Последний Романов
КРАСНЫЕ И БЕЛЫЕ
«Секретные материалы 20 века» №16(376), 2013
Последний Романов
Анна Забельская
журналист
Санкт-Петербург
601
Последний Романов
Калинин вручает ордена чекистам

«27 января 1938 года Председатель Президиума Верховного Совета СССР товарищ Калинин в присутствии ряда членов Президиума, вручил ордена награжденным работникам Народного Комиссариата Внутренних дел, – сообщила газета «Правда» 28 января 1938 года. – Он тепло поздравил верных сынов родины, бесстрашных разведчиков, зорко охраняющих спокойствие и мирный труд советского народа... А вечером 27 января, в 21 час 35 минут, в Уфе был расстрелян Константин Иванович Яцко 23 лет, осужденный по знаменитым статьям 58–10, 58–11, враг советского народа, внук князя Александра Дмитриевича Львова (создателя Императорского Российского Пожарного общества) и последний потомок Цесаревича и Великого Князя Константина Павловича. «Константиновская ветвь» Романовых, начавшись Константином, Константином и закончилась.

В нашей газете был опубликован материал «Огненный князь», посвященный Александру Дмитриевичу Львову, человеку, благодаря которому в Российской империи началась реальная борьба с пожарами. Мать князя, Александра Павловна, была внучкой цесаревича и великого князя Константина Павловича, дочерью единственного, хотя и внебрачного ребенка цесаревича – Павла Константиновича Александрова.

В статье «Огненный князь» упоминалось о том, что семья князя: жена Елизавета Николаевна, дочь Александра Александровна, внук Константин и зять Иван Васильевич Яцко – после 1917 года осталась в России. К моменту публикации автор еще не был уверен в том, что расстрелянный в Уфе Константин Яцко – именно внук князя Львова, но за прошедшие месяцы выяснилось много интересных и трагических подробностей.

По всей вероятности, князь Львов уехал из России после появления в сентябре 1919 года декрета «Об обязательной регистрации бывших помещиков, капиталистов и лиц, занимавших ответственные должности при царском и буржуазном строе». Александр Дмитриевич имел высокое придворное звание камергера.

Возможно, он не опасался за судьбу родных: его зять, бывший полковник Генштаба Иван Яцко, занимал должность в РККА, хотя в Красную армию пошел и не добровольно. К сожалению, до сих пор в материалах об Иване Васильевиче Яцко – георгиевском кавалере, участнике Русско-японской и Первой мировой войн – допускается утверждение о его добровольном вступлении в РККА.

История о том, как Яцко пытался избежать призыва в Красную армию, настолько необычна, что грех о ней не рассказать. В ней, кроме Ивана Васильевича, еще три главных героя: предреввоенсовета Троцкий, нарком просвещения Луначарский и комиссар Петроградского военного округа Позерн.

Летом 1918 года бывший полковник Генштаба Яцко поступил на службу в Главное управление драматических театров Петрограда. Прекрасно образованный, молодой – ему было 37 лет – Яцко, принятый на должность делопроизводителя, через месяц стал управляющим канцелярией отдела государственных театров и был «труднозаменимым работником». Тем не менее товарищ Троцкий решительно желал призвать Яцко в РККА и отправить на Южный фронт.

В телеграмме, направленной в октябре 1918 года Борису Позерну, он, в частности, писал: «Предлагается снять с работы в советских учреждениях офицеров и срочно направить на Южный фронт. В частности полковника генштаба, служащего в управлениях театров. Предреввоенсовет Троцкий».

В защиту Яцко выступил Луначарский. Он также писал Позерну: «В ответ на переданную мне Вами телефонограмму за № 20636 о командировании на Южный фронт состоящего на службе во вверенном мне комиссариате б. полковника генштаба Яцко, считаю долгом поставить вас в известность и просить о следующем: генштаба Яцко по свидетельству старшего врача отдела государственных театров является по состоянию своего здоровья непригодным для строевой службы, в то же время оказался весьма ценным и полезным работником на службе во вверенном мне комиссариате. В виду сего, мною возбуждается ходатайство перед председателем Военно-Революционного совета т. Троцким об оставлении генштаба Яцко на службе в комиссариате народного просвещения, о чем буду лично просить Троцкого сегодня вечером в Мариинском театре, воспользовавшись его пребыванием в Петрограде. В случае, если бы мое ходатайство по тем или иным причинам не получило удовлетворения, обращаюсь к Вам с покорнейшей просьбой возбудить ходатайство перед т. Троцким уже с Вашей стороны о назначении генштаба Яцко в штаб Петроградского военного округа на должность для поручений при Вашем начальнике штаба т. Александрове, согласие которого на это имееется».

Усилия Луначарского и Позерна не спасли Яцко от службы, но от Южного фронта избавили – Ивана Васильевича отправили служить в Вологду, начальником оперативного управления 6-й армии, а затем перевели в Петроград, где он стал начальником военной части Петроградского военного округа. После демобилизации, с 1921 по 1924 год, Яцко продолжил работать в Главном управлении академических театров.

Его сын, Константин, учился в советской трудовой школе № 11, на Кирочной, 8 (бывшая Аннешуле, школа лютеранского прихода святой Анны). Он родился 9 июня 1914 года в Павловске. Крестным отцом мальчика стал знаменитый поэт К.Р. – Великий Князь Константин Константинович. В отличие от большинства дворян, которые не стремились отдавать детей в советские школы, Иван Васильевич и Александра Александровна были не против того, что их сын обучался именно в такой.

Но события, последовавшие после смерти Ленина, не только не дали мальчику закончить среднюю школу, но и разрушили его семью. Весной 1924 года его отец вынужден был уволиться, вернее, предвосхитил распоряжение Петроградского ОГПУ об своем увольнении: бывшие офицеры царской армии стали приравниваться к «врагам народа». Опасаясь репрессий, Иван Васильевич эмигрировал во Францию.

Его семья по-прежнему обитала в Ленинграде, на Тверской улице, близ Таврического сада, в двух комнатах коммуналки. Вместе с Констатином, его матерью и бабушкой жила старшая сестра бабушки – Елена Николаевна Бейль. Константин, окончив 7 классов, устроился работать в Отофонетический институт – специализированное учреждение для лечения детей с нарушениями слуха и речи.

В воскресенье, 10 марта 1935 года, арестовали 73-летнюю княгиню Елизавету Николаевну Львову. Шла «очистка» Ленинграда от «бывших людей» после убийства Кирова.

Из протокола допроса Львовой Елизаветы Николаевны, 11 марта 1935 года:

– Скажите, на какие средства в вашей квартире устраиваются вечера и кто их посещает?

– Вечера эти устраивает жилец этой же квартиры Товстоног Георгий Леонтьевич, его мать – родная сестра Яцко Ивана Васильевича, кто на них бывает, я не знаю, на какие средства устраиваются – не знаю.

– От кого вы получаете помощь из Франции?

– Я ни от кого, моя сестра получала два раза от Алисы Вожель, бывшей воспитательницы моей дочери.

– Кого вы знаете из бывших людей?

– Здесь не знаю никого, у мужа была большая родня, но где они сейчас находятся, не знаю, вероятно, разбежались по заграницам.

Следователь пишет заключение «На основании агентурных данных, Львова Е.Н., бывшая княгиня, проживает с сестрой и дочерью – женой полковника Яцко, живет на торгсиновские боны от зарубежных родственников. Муж дочери, полковник Яцко, дезертировал в 1925 году во Францию. Львова получает материальную помощь из Швейцарии, от бывшей воспитательницы своей дочери Алисы Вожель.

Полагал бы: обвиняемую Львову Елизавету Николаевну, вместе с сестрой Бейль Еленой Николаевной, с дочерью Яцко Александрой Александровной и внуком Яцко Константином Ивановичем – выслать из Ленинграда в Уфу».

Анна Ахматова ходила на вокзал, как она говорила, «провожать дворян». На ленинградских заводах шли митинги под лозунгами: «Очистим город Ленина от остатков царской челяди, от охвостья помещиков и капиталистов!», «Ни одного волка, одевшего овечью шкуру, не должно быть в нашем городе!».

«Остатки царской челяди» уезжали в никуда. В 1936 году дело в отношении Константина Яцко было прекращено. Он имел право покинуть Уфу. Но он остался. В воскресение, 1 августа 1937 года, его арестовали...

Обвинялся он в том, что, «поддерживая близкие связи с участниками контрреволюционной повстанческой организации церковников и, сам будучи активным церковником, проводил фашистскую агитацию, высказывался за необходимость активной борьбы с коммунизмом и Советской властью. Систематически высказывал злобную клевету против руководителей партии и правительства. Имел намерение к нелегальному переходу границы…».

Постановлением тройки НКВД БАССР от 30 ноября 1937 года Константин Яцко был «приговорен к расстрелу с конфискацией лично принадлежащего имущества. Приговор приведен в исполнение 27 января 1938 года в 21 час 35 минут».

Константин Яцко был реабилитирован в январе 1958 года. И только через 31 год, в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 года «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в период 1930 и начала 1950-х годов», реабилитировали его бабушку – княгиню Елизавету Николаевну Львову.


12 августа 2013


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
179500
Сергей Леонов
137884
Сергей Леонов
97957
Виктор Фишман
79993
Борис Ходоровский
70671
Богдан Виноградов
56854
Павел Ганипровский
52066
Дмитрий Митюрин
47071
Александр Егоров
46451
Татьяна Алексеева
45700
Павел Виноградов
42174
Сергей Леонов
41417
Светлана Белоусова
40262
Роман Данилко
39238
Татьяна Алексеева
38416
Борис Кронер
38266