Главная неудача Гайдара
КРАСНЫЕ И БЕЛЫЕ
«Секретные материалы 20 века» №21(537), 2019
Главная неудача Гайдара
Дмитрий Митюрин
историк, журналист
Санкт-Петербург
1283
Главная неудача Гайдара

В России при разговоре о молодых руководителях неизбежно вспоминают про Гайдара, который в 16 лет полком командовал. При этом забывается, что с комполка его быстро понизили до командира батальона. Но и в этой должности особых успехов он не добился; ведь его противником был Иван Соловьев – «хозяин тайги», если не всей, то по меньшей мере хакасской.

О противоборстве Голикова (в то время еще не Гайдара) и Соловьева в 1978 году был снят фильм «Конец императора тайги» с Андреем Ростоцким и Иваном Краско в ролях главных антагонистов. В финале Голиков лично преследует Соловьева и, когда тот переходит пограничную реку, прицеливается из винтовки, чтобы уложить бандита. И в этот момент из большой корзины за спиной «атамана тайги» высовывается голова мальчишки. Понятно, что храбрый красный командир опускает оружие, взгляд его теплеет. Исход поединка (не только военного, но и психологического) очевиден…

Реальная история не столь благостна.

Комполка в шестнадцать 

Аркадий Петрович Голиков родился 22 января 1904 года в учительской семье в городе Льгове Курской губернии. Родителей его, в отличии от многих других представителей интеллигенции, революция не разочаровала, и этот взгляд передался их сыну.

В 14 лет Аркадия уже приняли в местную большевистскую ячейку. В 15 он пошел в Красную армию и был отправлен на командирские курсы.

Периодически вместо учебы приходилось участвовать в боях; сначала подавляя крестьянские мятежи, а потом сражаясь против деникинцев.  В одном из боев сраженный осколком шрапнели Голиков упал с коня. В дальнейшем это ранение напоминало о себе страшными болями в спине, что, возможно, отразилось на его психике.

Окончив зимой 1920–1921 годов курсы «Вымпел», 16-летний Голиков действительно был назначен командиром 23-го запасного полка в Воронеже, но подавлять крестьянское восстание на Тамбовщине все-таки отправился во главе батальона.

Под началом Тухачевского ему довелось осваивать репрессивные навыки, характерные именно для Гражданской войны, включая расстрелы на месте и взятие заложников в неблагонадежных селениях.

«Тамбовскую кампанию» он завершил командиром полка, но к новому месту службы в Хакасию прибыл снова командиром батальона так называемых частей особого назначения (ЧОН), предназначенных именно для борьбы против повстанцев. 

Территория края именовалась Ачинско-Минусинским боевым районом и делилась на три участка. Вторым и должен был командовать Голиков. На день прибытия – 29 марта 1922 года – в его распоряжении находились 102 пеших красноармейца 6-го сводного отряда с четырьмя пулеметами, а также 26 кавалеристов. На момент убытия общая численность бойцов увеличилась на 37 человек. В общем, война была небольшая по масштабам. Но в Хакассии ее помнят и сегодня.

Хозяин тайги 

Иван Николаевич Соловьев родился 30 сентября 1890 года в станице Форпост Минусинского уезда Енисейской губернии в семье обедневших казаков. В 1911 году был призван на службу, которую проходил в Красноярской казачьей сотне.

О его деятельности в годы Первой мировой войны ничего не известно. Источники говорят лишь о том, что в начале Гражданской он был мобилизован в 1-й Енисейский казачий полк, получил ранения в боях с красными.

Зимой 1919–1920 годов колчаковская Россия рухнула, и Соловьев в числе других «контрреволюционных элементов» был отправлен в Ачинский дом лишения свободы, где получил год заключения.

Срок небольшой, но отсиживать его Иван Николаевич не захотел и, убежав из Красноярского концентрационного лагеря, перешел на нелегальное положение.

Новые власти выгребали продовольствие у крестьян подчистую. Недовольные стали собираться в банды, которые в случае крупных операций сливались в ватаги покрупней, а потом снова рассыпались. Иван Николаевич возглавлял так называемый Горно-конный партизанский отряд имени великого князя Михаила Александровича с небольшим постоянным костяком. Действовали его бойцы обычно верхом, постоянно меняли места базирования, были хорошо вооружены, в том числе ручными пулеметами Шоша. Налеты осуществляли на сельские органы власти, магазины, дома активистов, небольшие фабрики, рудники по добыче золота. 

Периодически к соловьевцам присоединялись группы других атаманов, и тогда численность ватаги вырастала до пяти сотен. Функции начальника штаба выполнял агроном Зиновьев, именовавшийся по своим инициалам «полковником Заком». Но роль харизматичного лидера выпала именно Соловьеву. 

По воспоминаниям людей, лично его знавших, он был человеком проницательным, не склонным делиться планами, но умевшим выпутываться из любых передряг. Добывая припасы, стремился расплачиваться за них с местными жителями, а если платить было нечем, обещал, что позже все компенсирует,и действительно после очередного удачного налета щедро делился трофеями.

Такие манеры обеспечивали ему поддержку населения, поскольку красные гораздо жестче подходили к вопросам реквизиции. С другой стороны, на благородных разбойников в чистом виде соловьевцы не тянули. Вот фрагменты воспоминаний местных жителей: «Я был еще мальчишкой, когда на моих глазах были зарублены бандитами молодые коммунисты Григорий Литвинов и Павел Изотов. Помню, как от рук бандитов погибло семь членов партии и комсомольцев. Эти люди сопровождали обоз и были схвачены соловьевской бандой в тайге. Над пленными издевались. Им отрезали уши, носы, выкалывали глаза, резали живот. После этих всех страшных пыток их тела были брошены на дорогу и истоптаны копытами лошадей».

Защитники Соловьева, возможно не без оснований, указывают, что в данном случае могла орудовать и другая банда. Просто все, что было связано в Хакассии с антибольшевистской борьбой, в той или иной степени ассоциировалось с его именем.

Заменить и отозвать

Едва ли не сразу после прибытия в Хакасию Голиков получил от Соловьева приглашение встретиться. Относительно того, состоялась ли такая встреча, мнения расходятся, но, судя по всему, если не прямые, то через агентов контакты продолжались параллельно с игрой в «казаки-разбойники».

Голиков зачастую играл в нее как мальчишка, прибегая к театральным эффектам со свиданиями в зловещих местах и расписками кровью. Но и материальные стимулы не игнорировал, расплачиваясь мануфактурой.

Силы Голиков распределил грамотно, выделив 50 бойцов для охраны села Соленоозерное и курорта на озере Шира. Остальные выполняли функцию мобильного резерва. 

Чоновец Андриян Захаров вспоминает такой эпизод: «Разведка донесла, что в районе озера Олеколь в лесу скрываются бандиты. Аркадий Голиков принимает решение: небольшим отрядом выгнать бандитов из леса, а своим отрядом следовать за ними. План был одобрен. Разведчики ехали верхней дорогой, что ближе к лесу. Когда бандиты увидели приближение чоновцев, они вышли, открыли огонь. Разведчики стали отступать к озеру. Бандиты рассчитывали потеснить отряд к озеру и уничтожить его. В это время со стороны Чебаков появился отряд под командованием Голикова. Бандиты в панике отступили, бросая оружие. Чоновцы захватили пулемет, винтовки и патроны».

Однако в агентурной работе соловьевцы оказались сильнее. Другой участник боев приводит такой эпизод: «К числу связных из местного населения принадлежала Настя Кукарцева. В целях конспирации ей дано было имя Машенька. Она попала в руки бандитов, переодевшихся в красноармейскую форму и под видом чиновников прибывших на Теплую реку, где жила Настя Кукарцева. Она поверила бандитам и через них стала передавать донесения Голикову. Этим она выдала себя и была схвачена, постоянный допрос учинял ей сам Атаман Соловьев. Ни в чем не признавшись, она погибла (расстреляли)».

В том числе из-за этого эпизода мечта поймать Соловьева стала для Голикова идеей фикс. Он стал жестче вести себя с местными жителями, грозя расстрелом за связь с бандитами. Хотя рассказы о его зверствах позже, возможно, приняли преувеличенный характер. 

Возможно, свою лепту в создание образа «малолетнего комиссара-убийцы» привнесли и местные чекисты. У Голикова, считавшего, что местное ГПУ не ведет агентурной работы, не складывались отношения с чекистами, а те, в свою очередь, решили избавиться от неудобного командира, сославшись на учиненные им реквизиции и бессудные расстрелы.

Точно установлен факт лишь одного такого расстрела пятерых «пособников бандитов», произведенного по непосредственному распоряжению Голикова. Началось расследование, закончившееся резолюцией командующего ЧОН Какоулина: «Арестовывать ни в коем случае, заменить и отозвать». 

После двух с половиной месяцев службы Голикова отозвали из Хакассии и вскоре комиссовали. Карьера военного не состоялась. Началась карьера писателя.

Атаман на лопатках

Решающий удар по Соловьеву был нанесен 7 ноября 1922 года, когда отряд в 360 чоновцев под командованием Пудченко и Овчинникова разгромил стоянку его банды около горы Верхний Зуб.

Соловьев, однако, снова ушел и перезимовал в верховьях реки Средней Терси. Составленный тогда список отряда насчитывает 93 имени, включая жену и родителей атамана.

Весной добровольно сдались красным «полковник Зак» и несколько ближайших сподвижников. Осенью была объявлена амнистия. Иван Николаевич вступил в переговоры с председателем уездного ревкома Итыгиным, даже сдал часть оружия, но из тайги пока не высовывался. 

5 апреля 1924 года с санкции властей в Чебаках прошел казачий съезд, на котором Соловьев выступил лично, а затем делегаты составили бумагу в защиту атамана. И в этот же день отряд ЧОН захватил на таежном зимовье его родителей и жену, а также еще семь женщин и четверых детей, причем, согласно рапорту, «в результате гранатного боя».

Соловьеву оставалось только сдаваться, тем более что ему обещали пощаду и должность начальника охраны на золотых рудниках.

Встреча с командиром эскадрона Николаем Зарудневым состоялась в селе Форпост 23 мая. Переговорщики выпили и в шутку поборолись, причем Соловьев положил Заруднева на лопатки. А на следующий день во время поединка-реванша Ивана Николаевича скрутили. Трое находившихся с ним соратников то ли попытались спасти атамана, то ли пытались просто унести ноги. В общем, приставленный к связанному «хозяину тайги» часовой застрелил его якобы при попытке к бегству.

Рассказывают, что, отправляясь в очередной рейд, Голиков спрашивал хакасов «Хайдар?», что означает «Куда?». Подразумевалось – куда ехать, чтобы поймать Соловьева. Такова самая распространенная версия происхождения псевдонима. А Соловьев в народных песнях остался под собственной фамилией. Остался таким, что не поймешь, плохой он или хороший.


28 Сентября 2019


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
84407
Виктор Фишман
67447
Борис Ходоровский
59937
Богдан Виноградов
47028
Дмитрий Митюрин
32529
Сергей Леонов
31446
Роман Данилко
29005
Сергей Леонов
24585
Светлана Белоусова
15431
Дмитрий Митюрин
14994
Александр Путятин
13498
Татьяна Алексеева
13219
Наталья Матвеева
13136
Борис Кронер
12884
Наталья Матвеева
11176
Наталья Матвеева
10780
Алла Ткалич
10416
Светлана Белоусова
10079