«Белые кондотьеры» в Китае
КРАСНЫЕ И БЕЛЫЕ
«Белые кондотьеры» в Китае
Константин Сакса
журналист
Ораниенбаум
210
«Белые кондотьеры» в Китае
Казаки из отряда Нечаева

16 января 1925 года нарком иностранных дел СССР Георгий Чичерин писал начальнику иностранного отдела ГПУ Мееру Трилиссеру: «Белые кондотьеры безнаказанно разгуливают по всему Китаю и, пользуясь своей высокой военной квалификацией, одерживают победы». Но как «белые кондотьеры» оказались в Китае и кого они там побеждали?

БУРЯ В ПОДНЕБЕСНОЙ

После свержения в 1911 году монархии в лице малолетнего императора Пу-И в Китае разразилась Гражданская война между диктатором генералом Юань Шикаем и республиканцами, сторонниками доктора Сун Ятсена, выступавшими под лозунгами избавления своей страны от империалистической зависимости.

Юань Шикай победил, но в 1916 году умер, после чего провинциальные губернаторы практически перестали считаться с находившимся в Пекине центральным правительством. Поскольку почти все губернаторы были военными, обычно их называли генералами-милитаристами.

Дерясь между собой, иногда они объединялись в коалиции, чтобы сообща поставить на место слишком усилившегося коллегу. А потом снова воевали друг с другом.

В разгар этой междоусобицы на родину вернулся Сун Ятсен, который, обосновавшись в третьем по величине городе Китая Гуанчжоу (Кантоне), создал партию Гоминьдан и провозгласил три народных принципа (национализм, народовластие и народное благосостояние), которые должны были превратить Китай в процветающее государство.

В Москве решили оказать помощь Сун Ятсену, и новорожденная Коммунистическая партия Китая стала частью Гоминьдана с сохранением внутренней автономии. Главное же, к Сун Ятсену, а после его смерти (март 1925-го) к его преемнику Чан Кайши из СССР потекли деньги и оружие, потянулись военные и политические советники.

Западные державы делали ставки на разных милитаристов, а конкретно японцы – на контролировавшего Маньчжурию Чжан Цзолина, который начинал свою карьеру в качестве разбойника-хунхуза. Хунхузом по молодости был и его союзник генерал Чжан Цзунчан, который и решил обратиться к эмигрировавшим в Китай русским белогвардейцам.

Организовать из них воинскую часть поручили лихому кавалеристу Константину Петровичу Нечаеву.

БЕЛОРОСЫ – БЕЛЫЕ РУССКИЕ

Став Георгиевским кавалером в Первую мировую войну, в Гражданскую он сражался под началом Каппеля в так называемой армии Комуча. Позже в войсках Колчака командовал Волжской кавалерийской бригадой. После краха колчаковского фронта прорвался сначала к атаману Семенову в Читу, а потом ушел в Китай и поселился в Харбине.

Нечаев именовался обычно по званию, полученному еще в дореволюционной армии, как полковник, хотя Семенов от широты души произвел его в генерал-лейтенанты.

Предложение Чжан Цзунчана он принял с удовольствием, отчасти и потому, что в ближайшей перспективе ему предстояло сражаться с союзниками коммунистов гоминьдановцами.

Начальником штаба Нечаева стал полковник Чехов, под руководством которого построили шесть бронепоездов. Численность русского отряда, именовавшегося 1-й бригадой 1-й Мукденской армии, к началу 1924 года насчитывала около 700 бойцов, получавших от 12 (рядовой пехотинец) до 50 (фельдфебель) долларов в месяц. Оклад командира полка и полкового священника составлял 240 долларов. В среднем такие оклады в 1,5–3 раза превышали оклады китайских солдат и офицеров, причем суммы постоянно подтягивались, следуя за темпом инфляции.

Русский отряд вместе с отрядом из 300 японских наемников и двумя китайскими ротами составили отдельное подразделение, поначалу неофициально именовавшееся Иностранным легионом.

Первым противником, с которым это войско скрестило оружие, был милитарист У Пэйфу, также заигрывавший с коммунистами. В Китае его прозвали Нефритовым маршалом (из-за пристрастия к украшениям из нефрита), что, конечно, звучало лучше, чем отражавшее гастрономические пристрастия прозвище Цжан Чжунчана – Собачье Мясо.

Но Цжан Цзунчан, при всем отсутствии у него хороших манер, обладал военным чутьем и оценил предложенную русским отрядом тактику.

Тактика эта была очень проста и основывалась на опыте Гражданской войны в России, когда армии действовали вдоль железнодорожных коммуникаций. И объединенные в дивизион русские бронепоезда оказались «джокером», который долгое время покрывал козыри конкурентов.

Уверенно продвигаясь на юг, дивизион бронепоездов сыграл решающую роль в операции по овладению крупнейшим городом страны Шанхаем в январе 1925 года. Русский отряд на тот момент состоял из 2 тысяч солдат и 800 офицеров, ранее сражавшихся у Колчака и Семенова. Так что боевого опыта у них действительно хватало.

Самым хорошо защищенным из бронепоездов был «Хунхуз», что и не удивительно. Во-первых, название обязывало, а во-вторых, судьба его была достаточно необычна.

В Российской империи в Первую мировую построили аж пять однотипных бронепоездов «Хунхуз». Первый из них был подбит еще в 1915-м. Однотипные бронепоезда № 2, 3 и 5 успешно действовали в ходе Брусиловского прорыва, № 2 позже воевал и за красных и за белых, № 5 – у петлюровцев, поляков и красных. А вот № 3 чехословаки увели в Китай, где он и достался генералу Чжан Цзунчану.

СРАЖАЯСЬ ЗА СОБАЧЬЕ МЯСО

Фактически за два-три месяца русские белогвардейцы овладели значительной частью Северного Китая и вывели из игры У Пэйфу, что, по мнению некоторых историков, затормозило развитие покровительствуемого им коммунистического движения. Тезис, конечно, спорный.

Главная проблема заключалась в том, что впечатляющий успех не подкреплялся ничем, кроме отчаянной отваги русского отряда. После взятия Шанхая коммуникации Чжан Цзолиня и Чжан Цзунчана оказались чрезмерно растянуты, и уже в феврале им пришлось отступить из Шанхая.

Под Суйчжоу противник, разобрав рельсы, сумел блокировать один из бронепоездов и уничтожить почти всех находившихся на его борту наемников. Нечаев в этих же боях потерял ногу. Тем не менее боевая репутация «белороссов» была на редкость высока, что подтверждается и цитированным письмом Чичерина.

Несмотря на тяжелое ранение, Нечаев вернулся в строй в 1926 году, приняв командование 65-й пехотной дивизией, состоявшей из одной китайской и одной русской бригады.

На пике своей боевой мощи русская бригада насчитывала 3765 человек, именуясь по имени своего командира Нечаевской бригадой.

У советской стороны существование войска «белых кондотьеров» продолжало вызывать раздражение, и Москва усилила помощь сразу двум противникам Чжан Цзолина. К Чан Кайши военным советником отправился герой Гражданской войны на Дальнем Востоке Василий Блюхер, а к действовавшему на севере «крестьянскому генералу» Фэн Юйсяну командировали бывшего командира червонных казаков Виталия Примакова.

Под руководством советских военспецов в армии Фэна тоже построили бронепоезд, но в первом же столкновении с бронепоездом белых он был уничтожен.

Далее «кондотьеры» сражались с еще одним милитаристом Сунь Чжуанфаном. Три нечаевских бронепоезда ехали вперед, «расстреливая мирных жителей и крадя все движимое». Однако сопротивление нарастало, и вскоре в отряде Нечаева осталось всего около пяти сотен бойцов.

И в этот момент начала свой Северный поход армия Гоминьдана. Руководимое Блюхером наступление развивалось столь стремительно, что, даже объединив силы, бывшие противники Чжан Цзунчан и Сунь Чжуанфан ничего не смогли ему противопоставить.

Чжан Цзунчан и его босс Чжан Цзолин сумели только удержать за собой Маньчжурию. Но в июне 1928 года Чжан Цзолин погиб в результате подрыва железной дороги, организованного то ли чекистами, то ли японской разведкой. Его место занял сын Чжан Сюэлян, прозванный Молодым маршалом.

У Чжан Цзунчана отношения с ним не сложились, а когда он вступил в открытую борьбу, потерпел поражение. Сражавшийся за Собачье Мясо и обескровленный в предыдущих боях отряд Нечаева был распущен.

Сам Нечаев поселился в Маньчжурии, которую в 1931 году оккупировали японцы. Константин Петрович играл довольно заметную роль в эмигрантском монархическом движении, и не удивительно, что многие приграничные инциденты с участием русских белогвардейцев связывались с его именем.

Естественно, когда в 1945 году пришла Красная армия, он был арестован. Решением военного трибунала 6-й гвардейской танковой армии Забайкальского фронта приговорен к расстрелу. Приговор приведен в исполнение в Чите 5 февраля 1946 года. В 1992 году Нечаев реабилитирован прокуратурой Забайкальского военного округа.

Всего за четыре года боев (1924–1928) в Китае погибло более двух тысяч русских – почти половина личного состава Нечаевской бригады. В 1926 году на русском кладбище в Цинанфу им был установлен памятник, представлявший собой высокую гранитную скалу, увенчанную восьмиконечным крестом. На памятнике на русском, английском и китайском языках была высечена надпись: «Светлой памяти русских воинов, погибших в рядах Шаньдунской армии в борьбе с большевиками».

Памятник и кладбище позднее были уничтожены китайскими коммунистами.


1 апреля 2021


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
91792
Сергей Леонов
85651
Виктор Фишман
73882
Борис Ходоровский
65508
Богдан Виноградов
52380
Дмитрий Митюрин
40952
Сергей Леонов
36408
Роман Данилко
34438
Александр Егоров
27761
Борис Кронер
27686
Татьяна Алексеева
26937
Светлана Белоусова
26721
Наталья Матвеева
25547
Светлана Белоусова
24173
Наталья Дементьева
24141