Красно-белая симфония
КРАСНЫЕ И БЕЛЫЕ
«Секретные материалы 20 века» №25(541), 2019
Красно-белая симфония
Антон Кизим
историк
Москва
1767
Красно-белая симфония
Так ли уж сильно различаются позиции нынешних красных и белых

Прошла очередная годовщина Октябрьской революции, продолжается столетний юбилей Гражданской войны. И уже не первый год идут споры об этих исторических событиях между сторонниками красных и белых. При этом у обеих сторон гораздо больше общего, чем кажется на первый взгляд, а по целому ряду вопросов красные, как ни странно, ближе к позиции белых, чем своих предшественников столетней давности.  

Когда все стали «оборонцами»

Гражданское противостояние началось уже в 1917 году. Красные тогда вели пораженческую пропаганду, а будущие белые были среди офицеров, которые с этой пропагандой боролись. Одним из основных пунктов разногласий была демократизация армии, начавшаяся после Февральской революции. В частности, согласно известному приказу № 1, вводились солдатские комитеты, которые могли отменять решения офицеров. Появился еще целый ряд указов, разрушающих армейскую иерархию и подрывающих дисциплину (отмена смертной казни в армии, военно-полевых судов). В таких условиях армия существовать, конечно, не может. Одним из главных противников демократизации армии был Лавр Корнилов, будущий основатель Белого движения. Он предлагал ряд мер, которые должны были отменить демократизацию. Большевики же, естественно, выступали за нее, используя популистские лозунги.  

А после Октябрьской революции они эту демократизацию довели до логического конца. Офицерские звания были отменены, власть в войсках полностью перешла к комитетам. Армия стала «демократичной и народной». На что она способна, стало ясно в феврале 1918 года, когда Германия и ее союзники перешли в наступление и российские войска бежали. Ленин говорил о «мучительно позорных частях, которые оставляют позиции». Это закономерно привело к столь же позорному Брестскому миру, подписанному в марте 1918 года. Вскоре после него большевики отменили солдатские комитеты и стали создавать армию с нормальной армейской иерархией, хотя и без традиционных офицерских званий (в частности, место генералов заняли командиры армий, или командармы). Эксперимент с «демократизацией» был признан неудачным. Это был один из первых примеров, когда революционные проекты были обеими сторонами признаны нежизнеспособными. Уже к 1919 году, когда шла основная фаза Гражданской войны, в обеих армиях – и красной, и белой – имела место традиционная армейская иерархия. 

И едва ли кто-то из нынешних поклонников большевиков будет защищать армейскую демократизацию. Это было бы странно, если учесть, что большевики от нее отказались еще в 1918 году. 

Ко времени основной фазы Гражданской войны сошел на нет и такой спорный вопрос, как упомянутый Брестский мир. В то время как большевики выполняли его условия, белые выступали против него. Но в ноябре 1918 года Германия подписала капитуляцию, которой, кроме всего прочего, аннулировался и Брестский мир. То есть обе стороны имели основание говорить, что приближали это событие. Белые, воюя с большевиками, мешали поставкам ресурсов немцам, а большевики вели революционную пропаганду, которая внесла вклад в подготовку Ноябрьской революции в Германии. О вкладах сторон в поражение противника можно спорить, но радует, что обе считали благом освобождение России от позорного мира. Поэтому сторонников белых и красных, по идее, также должна объединять радость от его отмены.

Господа-товарищи офицеры

Еще когда большевики вели пораженческую пропаганду, у них действовала следующая концепция: «Эксплуататорское государство защищать не надо. Только социалистическое». Особенно символичны здесь слова Ленина: «Мы оборонцы с октября 1917 года». То есть с момента, как большевики пришли к власти, они стали призывать к защите Родины, которая стала социалистической. Война же за «эксплуататорскую» страну, с точки зрения Ленина, быть справедливой не могла. «Представьте себе, что рабовладелец, имеющий 100 рабов, воюет с рабовладельцем, имеющим 200 рабов, за более «справедливый» передел рабов», – писал он. Белые же руководители были в основном из офицеров, которые как раз «эксплуататорскую» Россию защищали, и это было главным делом жизни.

Для белых примерами для подражания были такие исторические деятели, как Дмитрий Пожарский, Александр Суворов, Михаил Кутузов, Михаил Скобелев. Красные же с культом дореволюционных защитников Родины боролись. В частности, был демонтирован памятник Скобелеву в Москве, а про Минина и Пожарского Демьян Бедный писал:

Подумаешь, они спасли Россию, 
А может, надо было не спасать...  

Но в 1930-х годах отношение большевиков к дореволюционным героям изменилось, их культ стал возрождаться. Защитники «эксплуататорской» Родины оказались предшественниками защитников социалистической Родины. Про них ставили фильмы, а во время Великой Отечественной войны появились ордена Александра Невского, Суворова, Кутузова. 

И теперь героев, защищавших нашу Родину до 1917 года, почитают не только сторонники белых, но и основная масса сторонников красных. Правда, когда дело доходит до времен Ленина, то есть до Русско-японской и Первой мировой, они начинают доказывать, что эти войны были «ненужными», пытаются привести свои аргументы вроде: «Николай II сам виноват, что Германия объявила России войну». Однако собственно концепцию Ленина, что за «эксплуататорскую страну» вообще не надо сражаться, мало кто из его нынешних почитателей разделяет. 

Можно обратить внимание и на отношение к слову «офицер». В 1917 году и в Гражданскую войну это был один из принципиальных моментов. Белое движение возглавляли офицеры, а у его истоков стояла Добровольческая армия, где были части, полностью укомплектованные офицерами. Большевики же находились среди тех партий, которые в 1917-м боролись за подрыв авторитета командования и даже устраивали антиофицерский террор. Придя же к власти, они вообще отменили офицерские звания. И во время Гражданской войны красные вполне могли говорить: «Мы воюем против офицеров». 

Но во время Великой Отечественной войны (которая уже своим названием говорила о преемственности по отношению к Отечественной войне 1812 года, когда русские солдаты сражались за империю) офицерские звания вернулись в российскую армию. В Красной армии появились погоны. А позже в СССР вышел фильм «Офицеры», где прозвучала фраза, ставшая крылатой: «Есть такая профессия – Родину защищать!» Так что и здесь у нынешних сторонников белых и красных тоже нет разногласий. 

Религия больше не опиум?

Еще одним из важных спорных вопросов было отношение к религии вообще и к православию в частности. Большевики прямо говорили, что считают религию своим врагом, что ей нет места в их «светлом будущем». Члены церкви подвергались гонениям, многие священнослужители были убиты. Белые же к церкви в целом относились комплементарно. Среди белых лидеров было много глубоко верующих людей, погибших офицеров часто хоронили по православному обряду. И вообще в белой армии имели место традиционные обряды, принятые еще в имперской армии.  

Победа красных, кроме всего прочего, привела к печальным для церкви событиям – разрушению храмов и массовым репрессиям по отношению к верующим. Но со временем отношение коммунистов к религии стало меняться. Официально их идеология была антицерковной вплоть до падения социалистической системы, однако со временем гонения стали не таким страшными, как в начале советской истории. А в постсоциалистический период появилось очень много людей, которые сочетают коммунистическую идеологию и религию. Есть данные, что больше половины коммунистического электората относит себя к православным. Лидеры КПРФ публично выражают симпатии к православию. 

Консенсус по врагам народа

Ну и напоследок можно отметить еще одно сходное у обеих сторон мнение. Белые всегда полагали, что большая часть видных большевиков времен Гражданской войны была врагами народа. Сейчас же большая часть коммунистов почитает Сталина и осуждает его противников по партийной борьбе. Как правило, их называют троцкистами. А теперь давайте взглянем на состав партии в 1917 году. 

Вот, например, главный исполнительный орган, Совет народных комиссаров. Десять из 15 первых наркомов оказались врагами народа: Владимир Антонов-Овсеенко, Павел Дыбенко, Николай Крыленко (это все наркомы по военным делам, разрушавшие то, что к тому времени осталось от армии), Алексей Рыков, Владимир Милютин, Александр Шляпников, Георгий Оппоков, Иван Теодорович, Николай Авилов и Лев Троцкий – нарком по иностранным делам, которого считают создателем Красной армии. 

Петроградом во время Гражданской войны руководил Григорий Зиновьев, Москвой – Лев Каменев. Редактором газеты «Правда» и чуть ли не главным идеологом партии был Николай Бухарин. Все враги народа, все расстреляны…

Не последнюю роль в победе большевиков сыграли латышские стрелки. Именно они помогли подавить мятеж левых эсеров летом 1918 года. Возглавлял их враг народа Иоаким Вацетис. «Прославились» латыши и среди чекистов, особенно первый секретарь ВЧК Яков Петерс и Мартын Лацис. Можно вспомнить и чекистов-нелатышей. Знаменитое «дело Таганцева», по которому были расстреляны многие известные представители творческой интеллигенции, в том числе и поэт Николай Гумилев, вел Яков Агранов. Помогал ему глава Петроградской губернской ЧК Борис Семенов. Враги народа…

Знаменитое Тамбовское восстание подавлял будущий маршал Михаил Тухачевский. Во время решающих боев против войск Антона Деникина красными войсками руководил будущий маршал Александр Егоров. В сражениях с белыми в Сибири прославился будущий маршал Василий Блюхер. Все трое будут репрессированы и расстреляны. 

Конечно, остается целый ряд большевиков, кто не дожил до Большой чистки (Владимир Ленин, Феликс Дзержинский и другие), и некоторые из тех, кто ее пережил (начиная с собственно Иосифа Сталина). Но по большинству тогдашних видных большевиков можно наблюдать своеобразный консенсус: и сторонники белых, и сторонники красных считают их врагами народа. Разногласия вызывает лишь вопрос о годе, когда их надо было расстрелять, – в 1937-м или на 20 лет раньше…

Итак, сторонники белых и красных во многом занимают схожие позиции. Причем более близкие к «белой» точке зрения. Но чтобы это понять, нужно изучать историю Гражданской войны. А это несколько сложнее, чем спорить про нее.

Подробнее о событиях, приведших к Октябрьской революции см. книгу «1917 год. Очерки. Фотографии. Документы»


18 ноября 2019


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
88449
Виктор Фишман
70665
Борис Ходоровский
62860
Сергей Леонов
56252
Богдан Виноградов
50023
Дмитрий Митюрин
37365
Сергей Леонов
33828
Роман Данилко
31683
Борис Кронер
20560
Светлана Белоусова
19602
Светлана Белоусова
18342
Дмитрий Митюрин
17900
Наталья Матвеева
17752
Татьяна Алексеева
17196
Наталья Матвеева
16477
Татьяна Алексеева
16279