Антоновщина
КРАСНЫЕ И БЕЛЫЕ
Антоновщина
Сергей Леонов
журналист
Санкт-Петербург
1087
Антоновщина
А.С. Антонов (в центре) с группой товарищей (1919 год). Фото из фондов Тамбовского краеведческого музея

Такое название в официальной истории получило самое крупное крестьянское восстание времен Гражданской войны. Крестьянским его назвать было нельзя, поскольку это противоречило идеологическим основам. Советская власть, согласно официальной версии, выражала интересы рабочих и крестьян. А чтобы сомнений в этом ни у кого не оставалось, использовалась привычная тактика – заложников и массовых расстрелов. 

Александр Степанович Антонов, один из руководителей восстания, родился в Москве в семье отставного фельдфебеля и портнихи. Отец его был уроженцем Тамбова, а матушка коренной москвичкой. Вскоре после рождения ребенка родители переехали в город Кирсанов Тамбовской губернии, где и прошли детство и юность будущего народного героя. Александр не смог получить образования и с ранних лет начал работать в вагоно-ремонтных мастерских. То есть стал пролетарием. В 17 лет, как и многие юноши того времени, увлекся политикой, примкнув к социалистам-революционерам (эсерам). Одной из форм политической борьбы с правящим режимом революционеры разных мастей считали экспроприацию ценностей у богачей или государства. Попросту – вооруженные налеты. Рисковый характер юноши вполне соответствовал этому занятию, поэтому вскоре его включили в «боевую группу», которая, помимо налетов, занималась и иными силовыми акциями. 

В скором времени талантливым юношей заинтересовалась полиция, несколько раз ему удалось, отстреливаясь, уйти из засад. А потом и вовсе начать жить на нелегальном положении. 

Первый срок нарисовался, как обычно, глупо. 

Во время ограбления железнодорожной станции Инжавино начальник станции расплакался и упал в обморок. К удивлению подельников-эсеров, Антонов стал оказывать врагу трудового народа первую помощь. Придя в себя, начальник станции рассказал, что несколько месяцев назад кассу уже грабили и его заподозрили в соучастии в преступлении. А уж после второго сомнений в его причастности не останется со всеми вытекающими… Антонов без колебаний пересчитал деньги и написал расписку, что он экспроприирует на революционные нужды 4362 руб. 25 коп. 

Эта расписка, естественно, стала одним из вещественных доказательств в суде. 

На следствии вел себя вызывающе. Никого не сдавал. Хотя в сыскной полиции бить умели крепко. Но это тоже одна из русских национальных традиций: попался – терпи. 

Суд приговорил двадцатилетнего Александра Антонова к смертной казни через повешение. Однако командующий войсками Московского военного округа генерал от кавалерии Павел Адамович приговор несовершеннолетнему (в Российской империи совершеннолетие наступало с 21 года) приговор не утвердил, заменив смертную казнь вечной каторгой. С каторги он дважды пытается бежать. В первый раз смог перепилить кандалы, но был схвачен охраной. Во второй раз, находясь в карцере, ухитрился проделать дыру в потолке и через нее пробраться в тюремную церковь, где также был схвачен. В качестве наказания его бросили в камеру к уголовникам. Но обошлось – отбился. И даже приобрел некое уважение грамотными требованиями к администрации по улучшению условий содержания.   

После этого склонного к побегам беспокойного каторжанина перевели в Шлиссельбургскую крепость. «Русская Бастилия», или «зверинец», – тюрьма на острове Орешек строилась для особо опасных и за 200 лет не знала ни одного побега. Зато отличалась особо строгим режимом. Холод, голод, железная койка и абсолютная могильная тишина. Иные и с ума сходили. 

Но Антонова освободила Февральская революция. Вернувшись в родной Тамбов, он становится… начальником новой революционной милиции. А куда еще идти рисковому парню, если он не уголовный? На новом поприще Антонов проявляет себя с самой лучшей стороны. 

Не мудрствуя лукаво, он арестовал самых известных конокрадов и авторитетных уголовных. Создал несколько мобильных милицейских конных отрядов, систему экстренного оповещения и сбора. И не стеснялся применять оружие в ходе задержания. И менее чем за полгода установил в Тамбове почти образцовый, особенный для того времени порядок.

Самым ярким эпизодом в милицейской биографии Антонова стало успешное разоружение нескольких эшелонов с чехословаками. По соглашению с советским правительством чехи, двигаясь по советской территории, имели право оставить всего одну вооруженную роту с одним пулеметом на один эшелон. Естественно, в условиях тотального бандитизма чехословаков не интересовали подобные соглашения. Тем более что сил для исполнения договоренностей у Советов на местах было маловато. Пойди разоружи эшелон с фронтовиками. Антонов смог. Причем практически в одиночку. За что был награжден именным оружием. 

В начале 1918 года большинство в Кирсановском уездном совете перешло от эсеров к большевикам. Тут же появилась уездная ЧК. В июле 1918 года в Москве произошел знаменитый мятеж левых эсеров, отголоски которого нашли свое отражение и в провинции. Начались аресты всех так или иначе связанных с этой партией. В это время Антонов взял отпуск и уехал из города от греха. И вовремя. Нескольких его коллег из бывших эсеров арестовала ЧК. Вскоре арестованных милиционеров расстреляли. 

Когда в ноябре 1919 года по Тамбовской губернии прокатилась волна крестьянских восстаний, избежавший ареста Антонов с родным братом Дмитрием уже вполне привычно создает «боевую группу» из 12 человек, в основном бывших милиционеров, и начинают отстреливать продотряды, чекистов, членов выездных судов, агитаторов и активистов. К лету 1919 года антоновский отряд достигает уже ста пятидесяти человек. А местные крестьяне величают его не иначе как Александром Степановичем, заступником и «ослобонителем». При этом он продолжал активно бороться с преступностью и даже предлагал новому начальнику уездной милиции (который за ним охотился) план совместных мероприятий. Мол, мухи отдельно, котлеты отдельно…

Теперь несколько слов о Тамбовской губернии. Она всегда считалась зажиточной. Да, собственно, таковой и являлась. Земля щедро одаривала тех, кто на ней работал. Поэтому голодная власть наложила на тамбовских крестьян повышенный план продразверстки. В несколько раз больше, чем губерния добывала до войны. 

А чтобы выполнить план целиком, по стране еще летом 1918 года была создана Продовольственно-реквизиционная армия Наркомпрода РСФСР (Продармия). 

Продармейцы в методах не стеснялись. Специальным декретом от 9 мая 1918 года все крестьяне, имевшие «излишек хлеба» и не заявившие об этом, подлежали революционному суду и тюремному заключению на срок не менее 10 лет, бесплатной реквизиции хлеба и конфискации имущества. Так чего же церемониться с врагами. Поэтому и жгли, и плетьми пороли, и насиловали, и живыми в землю закапывали. 

Русский народ терпеливый.

Но летом 1920 года на Тамбовщине случилась засуха и неурожай. Отдавать стало нечего, сами кору и крапиву ели. А зерно отдать были обязаны. Тогда мужики взялись за вилы. 

21 августа 1920 года крупный продотряд был с особым цинизмом уничтожен восставшими крестьянами. Мужики не испытывали жалости к своим мучителям. Скорее выместили на них накопившееся. Этот день считается началом восстания. 

Восставшие послали ходоков к Антонову с просьбой возглавить. Он согласился. Тут-то и пригодилось припрятанное от власти оружие чехословаков. Не все Александр Степанович сдал законной власти. 

Военное руководство своей крестьянской армией Антонов возложил на бывшего поручика царской армии, полного георгиевского кавалера Петра Михайловича Токмакова. 

К зиме 1920 года под началом Антонова состояло почти три тысячи штыков, более двух тысяч сабель и до восьми тысяч партизан (живших не в лесах, а в своих домах, но готовых собраться по первому зову атамана). Он контролировал территорию в 20 000 квадратных километров (примерно Черногория), где успешно действовали выборные Советы без большевиков и коммунистов.  

К такому повороту событий большевики оказались не готовы, да и пример мог оказаться заразителен.  

Ранней весной 1921 года «на борьбу с антоновщиной» выступила армия. Против повстанцев власть бросила более 40 тысяч штыков и сабель, полтысячи пулеметов, полсотни орудий, восемь самолетов и четыре бронепоезда. На должность командующего советскими частями в Тамбовской губернии Центральный комитет партии большевиков назначил будущего маршала Советского Союза Михаила Николаевича Тухачевского (расстрелян в 1937 году).

Приказ № 171 

«1. Граждан, отказывающихся назвать свое имя, расстреливать на месте без суда.
2. Селениям, в которых скрывается оружие, объявлять приказы об изъятии заложников и расстреливать таковых в случае несдачи оружия.
3. В случае нахождения спрятанного оружия расстреливать на месте без суда старшего работника в семье.
4. Семья, в доме которой укрылся бандит, подлежит аресту и высылке из губернии, имущество ее конфискуется, старший работник в семье расстреливается на месте без суда.
5. Семьи, укрывающие членов семьи или имущество бандитов, рассматривать как бандитские и старшего работника этой семьи расстреливать на месте без суда.
6. В случае бегства семьи бандита имущество таковой распределять между верными советской власти крестьянами, а оставленные дома разбирать или сжигать.
7. Настоящий приказ проводить в жизнь сурово и беспощадно.
Председатель Полномочной комиссии Антонов-Овсеенко. 
Командующим войсками Тухачевский».

Тактика взятия заложников возымела действие. После публичного расстрела ни в чем не повинных, совершенно случайных людей крестьяне выдавали и оружие и повстанцев. Иногда, в особо упорствующих селах, приходилось расстрелять несколько партий заложников, прежде чем в крестьянах проявлялось «классовое сознание». Сложно сказать, как там было с сознанием, но страх появился. Партизанская армия осталась без поддержки села, а следовательно, и продовольствия. Но дальше – больше. 

Приказ № 178

«В случае появления банд… местное население обязано оказать сопротивление, уничтожая бандитов всеми возможными средствами и немедленно сообщая об их появлении в ближайшую войсковую часть или ревком. Неоказание сопротивления бандитам и несвоевременное сообщение о появлении таковых... будет рассматриваться как сообщничество с бандитами со всеми вытекающими отсюда последствиями».

Всего за месяц карательной экспедиции Тухачевского сложили оружие семь тысяч человек, а за лето 1921 года – еще 15 тысяч. Сдавшимся добровольно гарантировали амнистию. 

Иероним Петрович Уборевич, командарм 1-го ранга (расстрелян в 1937 году по «делу Тухачевского»), в 1921 году заместитель командующего войсками Тамбовского района: «1000 бандитов сдалось – 1000 расстреляно, 500  сдалось – 500 расстреляно…» 

К осени 1921 года восстание было потоплено в море крови. Оставшихся в живых соратников Антонов распустил по домам, сам с братом Дмитрием еще полгода скрывался в тамбовских лесах, пока в июне 1922 года на их след не напала оперативная группа ГПУ. Вечером 22 июня 1922 года в селе Нижний Шибряй Тамбовской губернии они оба погибли в бою с чекистами, отстреливаясь с чердака дома, пока дом не подожгли. Антоновы вырвались на улицу, но, раненые, пробиться сквозь девять стволов уже не смогли. 

Трупы братьев привезли в Тамбовский Казанский монастырь для опознания и бросили на пол в кладовке. Пока проводились следственные действия, крысы успели объесть их тела.

Подробнее о событиях, приведших к Октябрьской революции см. книгу «1917 год. Очерки. Фотографии. Документы»


13 Ноября 2019


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
85110
Виктор Фишман
68483
Борис Ходоровский
60859
Богдан Виноградов
47786
Дмитрий Митюрин
33851
Сергей Леонов
31960
Сергей Леонов
30046
Роман Данилко
29826
Светлана Белоусова
16258
Дмитрий Митюрин
15907
Борис Кронер
15096
Татьяна Алексеева
14318
Наталья Матвеева
14044
Александр Путятин
13911
Наталья Матвеева
12197
Светлана Белоусова
11491
Алла Ткалич
11487