Как слесарь обыграл «донского Наполеона»
КРАСНЫЕ И БЕЛЫЕ
«Секретные материалы 20 века» №19(509), 2018
Как слесарь обыграл «донского Наполеона»
Дмитрий Митюрин
историк, журналист
Санкт-Петербург
1064
Как слесарь обыграл «донского Наполеона»
«На пути к Царицыну». Художник Митрофан Греков

Участие Сталина в Гражданской войне обычно ассоциируется с обороной Царицына. Именно в городе, позже переименованном в Сталинград, он сформировал команду лично преданных ему военачальников. Но среди них не оказалось Дмитрия Жлобы — человека, переломившего ход второго штурма Царицына. Незаслуженно забытым оказался и его главный противник — генерал Святослав Денисов, которого земляки называли Донским Наполеоном.

Казак с аксельбантами

Несмотря на демократические традиции, донские казаки тоже имели свою аристократию, к каковой относилась и фамилия Денисовых.

Очередной ее представитель, оригинально названный Святославом, появился на свет 10 сентября 1878 года в семье генерал-лейтенанта Варлама Александровича Денисова и его супруги Александры Григорьевны (в девичестве Грековой).

Окончив Донской кадетский корпус и Михайловское кавалерийское училище, он с 1898 года служил в гвардии, в частях донской конной артиллерии. Успешно прошел курс Николаевской академии, выбившись, таким образом, в элитную касту офицеров-генштабистов.

Встретив Первую мировую войну в чине капитана, Денисов быстро дорос до полковника и полтора года исполнял обязанности начальника штаба при командире 2-й казачьей Сводной дивизии Петре Краснове. Потом командовал 11-м донским казачьим полком.

Когда из-за революции фронт начал разваливаться, Денисов вместе с подчиненными прибыл на Дон, где его казаки рассеялись по родным куреням (январь 1918 года). Большевики между тем заняли столицу Войска Донского Новочеркасск. Войсковой атаман Каледин покончил с собой, а его преемник Назаров был расстрелян. Денисов исчез с местного политического горизонта, укрывшись у родственников в станице Багаевской.

В эти же дни в Донской области объявился со своим красногвардейским отрядом Дмитрий Петрович Жлоба…

Стальная дивизия против Донской армии

Родился он 3 июня 1887 года в Киеве. Отец его некоторое время служил лесничим в Подолии. Окончив двухклассное училище, мальчик начал осваивать слесарное дело. В поисках работы отправился в Николаев, где в 1905 году вступил в рабочую дружину. Когда революцию подавили, от греха подальше перебрался в Донбасс. Как квалифицированный специалист, с началом Первой мировой получил «бронь», но в 1916 году все же попал под призыв, после того как поучаствовал в стачке.

Направили его в Московскую авиашколу обучаться на моториста (авиатехника). После Февральской революции от родной авиашколы Жлобу избрали в Московский совет. В октябре он уже выбивал из Кремля юнкеров, командуя красногвардейским отрядом.

Вступив в партию, Жлоба был послан в хорошо знакомый ему Донбасс, где тоже сформировал шахтерский отряд. Он и его бойцы принимали участие в обороне Екатеринодара от Добровольческой армии. Впоследствии Дмитрий Петрович настаивал, что именно он выбрал позицию для той пушки, выстрел которой оказался роковым для генерала Корнилова.

После Екатеринодара жлобинский Стальной полк перебросили на Дон, где разрозненные антибольшевистские выступления казаков сливались в общее восстание, возглавленное Красновым. Денисова выбрали командующим сначала Заплавской, а затем более крупной Южной группы повстанцев.

В апреле с Кубани на Дон выдвинулась Добровольческая армия, а из Бессарабии пробивался отряд полковника Дроздовского.

Донские большевики делали, что могли. Когда в пасхальную ночь авангард дроздовцев занял центр Ростова, их выбили прибывшие в нескольких эшелонах и подкрепленные бронепоездом красногвардейцы. Жлоба в этом бою проявил себя во всем блеске, но из-за переброски сил большевики оголили Новочеркасск. И тогда удар по донской столице нанесла группа Денисова…

Срочно созванный в освобожденном Новочеркасске Круг спасения Дона избрал Краснова войсковым атаманом, а Денисов стал командующим Донской армией.

Между тем немцы выбили красных из Ростова и взяли Войско Донское под свою опеку. Поскольку Добровольческая армия ориентировалась на Антанту, во избежание конфликта Деникин снова подался на Кубань. Туда же отправился и Стальной полк, постепенно выросший до размеров бригады, а затем и дивизии.

Новым начальником Жлобы стал командующий 11-й армией Иван Сорокин.

В августе у станицы Невиннномысской Стальная дивизия нанесла поражение белым. Правда, в не меньшей степени это был и успех Сорокина, вовремя поддержавшего наступление Жлобы. 

Конечно, каждый из них приписывал эту победу себе, и между двумя военачальниками заискрило настолько, что Северо-Кавказский ЦИК настоял на отправке Стальной дивизии в помощь защищавшей Царицын 10-й армии.

Победитель на бобах

Для Царицына появление Жлобы стало спасением.

21 сентября Донская армия перешла в спланированное Денисовым наступление. У белых имелось 38 тысяч штыков и сабель при 129 орудиях, 138 пулеметах и восьми бронепоездах. У красных, которыми командовал Ворошилов, — 40 тысяч бойцов, 152 орудия, около 200 пулеметов, 13 бронепоездов. Однако, учитывая, что казаки были профессиональными воинами, такое превосходство можно считать эфемерным.

27 сентября напряженные бои развернулись в районе Криво-Мизгунской, одновременно белые приступили к обходу Царицына с юга. 2 октября пала Гнилоаксайская, 8-го — Тингута. Выйдя к Волге севернее и южнее Царицына, казаки взяли город в клещи, перерезав железнодорожную ветку на Тихорецкую.

Жлоба между тем двигался через калмыцкие степи, имея под командованием 16 пехотных и четыре кавалерийских полка. Для обеспечения скрытности он выслал на один переход вперед 1-й кавполк, бойцы которого окружали попадавшиеся по дороге населенные пункты, так чтобы никто не мог из них выскочить.

Марш продолжался 16 суток, и на финишную прямую к Царицыну Жлоба вырулил 15 октября. В этот день на сторону казаков в районе Бекетовки перешли 1-й и 2-й крестьянские полки.

Правильно оценив ситуацию, Жлоба нанес удар по Астраханской дивизии между Тундутово и Сарептой. Лавина красной конницы буквально за 45 минут смела белую пехоту, кавалерию, артиллерию. Командир дивизии генерал Демьянов попал в плен, а над Северо-Восточной группировкой генерала Мамантова нависла угроза окружения. Мамантов, рисковать не стал и скомандовал отступление, что, в свою очередь, позволило защитникам Царицына перегруппировать силы и 17 октября нанести контрудар на центральном участке.

Вместо того чтобы рвануть прямо к Царицыну, Жлоба занялся спасением и спас-таки окруженную Сальскую группировку, отягощенную примерно полусотней тысяч беженцев.

Когда операция закончилась, соответствующие рапорты в Москву уже были посланы, причем действия Жлобы были обрисованы в не самом благоприятном свете, мол, Царицыну он помог совсем немного, а потом снова бросил.

Сталин старался приписать все заслуги себе и действовавшей под его контролем 10-й армии. Троцкого, которому Сталин не нравился, такая трактовка не устраивала, и, как председатель Реввоенсовета республики, он попытался протолкнуть Жлобу на должность командующего 10-й армией. Не получилось.

Вместо заслуженной награды у Дмитрия Павловича даже отобрали Стальную дивизию, а потом и арестовали, поскольку подчиненные грозили поднять на штыки его преемников…

Судьба Денисова после второго штурма Царицына тоже складывалась непросто. Эта неудача серьезно отразилась на его репутации. Командование Добровольческой армии доказывало, что подобного не произошло бы, если бы во главе Донской армии стоял кто-нибудь из опытных генералов.

Новая затеянная Денисовым против Царицына операция завязла, и 2 февраля 1919 года Круг спасения Дона отправил его в отставку. Через несколько часов лишившийся своего главного союзника Краснов тоже подал в отставку. Добровольческая и Донская армии были объединены в Вооруженные силы Юга России под командованием Деникина.

Кавалерист на «харлее»

После трехмесячных мытарств Жлобу оправдали и поручили сформировать отдельную кавалерийскую бригаду, но и здесь ему пришлось подчиняться сначала Думенко, потом Буденному. И только в феврале 1920 года он получил корпус.

Форсировав Маныч, Жлоба нанес поражение 3-му Донскому корпусу под Хомутовкой, а затем сыграл решающую роль во взятии Екатеринодара, получив орлен Красного Знамени.

Подчиненные любили его за лихость и пели о нем песни:

Бесстрашный, отважный, товарищ наш Жлоба,
Нам слава твоя дорога.
Ты белым опасен, в глазах твоих злоба,
Ты вихрем летишь на врага.

Хорошо разбираясь в технике, Дмитрий Павлович любил пользоваться автомобилем. Потом у него появилась новая любовь — трофейный мотоцикл. На нем один раз он даже отправился в разведку, а потом едва улизнул от конной погони.

Когда в середине июня 1920 года Врангель начал наступление в Северной Таврии, советское командование развернуло корпус Жлобы в конную группу и отправило в рейд по тылам неприятеля. Прорвать белый фронт у Жлобы получилось, но в открытой степи его кавалерия подверглась атакам вражеских броневиков и аэропланов. Конная группа, насчитывавшая, по разным подсчетам, от 7,5 до 12 тысяч штыков и сабель, потеряла около тысячи убитыми и две тысячи пленными.

Впрочем, закончил Гражданскую войну Дмитрий Павлович удачно. Когда в марте 1921 года Красная армия двинулась «на помощь трудящимся Грузии», он командовал 18-й кавалерийской дивизией. Войска меньшевистского правительства дрались не слишком умело, но меньшевики решили стравить красных с Кемалем и объявили о передаче Аджарии туркам. Кемаль, хотя и заигрывал с Москвой, тут же направил свои войска для захвата Батуми. Драться по-настоящему ни турки, ни красные не хотели, и здесь многое зависело от того, кто успеет первым. Приз в этой гонке достался Жлобе. Не прояви он должную резвость, вероятно, не было бы у современной Грузии замечательного курорта.

За действия в Грузии Дмитрия Петровича отметили вторым орденом Красного Знамени и почетным Золотым оружием.

На юге России, особенно на Кубани, он пользовался определенной популярностью, имея репутацию эдакого народного заступника. Но в карьерном плане выше регионального уровня не поднялся. Последняя должность — руководитель «Плавстроя», занимавшегося проведением мелиоративных работ по осушению плавней.

Арестовали его в апреле 1937 года как «главного организатора и командира повстанцев на Кубани». Расстреляли 10 июня 1938 года, сразу после вынесения смертного приговора. В 1956 году реабилитировали и даже назвали в его честь несколько улиц, преимущественно в донских и кубанских станицах…

Денисов же после своей отставки выехал в Турцию, затем перебрался в Германию, а с 1923 года поселился в США, организовав, кстати, в Нью-Йорке старейшую эмигрантскую казачью станицу.

Его книга «Записки. Гражданская война на Юге России. 1918–1920 гг.» выделялась хорошим изложением и глубиной содержания, став библиографической редкостью.

Святослав Варламович занимался общественной деятельностью, возглавив Казачий союз в Америке. Умер в городе Стратфорд 29 апреля 1957 года.

В общем, можно сказать, что жизнь Денисова в личном плане сложилась удачней, чем судьба его красного оппонента по битве за Царицын. Правда, с одним существенным уточнением — он был проигравшим.

Подробнее о событиях, приведших к Октябрьской революции см. книгу «1917 год. Очерки. Фотографии. Документы»


17 августа 2018


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
107203
Сергей Леонов
94629
Виктор Фишман
76370
Владислав Фирсов
71730
Борис Ходоровский
67833
Богдан Виноградов
54480
Дмитрий Митюрин
43683
Сергей Леонов
38590
Татьяна Алексеева
37611
Роман Данилко
36681
Александр Егоров
33816
Светлана Белоусова
32925
Борис Кронер
32838
Наталья Матвеева
30819
Наталья Дементьева
30360
Феликс Зинько
29811