Из рода Нахичеванских
КРАСНЫЕ И БЕЛЫЕ
«Секретные материалы 20 века» №2(518), 2019
Из рода Нахичеванских
Дмитрий Митюрин
историк, журналист
Санкт-Петербург
887
Из рода Нахичеванских
Войска Красной армии в Баку. 1920 год

Когда Николай II из Пскова по телеграфу запрашивал командующих фронтами и флотами о возможности своего отречения, категорически против высказались лишь двое военачальников уровня корпусных командиров – лютеранин Федор Келлер и мусульманин Гусейн-хан Нахичеванский. Оба они будут расстреляны зимой 1918–1919 годов. А племянник Гусейн-хана станет красным комбригом.

Всадник империи

Нахичеванское ханство вошло в состав России в 1828 году по итогам войны с Персией. При взятии крепости Аббас-Аббад значительную роль сыграл перешедший на сторону русских отряд Эсхан-хана, который и был назначен новым наибом (правителем) Нахичевани.

Один из его сыновей, Исмаил-хан, дослужился в русской армии до звания генерала от кавалерии и прославился в 1877 году как руководитель героической обороны Баязета от турок. Из осады его выручал младший брат генерал-майор Келбали-хан, командовавший конницей в отряде Тергукасова. Он к тому времени уже был георгиевским кавалером (за Крымскую войну), но, подорвав здоровье в походах, умер в сравнительно молодом для кавказца 59-летнем возрасте.

Сын Келбали-хана Гусейн появился на свет 9 августа 1863 года. В 10 лет был определен в привилегированный Пажеский корпус, который закончил и его отец. По военной стезе пошли и двое его братьев – Рагим и Джафаркули-ханы.

Окончив корпус по первому разряду, Гусейн получил назначение в лейб-гвардии Конный полк. Служба в гвардии была престижной и во многом приятной. В 27 лет молодой нахичеванец получил первую награду – персидский орден Льва и Солнца 4-й степени за отменное командование подчиненными при торжественной встрече и проводах прибывшей из Тегерана делегации. Своим присутствием он как бы напоминал персам о том, что, воюя с Россией, можно потерять целые области. Потом, за участие в аналогичных мероприятиях, Гусейн-хан получил румынские, австрийские, болгарские ордена и медали, а также ордена Св. Станислава 3-й и Св. Анны 2-й степени от собственного командования.

В гвардии многие карьеры делались таким образом, но Гусейн-хан не хотел просто наслаждаться синекурой. Когда грянула война с Японией, он отправился на Кавказ, где сформировал из добровольцев 2-й Дагестанский конный полк, и с ним двинулся в Маньчжурию.

Его джигиты отважно сражались под Ляояном, Инкоу, Сандепу, Мукденом. Самый почетный боевой орден Св. Георгия 4-й степени полковник хан Нахичеванский получил 27 января 1905 году за бой у деревни Ландунгоу. Кавказцы тогда ударили по японской пехоте, атаковавшей расстрелявшую снаряды Забайкальскую казачью батарею, и обратили противника в бегство. 

Вернувшись с войны, Гусейн-хан пять месяцев командовал нижегородскими драгунами, после чего был отозван в столицу, где принял родной лейб-гвардии Конный полк.

Он крепко врос в столичную почву, еще в 1889 году женившись на дочери известного поэта, переводчика и издателя Николая Гербеля – Софье. При муже-мусульманине сама она оставалась лютеранкой, а дети воспитывались в православии. 

Ловко скользя по дворцовым паркетам, Гусейн-хан оставался прежде всего воином, для которого жизненным лозунгом были слова «За веру, царя и Отечество». А переживший первую революционную смуту Николай II, видимо, увидел в прямодушном кавказце то, чего ему так не хватало в окружающих, – истинную преданность. 

С началом Первой мировой войны царь доверил хану Нахичеванскому Сводный кавалерийский корпус, которому предстояло прикрывать наступающую на Восточную Пруссию 1-ю армию. Удар был плохо подготовлен, поскольку требовалось спасти взывавшую о помощи Францию. В бою у Каушена лейб-гвардии Конный и Кавалергардский полки потеряли более половины офицеров. Гусейн-хан тяжело переживал происходящее, пытаясь утешиться тем, что потери немцев были еще большими. 

На шестой день войны у Вордмита он лично повел сводный отряд, пытаясь охватить город с севера, попал под артиллерийский огонь, был ранен, но продолжал руководить операцией.

Поход в Восточную Пруссию закончился неудачей, но в том, что 1-ю армию не постигла судьба разгромленной 2-й армии Самсонова, большая заслуга принадлежит и коннице ха-на Нахичеванского. Доблесть командира была отмечена орденом Св. Георгия 3-й степени. 

Его 2-й кавалерийский корпус перебросили на Юго-Западный фронт для участия в Кар-патской операции, а затем отвели в тыл, на отдых. Когда в мае 1915 года вражеская группировка фельдмаршала Макензена взломала русский фронт у Горлицы, Гусейн-хану снова пришлось спасать положение и, прикрывая отступление 3-й армии, вести на реке Вислице свою конницу в импровизированную атаку. Быстрота и порыв оказались тогда сильнее огня артиллерии и пулеметов.

Предположительно, расстрелян

Среди кавалерийских военачальников существовал свой гамбургский счет: первая шашка империи – Келлер, вторая – Каледин, третья – Крымов. По этой иерархии хан Нахичеванский был четвертым, и именно ему царь поручил командовать вновь сформированным Гвардейским кавалерийским корпусом, а также произвел его в генералы от кавалерии и (первым и единственным из мусульман) в генерал-адъютанты.

В дни Февраля со своим корпусом он находился в районе Ровно. Посовещавшись с офицерами, Гусейн-хан отправил Николаю II телеграмму. «До нас дошли сведения о крупных событиях. Прошу Вас не отказать повергнуть к стопам Его Величества безграничную преданность гвардейской кавалерии и готовность умереть за своего обожаемого Монарха». Императору предлагалось двинуть гвардейскую кавалерию на Петроград и порубать революционеров в капусту. 

Аналогичную телеграмму отправил с Румынского фронта командующий 3-м конным корпусом Келлер. Император, вероятно, уже принял твердое решение отречься. Но в любом случае поведение инородцев-иноверцев резко контрастирует с поведением православных русских генералов Рузского, Брусилова, Алексеева.  

Келлер был убит в Киеве 21 декабря 1918 года занявшими город петлюровцами. Судьба Гусейн-хана сложился еще трагичней, в том плане, что даже точный день и место его гибели остались неизвестными. 

Вступивший на пост Верховного главнокомандующего Брусилов снял с должностей 47 заслуженных генералов, чья лояльность вызывала у новых властей сомнения. Хан Нахичеванский, конечно же, оказался в этом списке, тем более что присягать Временному правительству он категорически отказался. 

Вернувшись в Петроград, Гусейн-хан вел жизнь частного лица и 18 мая был арестован по подозрению в контрреволюционной деятельности. Почему военачальник, не скрывавший своих взглядов, остался в «колыбели революции», неизвестно. Старший его сын Николай то ли умер, то ли погиб в 1912 году при неясных обстоятельствах, а вот другой сын – Юрий (тоже офицер лейб-гвардии Конного полка) присоединился к белым и эмигрировал с врангелевской армией из Севастополя. Скорее всего, Гусейн-хан просто не успел или не сумел добраться до своих единомышленников. А потом ловушка захлопнулась…

В Петропавловской крепости он оказался вместе с великими князьями Павлом Александровичем, Дмитрием Константиновичем, Николаем и Георгием Михайловичами. 6 сентяб-ря 1918 года, после убийства Урицкого, советские газеты опубликовали список заложников, которые будут расстреляны в случае убийства кого-либо еще из крупных советских партийцев. И обещание большевики сдержали, тем более что поводов претворить эту угрозу в жизнь у них хватало.  

Предполагается, что хан Нахичеванский был расстрелян в Петропавловской крепости вместе с великими князьями 29 января 1919 года. 

Лет 10 назад было озвучено, но так и повисло в воздухе предложение присвоить его имя одной из московских или петербургских улиц. Наверное, имя показалось слишком длинным и абсолютно не русским. Хотя инициатива исходила из кругов православных.

Не хан Джамшид

Брат Гусейна Джафаркули-хан был на четыре года его старше, тоже окончил Пажеский корпус и даже успел послужить под началом знаменитого генерала Скобелева во время его Ахалтекинской экспедиции 1880–1881 годов, поставившей точку в покорении Средней Азии. Карьера шла вполне успешно, но в 1885 году в чине ротмистра он вышел в отставку и поселился в родной Нахичевани, где стал городским старостой.

В июне 1918 года провозгласившие независимость закавказские республики – Азербайджан, Армения и Грузия – подписали с Турцией Батумский договор. Но уже в ноябре Первая мировая война закончилась, туркам пришлось уходить, а закавказские республики начали конфликтовать друг с другом. В населенных преимущественно мусульманами районах Нахичевани Джафаркули-хан провозгласил Аракскую республику, которая была отрезана от населенного единоверцами Азербайджана. В июне 1919 года территорию Аракской республики заняли армянские войска, что привело к полномасштабной армяно-азербайджанской войне. Джафаркули-хан выехал в Иран, где и умер после 1929 года. 

Еще причудливей сложилась судьба его сына и племенника царского генерал-адъютанта Джамшида Джафаркули-оглы, или, как его называли русские сослуживцы, Джамшида Джафаровича. Титул «Нахичеванский» после 1917 года он носил уже без приставки «хан», исключительно как фамилию. 

Родился Джамшид 25 августа 1895 года в Нахичевани. С детства научился свободно говорить не только на родном языке, но и на русском, французском. Однако в Петербург он не поехал, поступив в Тифлисский кадетский корпус, который в 1911 году и закончил. Странно, но продолжать учебу в офицерском училище Джамшид не стал, что, вероятно, было связано с какими-то семейными обстоятельствами.

И лишь с началом Первой мировой войны он был зачислен юнкером в Елисаветградское (Гянджинское) кавалерийское училище, где прошел ускоренный четырехмесячный курс с присвоением звания прапорщика.

Местом службы ему определили запасную сотню Татарского (Азербайджанского) конного полка знаменитой «Дикой» Туземной дивизии. На фонт он попал только в конце 1915 года.

Первую боевую награду – орден Св. Анны 4-й степени с надписью «за храбрость» Джам-шид получил в феврале 1916-го, и в дальнейшем награды доставались ему с завидной регулярностью. Например, Георгиевское оружие он получил за следующее: «В бою 31 мая 1916 г. у дер. Тышковице, командуя разъездом в составе 10 всадников названного полка, когда взвод пехоты противника, охватив фланг наступавшей 1-й сотни полка, начал жестоко ее обстреливать, во главе своих людей бросился в атаку и, несмотря на сильный ружейный огонь, первым врубился в ряды врага, который и был рассеян, а 1-й сотне дана была возможность продолжать атаку, причем сам был дважды ранен».

Есть среди наград храброго офицера и солдатский Георгиевский крест 4-й степени, решение о награждении которым выносилось нижними чинами. Вручили его «за то, что 29 июня 1917 года у города Калуша, будучи впереди своей сотни, первый бросился на противника в атаку и обратил его в паническое бегство».

Заметим, речь идет о событиях лета 1917 года, когда армия разваливалась, но многие национальные части сохраняли дисциплину. Отлично себя проявившую «Дикую» дивизию решили развернуть в Кавказский туземный конный корпус, но для этого требовалось свести в него кавказские полки из других дивизий и сформировать новые части. Развертывание происходило на Кавказе, на фоне бурных политических событий.

В конце 1917 года сторонники независимости Азербайджана предложили сформировать отдельный конный корпус, который должен был стать прообразом будущей национальной армии. Джамшид перешел в этот корпус со своим полком, переименованным из конного Татарского в 1-й Караязский.  

28 мая 1918 года была провозглашена Азербайджанская демократическая республика. Особый Азербайджанский корпус вместе с двумя турецкими дивизиями слились в Кавказскую исламскую армию Нури-паши, которая развернула наступление на территории, контролируемые Бакинской коммуной.

Неудачи красных войск привели к свержению и аресту «26 бакинских комиссаров». Но и пришедшее им на смену проанглийское правительство Центрокаспия переломить ситуацию не сумело. 

Когда 15 сентября 1918 года Кавказская исламская армия вступала в Баку, был среди по-бедителей и 23-летний подполковник Джамшид Нахичеванский.

Расстрелян точно

Но, потерпев поражение в Первой мировой войне, турки ушли, а независимому Азербай-джану пришлось менять внешнеполитические ориентиры. Джамшида это, впрочем, мало касалось. Он спокойно занимался своей службой, командуя 1-й сотней и выполняя обязанности помощника командира полка по строевой части. В конце марта 1920 года его повысили, назначив командиром 2-го конного Карабахского полка. А через месяц власть в Азербайджане сменилась. 

В ночь с 26 на 27 апреля большевики подняли в Баку восстание, предъявив правительству ультиматум о сдаче власти. К мятежникам присоединились некоторые воинские части и флот, но, главное, в страну вошла 11-я Красная армия Михаила Левандовского.

Азербайджан стал советской республикой, а его вооруженные силы должны были влиться в РККА. Первоначально полной смены командного состава не происходило, но беспокойство по поводу своей дальнейшей судьбы азербайджанские офицеры, конечно, испытывали. 

Большинство предполагавшихся к переформированию азербайджанских воинских частей оказались сконцентрированы в Гяндже и ее окрестностях, где в ночь с 25 на 26 мая и вспыхнул мятеж, переросший в кровопролитное недельное сражение. С учетом мирных жителей число погибших с обеих сторон в этих боях варьируют в широком – диапазоне от трех до пятнадцати тысяч. 

Второй Карабахский полк участия в мятеже не принимал, но после событий в Гяндже практически все офицеры старой армии были арестованы и прошли жесткую фильтрацию. Джамшид содержался в лагере на острове Нарген (Бёюк-Зиря) в Каспийском море и, выйдя на свободу через два месяца, получил назначение начхозом школы красных командиров.

В 1921 году последовало новое назначение – командиром Азербайджанской стрелковой (позднее Горнострелковой) дивизии. Одновременно он занимал должность начальника Бакинского гарнизона. Избирался депутатом ЦИК Азербайджанской и Закавказской ССР. В подписанной Орджоникидзе и Левандовским характеристике он аттестован так: «Достоин оперативно и тактически управлять всеми военными силами, включая корпус. Тихий, уравновешенный, активный и инициативный».

Но чекисты явно считали, что в тихом омуте с таким аристократическим именем черти водятся. Да и послужной список Нахичеванского выглядел скверно – за советскую власть кровь никогда не проливал, зато сражался против Бакинской коммуны.

В феврале 1931 году Нахичеванского арестовали, обвинив в участии в антисоветском за-говоре, разумеется, с националистической подоплекой. Но доказательная база хромала, и заступившийся за него Орджоникидзе вынес вопрос на политбюро. Решение было следующим: «Освободить Нахичеванского с тем, чтобы он работал не в Закавказье».

Его отправили в Москву, в Военную академию, после успешного окончания которой Джамшид Джафарович остался на преподавательской работе. В 1935 году ему присвоили звание комбрига, что примерно равнялось званию генерал-майора. 

Все вроде складывалось удачно, пока не грянули «ежовские чистки». Даже немного странно, что при особом внимание к «классово чуждым элементам» и разного рода «буржуазным националистам» руки до Нахичеванского дошли только в мае 1938 года. Но в конце концов неизбежное случилось. Смертный приговор ему был вынесен 26 августа того же года. Расстрел произведен под Москвой, на полигоне «Коммунарка». Тело похоронено в братской могиле.

Роль, сыгранная ханами Нахичеванскими в Гражданской войне, оказалась минимальной. Но обстоятельства их гибели по-особому высвечивают специфику русской катастрофы начала XX века в ее национальных аспектах. Гусейн-хан своей гибелью подтвердил верность монархической России. Судьба же его племянника показывает, сколь прихотливыми могут оказываться пути национальных элит, зачастую приводя отельных ее представителей к пропасти.

Подробнее о событиях, приведших к Октябрьской революции см. книгу «1917 год. Очерки. Фотографии. Документы»


5 Января 2019


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
85101
Виктор Фишман
68473
Борис Ходоровский
60851
Богдан Виноградов
47770
Дмитрий Митюрин
33835
Сергей Леонов
31948
Сергей Леонов
29800
Роман Данилко
29791
Светлана Белоусова
16243
Дмитрий Митюрин
15897
Борис Кронер
15068
Татьяна Алексеева
14290
Наталья Матвеева
14020
Александр Путятин
13908
Наталья Матвеева
12163
Светлана Белоусова
11461
Алла Ткалич
11459