Кровавая среда после кровавого воскресенья
КРАСНЫЕ И БЕЛЫЕ
«Секретные материалы 20 века» №17(429), 2015
Кровавая среда после кровавого воскресенья
Дмитрий Митюрин
журналист
Санкт-Петербург
380
Кровавая среда после кровавого воскресенья
Столкновения на Гржибовской площади. Ноябрь 1904 года

Первая русская революция ассоциируется с событиями 1905 года – Кровавым воскресеньем, восстанием на броненосце «Потемкин», Октябрьской стачкой.  После декабрьских баррикадных боев на Красной Пресне революция, как считается, пошла на спад. Однако на окраинах Российской империи ситуация оставалась крайне напряженной. В польских же губерниях начался настоящий разгул антиправительственного террора.

ПРЕМЬЕРЫ-НАЛЕТЧИКИ

Инициатива проведения большинства террористических акций принадлежала созданной в 1893 году Польской социалистической партии (ППС), выступавшей за возрождение независимого Польского государства и социальную революцию. Приоритеты были расставлены именно в такой последовательности – сначала Польша, потом революция.

А вот марксисты, для которых революция была важней независимости, тогда же подались в близкую к большевикам Социал-демократию королевства Польского и Литвы (СДКПиЛ). Сторонники этой партии основную ставку делали на пропаганду, а к силовым акциям прибегали редко и спонтанно: либо по ходу массовых волнений, либо чтобы иметь средства на организационные расходы.

Никаких массовых волнений в польских губерниях, кстати, не было целых сорок лет – аж с 1864 года, с момента последнего антироссийского восстания. Но любому благоденствию рано или поздно приходит конец. Неудачная война с Японией поколебала авторитет монархии и оживила радикальную оппозицию.

В начале 1904 года в Варшаве впервые начали стрелять в военных и полицейских, а через несколько месяцев, идя на встречу инициативe «снизу», VII съезд ППС одобрил тактику террора, сделав ее частью программы и создав Боевую организацию партии.

Считается, что против этого возражал Юзеф Пилсудский, но он возражал скорее против отстрела царских чиновников, а не против ограблений благородно называемых экспроприациями. Да и с какой бы стати, если сам будущий «отец Второй Речи Посполитой» начинал революционную карьеру, таская в 1887 году народовольцам взрывчатые вещества для бомбы, которая предназначалась царю-батюшке Александру III? Покушение тогда, как известно, раскрыли. Самых активных участников заговора, среди которых оказался и старший брат Владимира Ленина (Ульянова) Александр, казнили. Юзефа и его старшего брата Бронислава отправили в ссылку. Спустя годы младший Ульянов и младший Пилсудский станут вождями революций в России и Польше, а в 1920-м возглавляемые ими государства сойдутся в смертельной схватке.

Так странно пересекаются иногда людские судьбы…

Весьма колоритно сложились и судьбы других лидеров ППС, напротив ратовавших, в отличие от Пилсудского, за террор без конца и без края.

Первые после долгого перерыва массовые волнения на территории русской Польши произошли 13 ноября 1904 года, когда на Гржибовской площади Варшавы имели место ожесточенные столкновения между полицией и участниками демонстрации против призыва в русскую армию. Звучали выстрелы, пролилась кровь, были убитые.

В схватке участвовало около 60 боевиков ППС, которыми руководили Болеслав Бергер, Валерий Славек и Ян Квятек.

Судьбы этих трех деятелей тоже во многом показательны.

Бергер был арестован только в декабре 1906 года, но сумел скрыть свое настоящее имя и, попав под амнистию, уехал в Швейцарию.

В Польшу он вернулся только в 1918 году, после провозглашения независимости, но в большую политику однопартийцы его не пустили, и он тихо сошел с исторической сцены. По непроверенным данным, умер в 1942 году от туберкулеза в оккупированной немцами Варшаве.

Ян Квятек был арестован русской полицией в октябре 1906-го. Отсидел два с половиной года. Затем эмигрировал и покончил с собой в 1910-м из-за неизлечимой болезни.

Дальше всех пошел Валерий Славек. В июне 1906 года он возглавил группу, собиравшуюся ограбить почтовый поезд. Но перед самым нападением в руках у него взорвалась карбонитовая бомба. Попав в больницу, Славек перенес восемь операций, оглох на ухо, лишился глаза, трех пальцев на правой и двух – на левой руке, вдобавок получил еще срок, впрочем незначительный. Суд решил, что судьба и так уже достаточно сурово наказала неудачливого злоумышленника.

Но Славек не угомонился и, выйдя на свободу, все-таки организовал суперэкспроприацию.

26 сентября 1908 года группа из двадцати боевиков (среди которых были четыре женщины) на станции Безданы бросили бомбу в перевозивший деньги почтовый состав, а затем, в ходе перестрелки, убили одного и ранили четырех охранников. Выручка, которую им удалось прихватить, составила астрономическую для подобного рода экспроприаций сумму в 200 с лишним тысяч рублей, которые ушли на создание в Галиции «Союза гражданского сопротивления» и на взятки для выкупа революционеров из заключения.

Показательно, что помимо Славека в акции участвовали два будущих польских премьера – Томаш Арцишевский и Александр Пристор, а также будущая вторая жена Пилсудского Александра Щербинская. Сам Славек прожил яркую и в целом успешную политическую жизнь, тоже впоследствии возглавлял правительство независимой Польши.

С исторической арены он ушел в апреле 1939 года, покончив с собой после крупной ссоры с товарищами по партии…

Такая вот «элита» стояла у руля польской государственности, и надо признать, что Ленин и его компания выглядят на фоне такой публики достаточно респектабельно.

ХРОНИКА СТРАШНОГО ДНЯ

Вернемся, однако, в канун первой русской революции, затронувшей и русскую Польшу, которую, впрочем, официально именовали «привислинскими губерниями» (имя ликвидированной страны царские власти предпочитали не упоминать всуе)…

Итак, осенью 1904 года заполыхало в Варшаве. 1905-й год был памятен в основном демонстрациями и забастовками, а вот в 1906 году начался сезон экспроприации и отстрела чиновников.

Мартиролог тех, кто погиб на службе царю и Отечеству, постоянно пополнялся: начальник железной дороги Иванов, генерал Маркграфский, генерал Вонляревский. И наконец, пик – Кровавая среда 15 августа.

В этот день выстрелы громыхали в 19 городах «привислинских губерний». Так, в Лодзи отряд боевиков численностью в 25 человек напал на полицейский участок. Во Влоцлавеке в собственной квартире был застрелен начальник полиции.

Но самые драматические события происходили в Варшаве, где боевиками было убито и ранено до 80 городовых, жандармов, солдат, чиновников и случайных прохожих.

Большинство терактов осуществлялось по одному стандартному сценарию: боевик сзади подходил к своей жертве, стрелял ей в спину и скрывался в толпе.

О конкретных преступлениях можно судить по информации из раздела «Хроника», напечатанной в газете «Киевлянин» в номере 214 от 18 августа 1906 года. Изложенные в них событиях описываются по участкам (районам) Варшавы.

«В 1-м участке. Около 12 часов дня неизвестные злоумышленники стали стрелять сзади в стоявшего на Старом Месте городового Сувинского и убили его наповал. Около того же времени шайка в 30 человек бросилась с улицы Северинова на проходившего по Обозной улице городового Каляпату и ранили его.

Во 2-м участке. В 7 часов утра около забора дома № 32 на улице Рыбаки стояли городовые речной полиции Зданчук и Доманский, разговаривая с двумя рабочими. Из Законтной улицы появились шесть человек, которые стали в них стрелять и тяжело ранили Зданчука пятью пулями в плечи и ногу, Доманского – одною пулею в глаз и рабочего Феликса Булку – двумя пулями в голову и ногу.

В 4-м участке. В 8 часов 45 минут утра на углу улиц Налевок и Святого Георгия неизвестным еврейским подростком убит околоточный надзиратель Петр Донцов. Убийца выстрелил ему в голову сзади, почти в упор… После Донцова остались слепая жена и двое маленьких детей.

В 5-м участке. Около 9 часов утра к стоявшему на посту около дома № 17 на Дикой улице младшему городовому Мрозовскому и рядовым лейб-гвардии Волынского полка… Павлову и Колбасникову подошли несколько человек и стали стрелять в них из револьверов, причем убили наповал Мрозовского и Павлова и тяжело ранили Колбасникова, который тем не менее успел произвести несколько выстрелов в убегавших злоумышленников из своего ружья и из ружья убитого Павлова, а затем от потери крови лишился чувств.

В 7-м участке. Стоявший на посту у Волынской заставы городовой Червинский в 8 часов утра отошел от постовых солдат к дому № 7 на Волынской улице, где неизвестные злоумышленники убили его наповал 6 выстрелами и скрылись в толпе.

Около 10 часов утра у лавки жены вышеупомянутого Червинского остановился околоточный надзиратель Опталович на углу Огородной и Сольной улиц. Четверо злоумышленников стали в него стрелять. Опталович упал и тут же умер.

Около того же времени в здании крытого рынка на Мировской площади неизвестным злоумышленником ранен тремя пулями в шею унтер-офицер Варшавского жандармского дивизиона Иван Чабышев (также неизвестные тяжело ранили пятью пулями в шею унтер-офицера 2-го полевого жандармского эскадрона Собищева. – Прим. авт.).

В 8-м участке. В 9 часов 30 минут утра несколькими вооруженными злоумышленниками произведено нападение на постовых нижних чинов на углу Порожней и Маршалковской улиц. Несколькими выстрелами убиты городовой Владислав Франчук и рядовой 7-й роты 184-го Варшавского полка Синкин. Тяжело ранен рядовой той же роты Яков Зиньков и легко – рядовой Мисаса Саятов.

В 9-м участке. Около дома № 7, на Гожей улице, шесть неизвестных злоумышленников смертельно ранили фельдфебеля команды 9-го участка Глена, который скончался вскоре по доставлении в Уяздовский военный госпиталь.

В 10-м участке. На углу Нового-Света и Иерусалимской аллеи трое злоумышленников тяжело ранили выстрелами из револьверов городового Гриколовского… (вместе с ним нападению подверглись и двое рядовых Пултуского полка Винник и Грун, один из них также был тяжело ранен. Городовой Гриколовский вскоре скончался. – Прим. авт.).

В 11-м участке. В 9 часов утра около дома № 38 на Кошиковой улице пять человек напали на рядового варшавского жандармского дивизиона Михаила Леднева и убили его наповал несколькими выстрелами из револьверов.

В 9 часов 30 минут утра у дома № 41 на Маршалковской улице убит выстрелами из револьверов унтер-офицер Варшавского жандармского полицейского управления железной дороги Илья Климак.

Около 11 часов утра по Маршалковской улице проезжал в вагоне конно-железной дороги городовой 11-го участка Шуминский. Около дома № 111 в него стал стрелять успевший затем скрыться злоумышленник и ранил Шуминского, а также ехавшего в вагоне еврея.

В 12-м участке. В 6 часов утра на углу Люблинской и Гроховской улиц неизвестные злоумышленники тяжело ранили пятью выстрелами из револьверов жандарма Привисленских железных дорог Эмилиана Резвонюка, шедшего на службу на вокзал Варшава-Брестская.

Около 7 часов утра на углу Кеминной и Московской улиц неизвестные злоумышленники несколькими выстрелами убили городового Людвика Шульца.

Около 10 часов утра у дома № 15 на Зомбковской улице четыре молодых еврея напали на околоточного надзирателя губернского секретаря Никольского и стали в него стрелять из револьверов, но промахнулись. Никольский отстреливался и ранил одного из злоумышленников… Во время стрельбы убита неизвестная женщина (16-летняя служанка Ныха Вырослав. – Прим. авт.).

В 12 часов дня около базара Ружицкого на Торговой улице неизвестными злоумышленниками произведено нападение на городовых Вотчица и Ковальчика, причем выстрелами из револьвера убиты Вотчиц и торговец-еврей, смертельно ранен Ковальчик и легко старик-торговец.

В 12 часов дня на Александровской улице неизвестные злоумышленники застрелили из револьверов городового Бондарика (кроме того, одним из выстрелов была ранена выходившая из костела 19-летняя дочь поденщика Войцеховская, умершая вскоре в Пражской больнице. – Прим. авт.).

В час дня были брошены две бомбы в помещение канцелярии 7-го Вольского участка и к воротам участка. Ранены околоточные надзиратели Закржевский и Шарганов, городовой Шульц и чиновник по судебной части Платонов. Бомбой, взорвавшейся у ворот участка, ранены городовой Сергеев и рядовой 9-й роты Варшавского крепостного пехотного полка Султан Галей».

В следующем номере газеты также сообщалось: «В 5 часов дня неизвестный злоумышленник на углу Млынарской и Вольской улиц выстрелом сзади из револьвера убил проходившего там рядового 5-й роты лейб-гвардии Волынского полка Семечника…»

Подытоживало эту хронику «Правительственное сообщение» от 25 августа 1906 года: «В городе Варшаве 1 и 2 августа (даты даются по принятому в Россиской империи, но не принятому в русской Польше старому стилю. – Прим. авт.) убиты на улице выстрелами из револьверов два околоточных надзирателя, шесть жандармов, девять городовых и пять нижних чинов; ранены: один околоточный надзиратель, один жандарм, четыре городовых и три нижних чина. 2 августа в помещение 7-го полицейского участка были брошены одновременно три бомбы… причем разрушено здание участка, смертельно ранен околоточный надзиратель, получили поранения несколько прохожих…

От действия огнестрельного и холодного оружия во время нападения на полицию и войска и при восстановлении порядка убито 18 частных лиц и ранено 20».

Самым шумным событием Кровавой среды стало нападение на полицейский участок, осуществленное боевиками под руководством двадцатитрехлетнего Генрика Барона.

Сам Барон в этот день убил троих полицейских, был схвачен, но с помощью лжесвидетелей сумел убедить стражей порядка, что получил травму, не совершая террористический акт, а во время драки в ресторане. После трехдневной отсидки он вышел на свободу.

Вторично был арестован в январе 1907 года, причем, получив нужные показания от одного из арестованных боевиков, полицейские собрали достаточно улик, чтобы отправить Генрика Барона на виселицу.

Казнь состоялась 9 мая 1907 года в Варшаве во дворе Александровской цитадели. Перед смертью осужденный выкрикнул: «Долой самодержавие! Да здравствует революция!»

ПОКУШЕНИЕ НА СКАЛОНА

Выстрелы в Кровавую среду звучали так часто, что многие очевидцы событий говорили о происходивших событиях как об уличных боях.

Власти совершенно явно пребывали в растерянности, что дало возможность террористам подготовить еще и своеобразный эпилог к событиям Кровавой среды. Три революционерки – Овчарек, Островская и Ванда Крахельская сняли небольшую квартиру с балконом рядом с германским консульством. Затем член Боевой организации ППС, переодетый в форму русского офицера, явился к немецкому консулу с какой-то просьбой, на выполнении которой настаивал в грубой форме, и, предсказуемо получив отказ, нанес германскому дипломату удар по лицу, после чего скрылся.

Как и рассчитывали террористы, на следующий день, 18 августа, фактический наместник «привислинских губерний» варшавский генерал-губернатор Георгий Антонович Скалон приехал, чтобы принести консулу извинения. Революционерки, ведшие наблюдение, тут же сообщили об этом боевикам. На обратном пути на Натолинской улице в экипаж генерал-губернатора было брошено несколько бомб. Сам Георгий Антонович отделался несколькими царапинами, но был тяжело ранен малолетний сын одного из дворников.

В связи с покушением на Скалона в Польше получила распространение легенда, будто от взрыва бомбы погиб десятилетний сын генерал-губернатора. На самом деле его сыну Георгию было тогда уже 14 лет, он проходил обучение в петербургском Пажеском корпусе, хотя не исключено, что в период августовских событий мог гостить у отца на каникулах. Впоследствии Скалон-младший служил в лейб-гвардии Кавалергардском полку и был расстрелян большевиками в Киеве в январе 1918 года.

Заметную роль в покушении на варшавского генерал-губернатора сыграла известная впоследствии художница Ванда Крахельская-Филипович (1886–1968). Дочь одного из участников восстания 1863 года, она вступила в женское отделение Боевой группы ППС, после того как ее арестованный жених Мечислав Рубе покончил с собой в Александровской цитадели.

Бежав после покушения на Скалона в Галицию, Ванда вступила в фиктивный брак с Адамом Добродзицким, предстала перед австрийским судом и была оправдана. В 1908 году она вступила уже в настоящий брак с активистом ППС Титусом Филиповичем, в Первую мировую войну участвовала в качестве своего рода пресс-секретаря в формировании легионов Пилсудского, а после восстановления польской независимости занималась социальной работой. В период фашистской оккупации Крахельская-Филипович сыграла заметную роль в создании Совета помощи евреям, а после 1945 года стала главным редактором журнала Projekt.

Судьба ее показательна в том отношении, что, будучи живой легендой антироссийского национального движения, она вполне удачно вписалась и в новую социалистическую реальность.

И снова вернемся в 1906 год…

После покушения на Скалона за три последующих месяца было ограблено 98 винных казенных лавок – таким образом боевики добывали деньги на революцию. «Каждый час на улицах стреляли или взрывали бомбы, население массами покидало город, в патрулях на улицах одновременно находилось три тысячи солдат с винтовками наперевес, жавшихся к стенам в постоянном ожидании нападения», – вспоминал очевидец тех событий.

Тем не менее власти под руководством Скалона смогли перейти в масштабное наступление и провести несколько облав в рабочих районах Варшавы. К 35-тысячному гарнизону в город ввели дополнительные части.

В конце концов волну терроризма удалось сбить, чему способствовал и столыпинский закон о военно-полевых судах, допускавший вынесение смертных приговоров арестованным с оружием в руках революционерам в упрощенном порядке.

Революция пошла на спад и, как считается, завершилась в июне 1907 года после разгона правительством оппозиционной II Государственной думы.

В русской Польше стреляли чуть дольше, но к 1910 году все террористы тоже были переловлены либо выдавлены за границу. Российская империя вступила в пору своего последнего взлета…

Подробнее о событиях, приведших к Октябрьской революции см. книгу «1917 год. Очерки. Фотографии. Документы»


13 августа 2015


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
86717
Виктор Фишман
69660
Борис Ходоровский
61921
Богдан Виноградов
49144
Сергей Леонов
40121
Дмитрий Митюрин
35698
Сергей Леонов
32911
Роман Данилко
30819
Светлана Белоусова
17681
Борис Кронер
17496
Дмитрий Митюрин
16972
Татьяна Алексеева
15844
Наталья Матвеева
15368
Светлана Белоусова
15166
Наталья Матвеева
14438
Александр Путятин
14388
Алла Ткалич
13048