банк. В нем не нашлось места для Лазаря Соломоновича, хотя в состав правления вошел его сын Исаак. В 1909 году Госбанк фактически взял на себя обязательства по распоряжению имуществом банкирского дома.

Тiем не менее бедственное положение не помешало банкиру получить чин тайного советника, дававший право именоваться «ваше превосходительство». В 1913 году Лазарь Поляков предпринял последнюю попытку получить заветный баронский титул. Прошение о ходатайстве было составлено на имя великой княгини Елизаветы Федоровны и получило положительную резолюцию, но из-за бюрократических проволочек присвоение титула затягивалось. Когда же до присвоения баронства оставались считаные недели, из Парижа пришло известие о кончине банкира. Случилось это 12 января 1914 года. Тело Лазаря Полякова было перевезено в Москву и захоронено на еврейском Дорогомиловском кладбище.

Итогом жизненного пути банкира стало движимое и недвижимое имущество на сумму в 4,7 миллиона рублей и долг Госбанку на сумму в 9 миллионов. Оставшиеся в живых немногочисленные родственники предпринимателя (Якова и Самуила к тому времени уже не было в живых) сочли благоразумным отказаться от сомнительного наследства, заплатив государству отступные в размере миллиона рублей.

Дети банкиров незадолго до революции эмигрировали в Европу, где их судьба сложилась по-разному. Например, третий сын Лазаря Полякова Дмитрий погиб в июле 1942 года в Аушвице. Его сестра Цита стала женой Элияху Берлина, общественного и политического деятеля, одного из основателей Тель-Авива.

В начале прошлого века бытовала версия, по которой одна из величайших балерин ХХ века Анна Павлова была внебрачной дочерью Лазаря Полякова. Опровергнуть или подтвердить это сейчас уже не представляется возможным, тем более что легендарная танцовщица до самой смерти скрывала свое происхождение.


10 Мая 2014


Последние публикации


1 000 руб.
200 руб.



Выбор читателей

Сергей Леонов
83488
Виктор Фишман
67054
Борис Ходоровский
59019
Богдан Виноградов
46294
Дмитрий Митюрин
31287
Сергей Леонов
30802
Роман Данилко
28309
Сергей Леонов
15371
Дмитрий Митюрин
14111
Светлана Белоусова
13853
Александр Путятин
13007
Татьяна Алексеева
12758
Наталья Матвеева
12292